На зоне – все небо в крестах

Международная ассоциация "Тюремное служение" объединяет представителей 110 стран.

На зоне – все небо в крестах

Cоветник американского президента Никсона Чарльз Колсун, отсидев в по "Уотергейтскому делу" и наглядевшись на небо сквозь кресты тюремных решеток, уверовал в Бога. 28 лет назад он основал международную ассоциацию "Тюремное служение" (МАТС). На седьмом всемирном съезде МАТС в Торонто впервые побывал русский священник – благочинный тюремных церквей и приходов о.Евгений Боровских, который вот уже три "пятилетки", как начал свое служение среди арестантов Владимирского централа.

В начале проповеди трудной

– У меня давно было большое желание проникнуть с пастырским словом в места, где люди ценой свободы искупают свои грехи, – рассказывает о.Евгений. – Как-то весной 1989 года я молился на старом Князь-Владимирском кладбище на могилке владыки Афанасия, который долго служил в Троице-Сергиевском храме, где теперь мне довелось стать настоятелем. Он 30 лет провел в сталинских застенках, а теперь канонизирован. Я просил благословения на новое служение. И почти тут же увидел (тюрьма-то через забор!) "переброс" – какие-то люди перекидывали через стену целый мешок добра для осужденных…

Один коридор централа в те годы был уже страшен. Жуткий запах, – чтобы варить чифир осужденные жгли ветошь из телогреек и вату из матрасов. По внутреннему радио объявили, что есть возможность встретиться со священником. Привели семерых в полосатых робах, значит – рецидивисты. Что за человек пришел? На самом деле из церкви или ряженый мент? В то время священник в тюрьме был чем-то невообразимым.

По большей части отношения с осужденными складывались хорошо, бывало, что я менялся нательными крестами с уходящими на этап. Но как-то ко мне на беседу попросился один рецидивист и стал "прессовать", сперва словесно: "Тут нас коммунисты столько мучили, а теперь вот вы, попы…" Чувствую, сейчас вцепится в горло! Однако, обошлось.

Мы вошли в зоны не имея никакого опыта, вооруженные только Евангелием да знанием судеб священников, прошедших через лагеря.

Простой священник -не чудотворец

До Октябьского переворота в тюремные попечительские советы входили даже члены императорской семьи, строительство церквей предусматривалось еще в проектах исправительных домов. Тюремный священник пользовался большим авторитетом в народе и официальными правами при взаимодействии с властью. Он мог решать многие деликатные вопросы, утешал скорбящих, крестил, исповедовал, причащал и отпевал узников.

За рубежом эта традиция не прерывалась. Тюремный священник (капеллан), например, в Италии – официальное лицо с хорошей зарплатой, своим офисом, иногда даже с небольшим штатом. Вопрос решен на уровне государства, которое в этом кровно заинтересовано. Осужденный имеет право не просто молиться, но и посещать построенный для таких, как он, храм и общаться со священником, который поставлен на работу с арестантами.

Капеллан ведь не только тюремный пастырь. Капелланы за границей есть во всех воинских подразделениях, на кораблях, где они считаются госслужащими и обеспечиваются всем необходимым. Это не эпизодическая благотворительность, а штатная работа за деньги. Проблемы, с которыми они сталкиваются, по сравнению с российскими и не проблемы вовсе.

Когда русский священник приходит в зону или воинскую часть, ему по закону ничего не полагается. Как будто служитель церкви одной молитвой может выстроить храм, сотворить гумпомощь или наладить работу по реабилитации отбывших срок. Все, что делается у нас, – за счет доброй воли администации исправительной системы и редких благотворителей.

Капелланы должны стать "государственными людьми"

– Сделано много, недаром именно владимирское тюремное благочиние было приглашено в МАТС, – продолжает Евгений Боровских. – Возможно, что скоро во Владимире появится специальный отдел Святейшего Синода по взаимодействию с тюремными структурами. Об этом сейчас думают в Патриархии.

Конечно, мы и так будем делать все, что сумеем. Рассчитываем и уже пользуемся содействием Минюста. Есть договоренность с начальником Владимирской областной исправительной системы Алексеем Ладиком, что тюремному благочинию выделят офис. Работаем с органами социальной политики в лице Татьяны Ковальковой, попечительским советом по исправделам (председатель – Вячеслав Тихенко). Но пока не будет государственного решения, закона, ждать больших результатов наивно.

Если же кто-то захочет упрекнуть православную церковь в стремлении целиком захватить тюремное служение в ущерб другим религиям, могу ответить. За 15 лет общения с осужденными я встречал только крещенных в православие в детстве или вовсе некрещенных. Плюс мусульмане. Кстати, даже в МАТС, где множество протестантов и католиков, нет ни малейшего желания внедрить свое вероучение. "Раз вы русские, то и в тюрьме молитесь по-русски, – говорят они. – Мы не станем проповедовать свою веру у вас".

При этом православных служителей деликатно, но твердо в канадские тюрьмы не допустили.

Михаил ЯЗЫНИН.

Фото из архива о.Евгения.

г.Владимир.

из истории вопроса

Всего во Владимирской области 14 исправительных учреждений с контингентом около 15 тысяч человек. В старейших из них в досоветский период были храмы. Например, во Владимирском следственном изоляторе, где даже сохранились фрески. Сейчас церковь в СИЗО восстановлена и освящена во имя иконы Всех Святых. Над крышей церкви св.Николая в одной из бывших камер Владимирского централа этой весной установлен купол, который немного видно с улицы.

По крайней мере, молельная комната есть везде. "За колючкой" строятся новые храмы – в Мелехово, в детской колонии в Ликино, в Головинской женской колонии тоже будет церковь – Анастасии-Узорешительницы. Проблема в том, что из тюремных "объектов культа" почти половина – долгострой. Так, заложенная почти четыре года назад в Ликино церковь Бориса и Глеба до сих пор не закончена. Сегодня 16 священников, помимо своих приходов, служат еще и в арестантских церквях без всякой материальной поддержки, а ведь у них многодетные семьи, которые нужно содержать.

Из досье "Призыва"

Что такое МАТС?

Международная ассоциация "Тюремное служение" объединяет представителей 110 стран. МАТС собирается в разных странах на специальные съезды раз в 4 года. Она призвана нести слово Библии осужденным, оказывать заключенным и их жертвам гуманитарную помошь, содействовать работе тюремных капелланов. В России проблемой страданий жертв преступников пока не занимается никто.

Отец Евгений прошел в Канаде специальные курсы, получил сертификат и стал первым российским представителем в МАТС.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике