В моей смерти доктора N прошу не винить

"Стопроцентную гарантию может дать только страховой полис!" – любил говаривать бессмертный О.Бендер. Там же один из героев утверждал: "Согласие – есть продукт непротивления двух сторон".

С недавних пор в отдельных больницах Владимирщины эти литературно-карикатурные реминисценции тоже взяты на вооружение. В центральной городской больнице Коврова больным перед госпитализацией "в добровольно-принудительном порядке" предлагают подписать нечто вроде "завещания". На канцелярите бумага именуется так: "Информированное согласие пациента на выполнение инвазивного исследования, вмешательства, операции".

Заведующий горрайздравотделом Алексей Калинин:

– На мой взгляд, применение такой "расписки" вполне правомерно – требованиям "Основ…" инициатива медиков вполне отвечает. В законе не конкретизировано, в устной или письменной форме она должна заключаться. Единственное упущение врачей ЦГБ – они все-таки, кажется, должны ставить фамилию конкретного лечащего врача. В больницах Москвы и Санкт-Петербурга такой документ составляется давно, вот и наши воспользовались.

Дословно

"Настоящее добровольное информированное согласие составлено в соответствии со ст. ст. 30, 31, 32, 33 "Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан"

– Мне, (ФИО), разъяснены состояние моего здоровья и характер предстоящих необходимых диагностических и лечебных мероприятий.

– Настоящим я доверяю врачу (ФИО врача) и его коллегам все необходимые для установления диагноза и лечения моего заболевания исследования, вмешательства и операции.

– Содержание указанных выше медицинских действий, связанных с ними рисков, осложнений и последствий, включая и смерть, мне известно.

– Я понимаю, что в ходе выполнения указанных выше медицинских действий может возникнуть необходимость выполнения другого вмешательства, исследования или операции. Я доверяю врачу и его коллегам принять соответствующее решение в соответствии с их профессиональными суждениями и выполнить любые медицинские действия, которые врач сочтет необходимыми для улучшения моего состояния".

Случай
из практики

Недавно одна молодая мать привела в приемное отделение ковровской ЦГБ дочурку с подозрением на аппендицит. Молодой врач философствовал на темы здравоохранения и не собирался приступать к снятию острой боли, пока подпись не будет поставлена.

Подписать родительнице предстояло пустой бланк – фамилии ответственного врача там и рядом не стояло. И на требование второго экземпляра ("согласие – продукт ДВУХ сторон!") врач ответил категорическим отказом.

Не согласился ей выдать на руки этот документ и зам главного врача ЦГБ А.Полтырев: "Врачебная тайна!".

Какая? Там всего-навсего идет речь о БЕЗГРАНИЧНОМ (вплоть до летального исхода) доверии врачу и ни слова о диагнозе, медикаментах, способах инвазивного вмешательства – что и является тайным.

Куда было податься матери, страдающей от вида больной дочери – пришлось подмахнуть.

Попытка
комментария

Мы попытались получить комментарии у юристов и представителей медицинской сферы обслуживания.

У каждого своя правда

Юристы вначале согласились прокомментировать случай в Коврове. Но на следующий день отказались от сотрудничества, сославшись на запутанность дела и отсутствие доказательств:

– Поговорив с врачами и коллегами-юристами, однозначно вынести какой-то приговор нельзя, – сказал нам один из них. – Да, когда врач отказывается от оказания медпомощи, он нарушает закон и права пациента. Подписав подобный документ, пациент, если его заразили желтухой или СПИДом при операции, вправе подать в суд на медучреждение. Но сам факт заражения довольно трудно доказать. Попробуйте обратиться к правозащитникам. Может, вам они помогут.

Из чиновников-медиков с "Призывом" согласились сотрудничать лишь работники департамента здравоохранения области. Городской отдел участвовать в полемике отказался, сославшись на "старшего брата". В лечебном отделе департамента заявили:

– Наверное, что-то пациент напутал. Больной должен быть информирован о диагнозе, о предстоящей операции. Он подписывает документ в знак согласия, что ознакомлен с ходом лечения и возможными осложнениями. Врач оберегает себя от исков, которые участились в последнее время. Раньше пациенту не говорили, что будут делать с ним, как лечить. Обратитесь к юристам нашего департамента.

Юрист департамента здравоохранения Татьяна Прогоннова заявила:

– "Информированное согласие" подписывается во многих больницах, в том числе и в областной. Любое вмешательство врача, чтобы не были нарушены никакие права, разъясняется пациенту. Я не в курсе, как документально оформляется это соглашение, выработан ли единый документ. Но "Согласие" предусмотрено "Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан". Медик не мог отказать в помощи, такого не может быть!

Главный педиатр департамента Ольга Анфимова :

– Об этом случае в Коврове мы уже наслышаны. На мой взгляд, здесь уже работает непонятная обида матери.

Как подписывается информированное согласие, законом не определено. Врач может получить согласие на операцию в устной беседе, подпись на бланке, а потом вклеить в историю болезни. Если человек или доверенное лицо, опекун отказывается подписать согласие на операцию, созывается консилиум. Если угрозы жизни нет, операцию не делают.

По ковровскому примеру, когда пациента готовят к операции, фамилию врача не всегда указывают сразу. Потому что может быть дежурный врач, а основной в это время оперирует. И еще неизвестно, кто будет отвечать за больного.

Отсебятина

Умиляет саморазоблачительное "в соответствии с их профессиональными суждениями". Пациенту может пригрезиться, что квалифицированные узкие специалисты тут вовсе перевелись, раз больница так страхуется от своих огрехов.

Да и представители прочих профессий, чего доброго, начнут прибегать к "распискам". Представляете, стюардессы просят во время взлета пассажиров подписать: "в случае отклонения от заданного курса может возникнуть необходимость посадки на лесополосе". И никуда не денешься – паришь в небесах и пристегнут ремнями.

Но никакой реальной страховки эта бумага врачам не дает. Опытный консилиум при "разборе полетов" все равно установит степень их вины.

Материалы полосы подготовили Анатолий ПАРФЕНОВ и Елена НИКОЛАЕВА.

Ковров – Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике