Все по-честному

Цыгане в Городищах живут без затей: мужчины работают, женщины гадают

Поселок Городищи во Владимирской области – одно из крупнейших цыганских поселений в России. После знаменитого хрущевского постановления о запрете кочевой жизни 1956 года тут определили на жительство около 80 семей.

На Вокзальной живут цыгане из племени кэлдерари, выходцы из разных мест России, а на Октябрьской поселились "молдаване", цыгане из Бессарабии. И те, и другие живут здесь уже полвека. Но одинаково настороженно относятся к чужакам.

Жители Городищ и московские дачники наведываются на цыганские улицы нечасто. Незачем.

– Живем вроде мирно, – говорит 70-летний пенсионер Владимир Николаевич. – Мы к ним не ходим, они к нам не ходят. Воровать не воруют – белье на ночь спокойно вешаем, цыгане его не снимают…

Табор не отделен от русской части Городищ резкой границей. Есть даже участки улиц, Вокзальной и Октябрьской, где русские и цыганские дома стоят вперемешку. Дома похожи: одинаковой среднерусской архитектуры. Там и там попадаются "замки" русских и цыганских богачей: на "ромской" (цыганской) стороне Вокзальной улицы "замок" всего один, а вот на Октябрьской – сразу три. Но покосившиеся избушки преобладают.

То же и с транспортными средствами. У здешних цыган уже давно нет коней. На смену цыганской лошадке пришел "железный конь", автомобиль. Правда, кроме старых "жигулей", "волг" и очень подержанных иномарок, в маленьком цыганском автопарке машин нет. Для гадалок же вообще основной транспорт – электричка.

Однако цыганский конец Вокзальной улицы можно отличить не только по обилию смуглых ребятишек и чавэл (девушек) в цветастых платьях. Возле многих домов валяются заглушки от труб парового отопления. Их ремонт и очистка – существенная прибавка к доходу многих здешних цыганских семей. Но есть еще одно характерное и важное отличие русского и "ромского" двора: у цыган нет ни садов, ни огородов.

– Мы пахать не любим, мы любим у соседей продукты занимать, – смеется младший сын местного барона Георгий Югоносов. – Есть ведь такая пословица: "Где цыган живет, там трава не растет".

У границы табора уже первый встреченный нами цыган – мальчишка лет 7-8 – строго спросил нас: "Вы кто и к кому?" Такие же вопросы совсем недружелюбным тоном задавали нам другие ромалэ: цыгане очень не любят непрошеных гостей.

Нашим паролем стала только фамилия семьи местного барона Югоносова, которую мы узнали от столичных цыганских интеллигентов. Нам показали баронский дом.

Барон обычно следит за порядком в таборе. Однако сейчас эта должность в таборе вакантна. Барон Роман Югоносов умер 3 года назад. Младший сын барона Георгий Романович теперь живет с семьей в отцовском доме, однако место отца пока не занял:

– Мало родиться в баронском роду. Звание барона надо заслужить. Он должен заступаться за своих цыган перед чужими, с милицией и властью вопросы решать. У цыган ведь своей милиции нету, кто еще за них заступаться будет?

Покойный барон Роман Михайлович Югоносов, по родовому преданию – сын югославского партизана. Как говорят цыгане, был даже секретарем местной комсомольской организации и членом КПСС. Бароном его признали в возрасте 17 лет, а в конце жизни он руководил всеми окрестными таборами. Умер в 2000 году в преклонном возрасте.

Георгию 51 год. Родился еще до хрущевского указа об оседлости.

– Я в Городищах с 1956 года, – рассказывает Георгий. – Мы честно живем, мужчины работают, женщины гадают. Говорят, что "гадалки обманывают" – так они ж насильно никого гадать не заставляют, верно? И законом это не запрещается. У меня вон жена и младшая дочка тоже гадают, – признается Георгий.

Гадалки приносят цыганским семьям основной доход. Ежедневно с первым поездом цыганки отправляются на промысел в столицу.

У младшего сына барона 4 детей. Еще троих ребятишек Георгий взял к себе в дом после смерти сестры. Семеро детей, жена да он сам – обычная цыганская семья. Здесь в каждом доме не меньше 4-5 ребятишек. Всего в таборе на Вокзальной улице живет чуть больше 300 человек, около 40 домов.

– Если цыган в день рубль не наварил, считай, задаром время прошло, – шутят городищинские милиционеры. В этой шутке большая доля правды. Почти все представители свободолюбивого народа живут пусть не тяжкими преступлениями, но во всяком случае, мелким обманом.

Однако, по уверениям самих цыган (это подтвердили и местные стражи порядка), и ромалэ свято соблюдают принцип "не гадь там, где живешь". На кражах изредка попадаются лишь несовершеннолетние цыганята.

Между тем здесь, по словам Георгия, еще сохранился цыганский суд – крис.

– Наш суд строже вашего. Старики собираются, и ежели ром неисправимый, ему или ей дают на сборы 24 часа. И никакой табор такого цыгана не примет. Но в тюрьму рома не сдадим.

Почти все городищинские цыгане зарегистрированы на бирже труда. Большинство женщин получают пособия как безработные или как многодетные матери. В здешних семьях не принято иметь меньше 4 детей.

Среди цыган и сейчас много неграмотных. Антон Кирпач в свои 35 лет знает только цифры.

– Арифметику нам знать надо. Она цыганам нужна.

Размер детских и прочих пособий ничтожен, заработок гадалки даже в хороший день редко превышает 2-3 тысячи рублей. Поэтому мужчины, вопреки традиции, сегодня вынуждены зарабатывать на жизнь своим семьям.

Чистка и ремонт заглушек для центрального отопления – побочный и неверный заработок. И далеко не всех местных цыган. Основной доход приносит торговля. Торгуют все и всем.

– Всем, кроме наркотиков, у нас это строго карается, – уверяет Георгий.

Наркомания не обошла и городищинских цыган. К наркотикам пристрастились молодые мужчины, отцы семейств. Проблему решили радикально. Тому способствовала одновременная гибель от передозировки троих цыган, младшему из которых – 25 лет.

– Мы собрали на крис тех, кто употреблял наркотики, -рассказывает Георгий. – Объявили приговор – кто не бросит это, пусть уходит из табора. Таких у нас человека 4 было. И все бросили. Кто-то, может, и лечился. И вот уже 7 лет у нас нет наркоманов.

У цыган особое отношение к смерти. Если в семье умирает мужчина, его сыновья перестают бриться и отпускают бороду целый год. На могиле воздвигается памятник под 2 метра, а место погребения закрывается солидной оградой в человеческий рост.

Однако в Городищах, как и повсюду в России, цыгане хоронят своих близких на русских кладбищах, вперемешку с русскими. Ведь перед смертью цыгане и русские равны.

Вика МОРОЗОВА.

Фото из архива редакции.

Гороховецкий район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике