Экстремальное жилье

Трудно поверить, что в этих руинах на улице Полины Осипенко во Владимире еще живут люди. Но это факт. Некоторые из них даже платят за квартиру.

тема дня

Экстремальное жилье

Трудно поверить, что в этих руинах на улице Полины Осипенко во Владимире еще живут люди. Но это факт. Некоторые из них даже платят за квартиру.

Привет с фронта

Дома эти строили после войны пленные немцы. То, что получилось в итоге, похоже на месть за их поражение в войне.Удобства – вода и туалет – были во дворе. Отопление – печное. На несколько семей одна кухня. Обычная коммуналка.

В 1957 году хозяин застроек – завод ВТЗ – сделал капитальный ремонт. Первый и последний. Некоторых счастливчиков переселили, а оставшиеся стали жить чуть просторнее и в более сносных условиях, с водой и канализацией.

20 лет назад постройки были признаны аварийными, ремонту не подлежащими. Но завод не спешил расселять бедолаг. К началу нового тысячелетия дома N19 и 21 по улице Полины Осипенко постепенно начали сыпаться и уходить под землю.

Сапоги- грязеходы и валенки ночные

Большую часть года подвалы и первые этажи домов залиты водой. В дождливую погоду к ним и вовсе не подойдешь. Иногда приходится взывать к соседкам: "Брось мне сапоги резиновые, а то я в свой подъезд зайти не могу."

Зимой здешние жители спят в шубах и валенках. Батареи еле теплые, а окна рассохлись так, что не закрываются. Кругом сырость и плесень. Большинство жителей все-таки съехали. Остались те, кому уходить некуда и не на что. Пустующие квартиры стали обживать бомжи и крысы.

Нехорошая квартира

Есть здесь и особо нехорошая квартира. Из нее распространяется запах, который жильцы считают подозрительным.

История исчезновения хозяйки квартиры с первого этажа 19-го дома туманна. Жила здесь сильно и часто пьющая женщина. Было у нее два сына. Старший вырос и попал в тюрьму. Младшего она еще во младенчестве сдала в детдом. Мальчик вырос и разыскал свою мать.

Их совместная жизнь была бурной. Сыночек имел привычку запирать мать в подполе и водить дружбу с наркоманами.

В один из дней женщина пропала. По версии соседей – сбежала. Сынок явно не печалился и продолжал некоторое время устраивать здесь молодежные тусовки.

Потом пропал и он. А из квартиры по подъезду стало распространяться подозрительное зловоние. " Может, там крысы сдохли?" – предполагают соседи. Так или иначе, но до сих пор никто не решается вскрыть чужое жилище.

Cтранное соглашение

Всех здесь давно гложет тема обещанного расселения. Нервы у людей на пределе. В квартире N 8 огромный кусок штукатурки чуть не убил ребенка. А изношенная и постоянно мокрая электропроводка все чаще замыкает. Полы прогнили, по ним страшно ходить.

Обо всем этом в городской администрации прекрасно знают. Переселение власти обещают осуществить в рамках целевой программы. До 2010 года. Конкретных сроков не называют.

В 1996 году мэрия приняла от завода на баланс эти ветхие дома, как того требовал федеральный закон. Однако по соглашению с заводом, "Тракторный" должен был обслуживать дома, осуществлять их капремонт или расселение в течение 5 лет с момента передачи.

До завершения капремонта или расселения завод обязан "нести полную ответственность за моральный и материальный ущерб, причиненный жителям и администрации города", за аварии в этих зданиях. Только расселив обитателей этого дна, ВТЗ имеет право вновь забрать себе "в качестве компенсации" эти развалюхи.

Мера ответственности города перед жителями трущоб не оговаривалась. В отделе распределения жилья Владимирской городской администрации мне советовали внимательно вчитаться в это соглашение.

Родина слышит, родина знает

– Город,- говорили нам в этом отделе, – совсем с себя ответственности не снимает. Но мы не волшебники. И хотя программа расселения граждан частично финансируется федеральным бюджетом, на все средств все равно не хватит.

Если завод не предпримет каких-то конкретных шагов в этом направлении и не начнет участвовать в расселении ветхого фонда, обитатели трущоб по улице Полины Осипенко вряд ли скоро дождутся новоселья.

Инвестор не спешит

На ВТЗ проблемой ветхих домов занимается Арарат Падасян. Он прокомментировал ситуацию для читателей "Призыва":

– За время моей работы на тракторном заводе сменилось семь директоров. И только нынешний, восьмой по счету, решил заняться этим вопросом серьезно. Он озадачил меня найти в данной ситуации наиболее приемлемый выход.

Дело в том, что на расселение требуется как минимум 70 миллионов рублей. Таких денег у завода нет. Но мы делаем все, что в наших силах. Например, сменили кровлю на доме 37 по улице Северной. А вот дома на улице Полины Осипенко ремонту не подлежат.

Самый оптимальный вариант в таких случаях – искать инвесторов. Есть масса подрядных организаций, которые хотели бы получить участок земли в центре города, даже на условиях расселения.

Я нашел инвестора в Москве. Если бы город пошел ему навстречу, то проблема разрешилась бы максимум в полгода. Причем, речь шла о целом квартале! Однако москвичи просили льготу – не обязывать их отдавать городу определенный процент новых квартир, они и так брали на себя расселение. Мэрия не согласилась. Если городские власти так и будут отказывать инвесторам, то жители ветхого фонда вряд ли доживут до расселения.

Есть ли выход?

Можно предположить, что власти Владимира боятся продешевить – земля-то дорожает. Может быть, их настораживает вероятность обмана со стороны инвесторов. Но мы предполагаем, что в мэрии должна быть грамотная юридическая служба, которая сведет риск властей, а, значит, и горожан, к минимуму. В любом случае проблема жителей ветхих домов должна решаться как можно быстрее – таких пещерных условий, как сейчас у них, во Владимире быть не должно.

Галина БОРИСОВА.

Фото автора.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике