Медстрах не пугает. Он лечит. Но как?

Правительство намерено внести изменения в закон об обязательном медицинском страховании

Медстрах не пугает. Он лечит. Но как?

Правительство намерено внести изменения в закон об обязательном медицинском страховании

В травмпунктах области появились объявления: "Прием только по страховым полисам". Значит ли это, что гражданам могут отказать в неотложной помощи?

К чему такой ультиматум?

За комментарием мы обратились к главному врачу владимирского травмпункта Алексею Каковкину. Он просит не сгущать краски:

– Никому из обратившихся за экстренной помощью мы не отказали. Полисов у большинства пациентов нет. Люди ведь не предполагают, что их рабочий день мог начаться с обращения к врачу. Да и прежде никаких полисов в "скорых" не требовали.

Теперь порядок изменился. С 1 января учреждения "скорой помощи" переведены в систему ОМС. Это означает, что 5 статей расходов – зарплата персонала, начисления на нее, питание больных, обеспечение медикаментами, закупка мягкого инвентаря с бюджета переложены на плечи фонда ОМС. А он платит за конкретного пациента по его страховому полису. Не предъявлен документ – не начислена оплата лечебному учреждению. То есть, из-за того, что пациенты "скорой", как правило, не приносят с собой полисов, медперсонал уже в январе может потерять в зарплате.

Конечно, оформление лечения обрастает лишней бюрократией. Но врачам-то куда деваться?

Тревога граждан по поводу того, что без полиса бригада "скорой" заболевшего человека не возьмет, оказалась ложной. Главный врач БСП Юрий Сажин заметил, что с каждым таким случаем в больнице будут тщательно разбираться. Полиса может не быть у гражданина по разным причинам. Например, он не положен сегодня сотрудникам силовых структур. В то же время ни милиция, ни ФСБ не имеют в области специализированных учреждений, способных оказать экстренную медицинскую помощь. Или человек оказался без прописки и полис не получил.

В таких случаях помогут так называемые муниципальные койки, которые оплачивает мэрия. Во Владимирской БСП таких коек 40.

В обычном же случае, вызывая "скорую", следует позаботиться о страховом полисе заболевшего.

Тот ОМС
мы потеряли

Когда вводилось обязательное медицинское страхование (а случилось это 10 лет назад), все бросились считать выгоды, которые получили. Главным было то, что фонд аккумилировал средства на медицину и что они направлялись прямо в лечебные учреждения.

А еще важнее то, что у клиента появилось право выбора больницы и врача. От этого в конечном счете зависело благополучие последних, их будущее.

Но мечты не сбылись. Клиент по-прежнему без прав. Лечится не там, где желал бы, а по месту жительства. Если даже нет узкого специалиста, надо ждать, с кем договорится о приеме родная поликлиника.

Больница подает в суд

Права пациента с полисом ОМС сведены к минимуму. Вопиющим последствием нарушения прав стала угроза, нависшая над одной из любимых у владимирцев больниц – железнодорожной. Ей хотели, по мало понятным причинам, сменить профиль.

Мало кто знает, что каждой больнице устанавливается так называемый муниципальный заказ. Для "железнодорожки" в прошлом году он составил всего 17 тысяч койко-дней. Для выполнения такого плана достаточно, чтобы действовало постоянно 53 койки, а их в больнице 190.

Неосведомленный читатель воскликнет, кто же мешает принимать больше? Кто лежал в стационаре "железнодорожки", тот скажет, что там свободных мест нет. Люди рвутся на лечение именно сюда. И врачи идут навстречу больным. Хотя им рекомендуют держаться в рамках лимита.

"Непослушание" обошлось врачам дорого. К ним применили понижающий коэффициент при оплате за оказанные медицинские услуги.

Доктора не согласились и обжаловали сие действие в Арбитражном суде. Они считают, что приказ действовать в пределах утвержденных объемов медпомощи и выделенных на это средств противоречит федеральному закону об ОМС.

Среди документов, предоставленных в суд, есть и копия ответа медикам председателя ЗС Анатолия Боброва. Он признает, что применение понижающего коэффициента противоречит законодательству.

По словам главного врача "железнодорожки" Любови Бобровой, муниципальный заказ должен выстраиваться снизу, с учетом статистики работы за последние 3 года. Если люди идут лечиться в "железнодорожку", то для муниципалитета это серьезное основание увеличить ей заказ. И врачи это доказали, план им подняли более чем вдвое – до 39350 койко-дней. Но судебное дело врачи не закрывают. Вернуть часть недоплаты для них – дело принципа.

Стоит ли после таких фактов на местах удивляться тому, что правительство готовит реформу ОМС?

– Мы по-прежнему, – заявил премьер-министр Михаил Касьянов, – финансируем койко-места, а не конкретные услуги медицины населению.

Поясок затянется туже

По проекту нового закона система ОМС к 2008 году должна стать бездефицитной. Называются 3 источника: софинансирование из федерального бюджета – примерно 17 млрд. рублей, взносы субъектов Федерации за неработающее население – порядка 20 млрд., и еще 10 млрд. – от эффекта централизации ЕСН (единого социального налога).

Но за счет централизации ЕСН предполагается оказать помощь наиболее неблагоприятным регионам.

Кроме того, многие предприятия сегодня оплачивают полисы медицинского страхования для своих работников на добровольной основе. И в то же время продолжают платить в ОМС. Если их взносы выпадут из системы ОМС, последняя с её принципом – богатый платит за бедного – просто рухнет.

Много и других вопросов возникает по поводу грядущего реформирования. Ясно одно – на строгий учет попадает каждый социальный рубль.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике