городской репортаж

Жизнь сапера висит на проводке

Какой выбрать: черный или красный?

– Але-але, это дежурная часть? – звучит в телефоне взволнованный женский голос. – В кафе "Ника" заложена бомба. Что нам делать?

– Не беспокойтесь, саперы выезжают, – отвечает дежурный, параллельно набирая по телефону сапера Нигматулина.

– Тимур, у кафе "Ника" бомба. Выезжай, – командует дежурный.

Через 10 минут Тимур Тимербаевич подъехал к кафе.

– Всем отойти! Людей из домов эвакуировать, – раздает команды сапер, а сам отправился к урне, где в любую минуту может взорваться радиоуправляемая граната…

От взрыва спас садовый сучкорез

Район вмиг оцепляют. Тимур Тимербаевич надевает защитный костюм, берет в руки 60-килограммовый щит и идет к урне. Из урны торчат провода.

– На улице в тот день была жара неимоверная, – вспоминает спустя много лет после "того случая" сапер Тимур Нигматулин. – На мне костюм, пот течет в глаза, ничего не видно. Сомнений в том, что нужно резать провод, не было. Из подручных средств – только садовый сучкорез. Им-то я и перерезал провод.

Когда все кончилось, можно было, наконец, снять тяжелый защитный костюм, прислонить к стене щит, утереть пот и расслабиться. Тимур Тимербаевич закурил. Он курил одну сигарету за другой, без остановки. Для человека, который за всю жизнь курил лишь несколько раз, это было верхом стресса.

– Я был уверен в себе. Но после того как обезвредил гранату, меня всего заколотило. Страшно хотелось курить, – рассказывает Тимур Нигматулин.

Был 1995 год. Место действия – Казань. Сапер Тимур Нигматулин впервые в России обезвредил радиоуправляемый снаряд массой 600 граммов в тротиловом эквиваленте. До этого "его" случая еще никому в России сталкиваться с подобными устройствами не приходилось.

Первый теракт

Тимур Тимербаевич родился и вырос в Тюменской области, в маленькой деревушке Средний Тарман. Отец Тимура Нигматулина был военным.

– Я очень гордился отцом. Мужики в деревне кто трактористом работал, кто коров доил – а мой отец был военным. Это считалось очень почетным. Именно со своего отца я решил брать пример. И уже с детства понял, что стану военным, – вспоминает Тимур Нигматулин.

Маленький Тимур целенаправленно шел к поставленной цели. Он с головой окунулся в учебу, ежедневно занимался физкультурой, с утра обливался холодной водой – для закалки.

К девятому классу самостоятельно принял решение поступать в суворовское училище. Но из-за бюрократических проволочек не поступил. Обижаться Тимур ни на кого не стал, решил закончить школу – и поступать снова. Поступил в Тимирязевское высшее военно-командное училище, на радио-телемеханический факультет. После училища служил на Урале. С 1986 года был переведен для прохождения службы во Владимир.

– В 1994 году я вышел в запас. Как раз в это время мне позвонил приятель из Казани и предложил работу. Сказал, что нужен специалист по обезвреживанию взрывоопасных предметов, – говорит Тимур Нигматулин.

В 1994 году из Татарстана интенсивно выводили все российские воинские части. Это было связано с обретением Татарстаном суверенитета "сколько можете взять". Вывод воинских частей повлек за собой острую нехватку квалифицированных военных, поэтому и пригласили Тимура Нигматулина.

Тимур Тимербаевич вспоминает – было очень много работы. Все 10 месяцев, что Нигматулин провел в Казани, приходилось выезжать на обезвреживание взрывоопасных предметов по нескольку раз в день. Иной раз приходилось работать даже со снарядами времен Гражданской войны.

– Взрывать старые гранаты, конечно, опасно, но по сравнению со случаем у кафе "Ника" – ничто. По сути, то, что случилось у кафе, – это был самый настоящий, спланированный террористический акт. Напомню, это был 1995 год. Через два года в Пятигорске две террористки-смертницы все-таки применили это оружие против мирных людей. После этого случая радиоуправляемые гранаты стали закладывать везде: в машины, нашпигованные тротилом, в подъезды домов. А все почему? Да потому, что сделать радиоуправляемое взрывное устройство очень легко, – рассказывает Тимур Тимербаевич.

"Умелые руки"

Человеческая мысль не стоит на месте. "Умельцы" сейчас могут изготовить любые взрывные устройства. Начиная от простых, с часовым механизмом, до сложных, реагирующих на вибрацию и тепловое излучение человека.

– Например, во Владимире есть магазины, в которых стоят так называемые биосенсорные выключатели света. Человек, входя в такое помещение, вносит электрическую емкость (то есть, свое тело). Происходит изменение электрического поля в комнате – и включается свет. Если присоединить несколько проводочков к взрывчатке, вместо включения света произойдет взрыв, – делится Тимур Нигматулин.

Переходя на шепот, словно боясь быть услышанным, Тимур Тимербаевич рассказал, что событие в Беслане – это далеко не самое страшное, что может произойти. Во Владимире достаточно много промышленных предприятий, которые в своей деятельности используют сильнодействующие ядовитые вещества. Эти вещества возят целыми цистернами по железной дороге. Если, не дай Бог, взорвать одну из цистерн, когда ветер будет идти на Владимир, на следующее утро весь город может не проснуться.

– Путин правильно сказал в обращении к народу после трагедии в Беслане – нужно объединяться. Это не значит ходить толпами по улице, сцепившись за руки. Это не значит подходить к выпивающим во дворе "синякам" и выпивать с ними. Объединиться – это значит быть бдительными, обращать внимание на оставленные без присмотра вещи, сообщать о подозрительных людях органам милиции. Очень важно не перегнуть палку.

Многие считают, что ловить террористов должны только органы, а самим делать ничего не надо. Надо! Надо помогать. С этой идеей люди должны объединиться. Если мы этого не сделаем, если не поймем, что терроризм – проблема одна на всех, то мы, как неопытный сапер, перережем не тот провод и взлетим на воздух.

Подготовил Макс ЕФРЕМОВ.

г. Владимир.

КСТАТИ

После обезвреживания радиоуправляемого взрывного устройства Тимур Тимербаевич получил премию в размере 60 тысяч неденоминированных рублей. В переводе на сегодняшние деньги премия составила 60 рублей. Зато люди, которые во время операции по обезвреживанию находились в отпуске, получили ордена "За личное мужество" и повышение по службе.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

Тимур Нигматулин рассказывает об одном курьезном случае, произошедшем с ним в Казани:

– Несколько месяцев я работал в Казани. Часто выезжал на обезвреживание гранат, мин, причем многие из них остались со времен Великой Отечественной, а некоторые – даже с Гражданской. Сначала меня это очень удивляло, а потом привык.

Но однажды я был поражен. Мне позвонили из милиции и попросили срочно приехать. Я понял – опять нашли гранаты или что-то в этом роде. Приезжаю в отделение. За столом сидит опер, перед ним старушка, а на столе почтовый ящик с "лимонками".

Как рассказала бабуся, такую посылочку она получила от внука, который служил срочную. Предприимчивая бабушка не нашла ничего лучше, как взять посылочку и пойти на базар – продавать гранаты. Там-то ее и "повязали" с поличным.

В тюрьму бабушку никто сажать не стал, но предупреждение сделали. Сказали только: "Еще раз – и…". Бабушка все поняла и на рынок с таким багажом больше не ходила.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике