ситуация

Обязательное медицинское страхование: мифы и реальность

Граждане, пытающиеся по полису ОМС бесплатно попасть на прием в больницы не по месту прописки, получают от ворот поворот. Чем это вызвано и почему нарушается закон об обязательном медицинском страховании?

Чужих
здесь не лечат?

В соответствии с Законом "О медицинском страховании граждан в РФ", ОМС обеспечивает всем гражданам России равные возможности в получении медицинской и лекарственной помощи, предоставляемой за счет средств ОМС в объеме и на условиях, соответствующих программам ОМС.

Если у вас есть полис ОМС, это значит, что есть и доступ в любое медицинское учреждение страны, независимо от того, где вы живете: во Владимире, Москве или Простоквашино. Перед болезнью все равны.

В действительности же медсестра в регистратуре, увидев полис "неродного образца" и иногороднюю прописку, сразу же сообщает, что здесь бесплатно лечить вас не будут. Иногородний теперь приравнялся к статусу "иностранец".

Москвичи со своим полисом бесплатно могут лечиться в федеральном центре. А это иной уровень и возможности. Но мы, жители Владимира, лишены этих благ, потому что территориальные фонды и страховые компании у нас разные.

Минздрав России, зная о подобных перекосах, ввел специальные квоты на лечение иногородних больных в федеральных центрах. Да вот беда: получить эту квоту удается далеко не всем, кто нуждается в лечении.

Сколько вычитают из зарплаты?

Каждый месяц из единого социального налога, идущего в федеральный фонд ОМС, отчисляется 0,2 процента, а в территориальный – 3,4 процента. Но и этого стало мало. Министерство экономразвития вместе с Минфином разрабатывают законопроект по реформированию российского медстраха. Если бы не разногласия между ними, нам бы уже увеличили долю отчислений в федеральный фонд ОМС до 1,3-1,5 процента.

Чай не в другом городе живешь, съездишь!

Столица столицею, но вдвойне обидней, когда в родном городе перед тобой закрываются двери большинства больниц. Вот вам и доказательства. Звоню в городскую поликлинику N1 в Ново-Ямском переулке. Рассказываю легенду: "Требуется консультация уролога. Отношусь к больнице МСЧ ВТЗ, там уролог болеет. Могу ли я по полису ОМС прийти к вам?"

– Приходите, сегодня прием с 8 до 14.00, не забудьте полис.

– А мне бы еще к лору попасть!

– Лор и терапевт чужих принимают только за деньги, своих по талонам.

– Это еще почему?

– Потому! Не хотите платить – у вас своя поликлиника.

В больнице железной дороги в приеме мне отказали, "не наш район". Набираю телефон родной поликлиники МСЧ ВТЗ:

– Прописана в Добром, но временно живу в этом районе, с полисом ОМС на прием к лору попасть можно?

Удивительно, там принимают все врачи по полису и паспорту.

Звоню в женскую консультацию при той же больнице:

– Скорее всего, вас не примут, попробуйте договориться с врачом. Прием строго ограничен, у каждого врача свой участок, и так народу полно.

– А прикрепиться к вам можно? Работаю с утра до позднего вечера, мне удобнее было бы к вам.

– Ничего, чай не в другом городе живешь, съездишь.

Детская больница на ул.Токарева:

– Мы жителей Доброго не принимаем, попробуйте в химзаводскую. Но навряд ли вас там примут, придется ждать своего врача из отпуска, – сочувствуют мне.

Я не сдаюсь, делаю контрольный звонок в больницу на Пушкина, давлю на жалость:

– Я квартиру напротив вашей больницы снимаю, в Доброе ехать с малышом неудобно. Можно у вас пройти плановый осмотр?

– Если бы вы были прописаны здесь, то можно было бы. Кто у вас участковый? Вот туда и езжайте.

На чем
экономить будем?

Еще года 2 назад и по месту жительства, и по прописке жителей Владимира принимали во всех больницах, работающих по полису ОМС. Почему теперь отказывают?

Теперь наши власти, как, впрочем, и в других регионах, перешли на финансирование по методу "глобального бюджета". На территории области действует Согласительная комиссия. Она наделена правом применять понижающие коэффициенты, чтобы координировать расходы каждого лечебного учреждения в рамках соблюдения муниципального заказа.

На каких основаниях определяется муниципальный заказ и понижающий коэффициент? Врачам это неизвестно. Что же получается? Больница получает бюджетные средства в соответствии с определенным для нее областным или муниципальным заказом. В поликлиники деньги перечисляют в зависимости от количества обслуживаемых пациентов.

Перевыполнил муниципальный заказ, принял больше пациентов, расплачивайся. К тебе тут же при расчете применят понижающий коэффициент: сократят финансирование. И суммы "недодач" за слишком усердную работу исчисляются десятками тысяч. А о законе об ОМС как будто бы никто и не слышал.

Больница деньги на лечение уже потратила, пациента на ноги поставила.

Медицинское учреждение, как и любой другой субъект на рынке услуг, заинтересовано в том, чтобы минимизировать расходы на лечение и получить максимальные доходы. В итоге, чем меньше денег получит медучреждение на лечение больных, тем больше экономия.

В среднем по области на лечение одного человека в день тратится 53 рубля, на питание – 25 рублей. Так спрашивается, на чем теперь экономить: на лечении или питании? Чиновники говорят, что, мол, многое зависит от главного врача, от его организаторского таланта. Кому-то выделяется больше бюджетных денег, кому-то меньше. За рубежом в клиниках обычно два руководителя: менеджер и главный врач. И каждый занимается своим делом: один – деньгами, другой – больными.

Льготные рецепты получат не все

Раньше с рецептом льготник шел в аптеку, счета из аптеки напрямую уходили тем, кто их оплачивал: соцстраху и фондам.

Теперь в больницах только по месту прописки выписывают льготные рецепты. Больницам выделяется столько денег на квартал, сколько льготников стоит на учете. И в эти суммы больница должна уложиться. А суммы не ахти какие. Негласно врачи договорились и выписывают не более 2 наименований лекарств, отдавая предпочтение астматикам, диабетикам, онкологическим пациентам.

Но больницы не могут обеспечить всех нуждающихся в рецептах на льготные лекарства. Например, корвалол входит в этот список, а рецепт на него не выписывают. Потому что диабетику и астматику лекарства нужны каждый день, и они дороже корвалола. На закон о ветеранах, об ОМС приходится закрывать глаза. А люди между тем нервничают, особенно те, кто относится к ведомственным больницам.

Железнодорожник-пенсионер прикреплен к ведомственной больнице, прописан в Добром, живет на Диктора Левитана. Чтобы получить рецепт на льготные лекарства, ему надо ехать на другой конец города, сниматься с учета, предъявив заявление, полис, карточку.

Избежать трагедии можно

Еще одна проблема – профосмотры. Их оплачивает работодатель. Работник же может выбрать любую больницу, стоимость профосмотра одинакова. Вас могут принять даже без амбулаторной карточки. Если у вас хронические болезни, их могут и не заметить.

Например, мужчина страдает эпилепсией, но хочет работать на высоте. Он проходит профосмотр не в родной поликлинике, где знают о его заболевании, и признается годным. А через месяц-другой у него случается приступ. И за последствия никто не ручается.

Министерством здравоохранения РФ в 2000 году было рекомендовано медицинское освидетельствование проходить только в учреждениях, к которым пациент прикреплен. Врачи как раз ратуют за это, дабы избежать несчастных случаев и трагедий.

Замкнутый круг

Почему жители пригородных районов должны испытывать неудобства? Проживающие в Улыбышеве мотаются в Собинский райцентр ко врачам так же, как за оформлением документов. В областной больнице их могут принять специалисты узкого профиля. Ведь им гораздо удобнее и быстрее попасть во Владимир. Но они жители другого района, во владимирских больницах их не примут, не их район. Получается замкнутый круг.

Елена НИКОЛАЕВА.

Фото Александра САБОВА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике