Погорельцы хотят разъехаться

После пожара две семьи, одна из которых - приемная многодетная - не могут больше оставаться под общей крышей

Погорельцы хотят разъехаться

После пожара две семьи, одна из которых – приемная многодетная – не могут больше оставаться под общей крышей

В Камешкове сгорел двухэтажный жилой дом. В нем жили две многодетные семьи – Королевых и Дорофеевых. В первой растут три родные дочки, во второй – четверо своих и шесть приемных ребятишек. Это – приемная семья, которая раньше называлась семейным детским домом.

Соседство поневоле

Именно дом положен был этой семье. Местная администрация получила проект, который, однако, не смогла осуществить. Так возникла необходимость поселения приемной семьи Дорофеевых в дом-новостройку, предназначенную для работников городских служб. Одну "половинку" занял с семьей из трех человек Александр Королев, работавший в ту пору главным инженером в одной из служб.

"Несправедливость" была столь явной, что приемная мать Людмила Дорофеева предложила городским властям рассмотреть вопрос об отселении Королевых. В этом случае появился бы тот самый семейный детский дом.

Но тут уж Королевы стали бороться за свою жилплощадь. Им "простили" излишки метража, когда узнали, что они ждут второго ребенка.

В приемной семье дети оказались в тесноте. И это не тот случай, когда " в тесноте, да не в обиде". Приемная семья контролируется очень тщательно, в том числе и по метражу жилплощади на каждого ребенка. Тогда приемные родители – Николай и Людмила – приняли решение надстраивать второй этаж. Предложили соседям. Тем площади хватало, но деваться им было некуда. Людмила заявила, что иначе добьется, что весь второй этаж будет ее.

Так Королевы были втянуты в стройку, которой не хотели, но которую вели несколько лет.

И вот пожар. Он уничтожил плоды многолетних усилий. Огонь пришел с половины Дорофеевых.

Александр Королев работает в Подмосковье. Он сам водит машину, но тут за ним на своем автомобиле поехали родственники. Нельзя с таким горем человеку садиться за руль.

С почерневшим лицом хозяин пошел на пепелище и лег на остывшие головни. Никто не смел с ним ни о чем говорить. В тот вечер Александр решил, что отстраиваться на пепелище должен один хозяин: либо он, либо Дорофеев.

Об этом у него с соседом состоялся откровенный разговор. Королев назначил "отступного" в 200 тысяч рублей.

– У меня нет таких денег, – ответил ему Николай Дорофеев.

– Тогда я тебе дам триста тысяч. Ты ищи участок и стройся в другом месте.

Нам позвонили в редакцию жители улицы и попросили помочь в разрешении ситуации. Королевы и Дорофеевы должны разъехаться.

На болоте груши не растут

Уже до областного департамента социальной защиты населения дошли слухи, что Дорофеевы отказались от предложенного им готового помещения. После ремонта город готов был подарить им этот дом насовсем.

Мы поехали смотреть "дареного коня". Это было пустующее здание магазина. Сквозь провалы в потолке виднелись сгнившие перекрытия. Чтобы привести такое помещение в порядок, нужны большие деньги. У приемной семьи их нет.

Сзади магазина раскинулась болотина. Без мелиоративных работ, или по меньшей мере ссыпки земли с доброй сотни КАМАЗов, сад здесь не развести.

На пепелище у Дорофеевых сад был. И теперь там стоят грушевые деревья с опаленными огнем плодами. Там, на пепелище, – живые корни семьи. Здесь не было ничего. Они приняли решение отказаться от предлагаемого "подарка".

У руководителей администрации хватило такта не настаивать на своем предложении и уже предложить новый земельный участок Королевым.

Пропал бы мальчонка

Сейчас семья Дорофеевых проживает в квартире, которая "забронирована" за их приемным сыном. Саша вырастет, и у него будет где начать самостоятельную жизнь.

Жители дома, которых мы встретили во дворе, сказали, что мать мальчика пристрастилась к спиртному и ему повезло, что он попал в приемную семью. К Дорофеевым отношение уважительное.

Как разместились Дорофеевы? Благодаря помощи местной администрации сносно. Из государственного детского дома, расположенного в Камешкове, семье сразу выдали 11 одеял, 11 подушек, 11 наборов постельного белья, несколько кроватей. Укрепили дверь, заказали стекла, выделили средства на косметический ремонт квартиры. Помогают приобретать одежду, обувь для ребят. Кстати, подобную помощь школьникам получили и Королевы.

Официальные органы больше помогают Дорофеевым. Почему – понятно. Помощь прямо пропорциональна количеству детей.

Разговоры, разговоры

Людская же молва делится. И у Королевых сочувствующих оказалось больше. Они – пострадавшие, Дорофеевы – виноватые. Люди стали судачить, что не смогли Людмила и Николай уследить за своей "оравой".

– Подобные разговоры очень опасны, – говорит Людмила. – У ребят есть дом, семья. Если бы они хотели уйти в приют, им бы никто не препятствовал. Я могу кому угодно доказать, хорошие растут у нас ребята.

Я смотрю на озабоченных пареньков и девчат. Игорька взяли, когда ему был год и семь месяцев. Сегодня ему шестнадцать. Илюшу брали, когда ему и четырех не исполнилось. Теперь он студент. Ему идет двадцатый год.

Людмила Михайловна больше всего гордится тем, что ее дети живут самостоятельно в разных городах России. Жанна и Жорж трудятся в Москве, Геля – в Вязниках, Белла – во Владимире… Наташа, Толя, Андрей закончили колледжи. Андрей продолжает обучение в Ковровской политехнической академии. Все младшие посещают школу.

Приемные родители знают, как справиться с такой "оравой" детей. Уже получив статус приемных родителей, Николай и Людмила засели за учебники. Людмила Михайловна закончила Владимирский педагогический университет и стала специалистом – психологом. Но главная педагогика в семье – трудовая. Шесть соток земли при доме и еще 8 в поле. Есть и дача. На подворье живность. Много держали техники: мотоблок, два легковых автомобиля, 4 мотоцикла.

На технику ребята заработали сами. Кто летом скотину пас, а кто в студотрядах трудился. Понятно, что на новенькие мотоциклы не набралось, но Николай Анатольевич – настоящий механик, подержанные мотоциклы привели в порядок.

Как не понять, что на половине Дорофеевых, где пацаны паяют, режут металл, применяя электричество, замыкание в сети может произойти скорее, чем у Королевых, где растут три девочки. Беда может прийти и от бытовой техники, которой в приемной семье опять же больше. Пожарные окончательный диагноз еще не поставили, однако Дорофеевы чувствуют себя виноватыми. С их "половинки" пришел огонь. От того, что соседи сумели выкатить машину, спасти мебель, не легче. У Дорофеевых сгорели и мебель, и мотоблок, и "Волга", и мотоциклы. Пожарные чудом выкатили "Ниву", а сами жильцы вынесли телевизор.

Сгоревший дом можно быстро отстроить, если не восстанавливать второй этаж. В такой ситуации Дорофеевы остаются на метраже, который первоначально значился в ордере. То есть в тесноте. Чтобы претендовать на "половину" Королевых, надо выполнить их условие о 200 тысячах.

– Я их понимаю, – говорит Людмила Михайловна. – Им надо строиться на другом месте. И будь у меня такие деньги, я бы немедленно их отдала. Но у меня надежда только на добрых людей. Если помогут, то будет у моей семьи новый дом, а нет – ютиться нам в той квартирке. Без мебели, без настоящих кроватей, без письменных столов. Опубликуйте, пожалуйста, мой счет.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

г. Камешково.

Для желающих помочь сообщаем: в филиале N 8611/0155 Владимирского отделения N 8611 СБ РФ на имя Людмилы Михайловны Дорофеевой открыт лицевой счет N 42301810710042254134/01.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике