история нашего края

Птенцы гнезда Платона

Именно так можно назвать воспитанников Владимирской Духовной Семинарии, многие из которых стали видными государственными и религиозными деятелями России.

Самый известный из них, конечно, Михаил Михайлович Сперанский

Так назвал своих однокашников по Владимирской Духовной Семинарии один ее выпускник в стихотворении к очередному выпуску. Ода прозвучала на выпускном акте Семинарии, когда немало ее выпускников прославили себя в различных сферах общественной деятельности. Юный поэт, сочинивший оду, не поскупился на высокие слова – в тот момент, когда он прощался с товарищами, один из выпускников Владимирской Семинарии переживал взлет карьеры.

Речь идет о Михаиле Михайловиче Сперанском, чье имя сделало его родное село Черкутино историческим. Перемены в судьбе сына священника и по сей день кажутся загадкой. Но в числе обстоятельств, из которых складывался жизненный путь Сперанского, кроме везения, были и иные, закономерные и объяснимые.

Издревле рождала наша земля государственных и церковных деятелей. Лишь в XVIII веке отсюда начали восхождение к вершинам церковной власти три Патриарха, десятки митрополитов и епископов, в том числе епископ Митрофан Воронежский, митрополиты Илларион Суздальский и Павел Тобольский.

Накануне петровских реформ талантливый юноша из Суздаля Петр Артемьев, окончив Славяно-греко-латинскую Академию, продолжил учебу в Италии, став впоследствии одним из незаурядных мыслителей. Так прокладывалась дорога, по которой спустя несколько десятилетий отправился в жизнь и Сперанский.

В петровских реформах находят множество изъянов, однако ценой огромных усилий были устранены излишние препятствия на пути самородков из провинции. Самым известным из них был Ломоносов. Однако вслед за холмогорским помором отправилась покорять столицы целая плеяда сыновей владимирских священнослужителей. Первым ее представителям пришлось доказывать право на образование в одиночку.

Успех сопутствовал сыну суздальского священника Дмитрию Виноградову (он известен как основоположник русского фарфора) и сыну пономаря из села Большие Всегодичи Ковровского уезда Григорию Драницыну, избравшему стезю богослова.

Виноградов пережил славу при жизни, но умер молодым. Судьба Драницына сложилась иначе. Приняв монашество с именем Геннадия, он дослужился до должности ректора Славяно-греко-латинской Академии. Это облегчило жизнь другим юношам из священнических семей Владимирской епархии. По проторенной дороге отправились в Москву Андрей Подобедов с погоста Стогов Переславского уезда, Михаил Смирнов из с.Алексино Александровского уезда, Михаил Гумилевский из Владимира.

Одновременно с созданием в 1744 году Владимирской епархии ее правящий архиерей, епископ Платон (Петрункевич) начал хлопотать перед властями об открытии во Владимире Духовной Семинарии. Это увенчалось успехом в 1749 году. Поэтому старейшее учебное заведение Владимира называли "гнездом Платона".

С первых дней Владимирская Духовная Семинария заявила о себе успехами в изучении древних языков. Вернувшийся в родные места епископ Геннадий (Драницын) попытался создать Духовную Семинарию в Суздале, но потерпел неудачу. Владимирская же Семинария закрепила успехи поступлением в Славяно-греко-латинскую Академию лучших выпускников: владимирца Василия Алявдина и Ивана Клементьевского из села Клементьево Суздальского уезда.

К концу XVIII века юноши, пришедшие из владимирских городов и сел покорять столицы, дошли "до степеней известных": архиепископ Мефодий (в миру Михаил Смирнов) стал ректором Славяно-греко-латинской Академии, митрополит Амвросий (в миру Андрей Подобедов) возглавил Петербургскую епархию и осуществил крупнейшую в истории православия реформу богословского образования, архиепископ Ириней (в миру Иван Клементьевский) был избран членом Императорской Академии Наук и членом Святейшего Синода.

Деятельность митрополита Амвросия и архиепископа Иринея в Санкт-Петербурге сделала доступной для их земляков и северную столицу. А их связи в свете открыли для выпускников Владимирской Духовной Семинарии двери университетов и возможность карьеры на государственном поприще.

К плеяде одаренных церковных историков и богословов, чья жизнь сложилась удачно (трагично завершилась лишь судьба Михаила Гумилевского – епископа Моисея: при неясных обстоятельствах он был убит прислугой в 1792 году в своей резиденции в Феодосии, но успел войти в историю как первый переводчик на русский язык Гомера), присоединилась не менее блистательная плеяда выходцев из Владимирской Семинарии. Ректор Харьковского университета Тимофей Осиповский (родом из села Осипово Ковровского уезда), физик, математик и лингвист Тимофей Перелогов (уроженец села Перелоги ныне – Юрьев-Польского района), Иван Дмитриевский -первый историк Владимира, Григорий Шиповский – видный переводчик своего времени.

К этой же плеяде принадлежал и Михаил Сперанский. Но его судьба сложилась по-особому. Первый взлет в карьере сына священника из села Черкутино произошел во времена, когда Петербургскую епархию возглавлял митрополит Амвросий (Подобедов), а членами Святейшего Синода были архиепископы Мефодий (Смирнов) и Ириней (Клементьевский). Три этих иерарха, сыновья владимирских священников, сыграли свою роль в звездной судьбе земляка. Доподлинно известно: Михаил Сперанский сейчас наиболее известен из всех выпускников Владимирской Духовной Семинарии за все годы ее существования.

Его восхождение к вершинам власти было бы невозможно без незаурядных личных качеств. Оно происходило не только благодаря, но и часто – вопреки обстоятельствам. Годы учебы Сперанского во Владимирской Духовной Семинарии совпали с периодом правления во Владимирской епархии епископа Виктора (Анисимова) – человека жестокого, установившего в Семинарии суровые порядки.

В 1800 году епископ Виктор за чрезмерную жестокость был уволен с кафедры. Однако Сперанский на всю жизнь сохранил уважение к нему. Без суровой требовательности не смогла бы сложиться карьера государственного деятеля. Жестокой была сама эпоха, да и если бы епископ Виктор был незначительной фигурой, его правление не ознаменовалось бы важными для страны событиями в епархии – учебой во Владимирской Семинарии Сперанского и рукоположением в диаконский сан будущего всероссийского подвижника Серафима Саровского (это произошло в 1786 году в Успенском соборе Владимира).

В годы правления епископа Виктора было заложено новое здание Духовной Семинарии, а ее ректором был назначен архимандрит Павел (Предтеченский) – знаток древних языков, человек интеллигентный и мягкий. Он ввел в Семинарии издание журнала "Семинарский вестник", чтение семинаристами на экзаменах по языкам собственных стихов, написанных по-гречески, по-французски и по-латыни, написание научных трактатов и сочинение к выпуску коллективной оды.

Жесткость епископа Виктора была основана на благих намерениях, упорстве в исполнении служебного долга. Его организаторские способности в не меньшей степени, чем звездная судьба Сперанского, способствовали появлению в XIX-XX веках новых "птенцов гнезда Платона".

Среди них были один из первых церковных историков филаретовской эпохи архиепископ Владимир (Алявдин), окончивший Владимирскую Духовную Семинарию на рубеже XVIII-XIX веков, один из инициаторов синодального перевода Библии архиепископ Агафаигел (Соловьев), сенатор А.Вишняков, положивший начало новой политики Российской Империи по отношению к церковному расколу, – второй после Сперанского крупный государственный деятель, вышедший из Владимирской Духовной Семинарии, "Владимирский Плутарх" А.Смирнов и другие.

Обилие выходцев из стен Владимирской Семинарии во всех сферах жизни российского общества XVIII – начала ХХ вв. свидетельствует о высоком интеллектуальном и духовном потенциале нашего края. Сегодня его раскрытию способствует краеведческий конкурс "Знай и люби родной Владимир".

А.ТОРОПОВ, преподаватель Владимирской Свято-Феофановской Духовной Семинарии, член жюри конкурса "Знай и люби родной Владимир".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике