И призрачно само рожденье…

Писатель, как и журналист, не всегда по своей воле "меняет" профессию, чтобы лучше изучить тот или иной материал. Иногда ими руководит Господин случай. Вот так и я оказалась...

ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

И призрачно само рожденье…

Писатель, как и журналист, не всегда по своей воле "меняет" профессию, чтобы лучше изучить тот или иной материал. Иногда ими руководит Господин случай. Вот так и я оказалась на больничной койке в I гинекологическом отделении медсанчасти ВТЗ. Через несколько дней мне предстоит тяжелая операция. Но это через несколько дней, а пока… Если верно утверждение, что в одной капле воды отражается целая Вселенная, то и здесь, в отделении не самой крупной больницы, я многое увидела и, например, поняла, отчего так плачевна демографическая ситуация в России, а проще сказать – отчего женщины так редко рожают здоровых ребятишек, а то и не рожают вовсе.

Палата N 4 – особая палата, находится она через стенку от нашей, третьей. Лежат в ней в основном молодые девушки, а то и вовсе девчонки по 15-16 лет. Пришли они сюда, чтобы избавиться от нежелательной беременности. Нет, не на аборт: время для этого давно упущено, это видно невооруженным глазом по округлившимся животам, – им предстоят искусственные роды. Еще совсем недавно такое было возможно лишь по медицинским показателям, теперь – по социальным. Ведет палату акушер-гинеколог Надежда Алексеевна Гусева. Она умеет быть и проникновенно участливой, и достаточно жесткой – ведь ей поневоле приходится быть не только врачом, но и психологом, и педагогом, и Бог его знает кем еще. Впервые я услышала ее разговор с пациенткой случайно.

– Вы понимаете, что идете на убийство живого ребенка?

– Понимаю, – отвечает юное создание. – Но у меня нет выхода. Родители все равно из дома выгонят…

– Хорошо, тогда доносите, подарите ему жизнь и оставьте в роддоме. У вас родится здоровый малыш, таких бездетные семьи годами ждут.

– Нет, бросать ребенка не буду.

– Ну, что ж, – вздыхает доктор. – Пригласим на беседу ваших родителей.

Позже я попросила Надежду Алексеевну уделить мне время для беседы. Она о многом рассказала, но поначалу призналась:

– Знаете, как убивает морально эта работа?.. Шли ведь, как говорится, во врачи, а не в палачи. 13 пунктов, по которым закон обязывает нас делать искусственные роды, это, поверьте, слишком много. Нет квартиры, парень обманул, не женился, не согласны родители и прочее, прочее… Вот сидит передо мной мама такой девочки и говорит:

– У меня оклад две тысячи, у мужа тоже столько, куда нам на шею еще внука? Зачем нищету плодить? А я сижу и думаю – сказать или нет, что сама получаю 1600 рублей? Но говорю, конечно, о другом. О том, что рожали и растили детей во время Великой Отечественной, в голодные послевоенные годы, что детей надо просто любить.

– Надежда Алексеевна, а роды в таком возрасте не опасны для юных девушек?

– Как правило, девушки достаточно хорошо развиты физически и нормальные роды куда для них здоровее, чем искусственные, которые могут привести к непоправимым последствиям, например, к бесплодию.

– Мы сейчас часто сетуем на то, что наши дети знают о сексе гораздо больше, чем нам того бы хотелось. Почему же девушки загоняют себя в тупик, рискуют здоровьем?

– Беда как раз в том, что о сексе-то знают, а чувства ответственности за себя, за будущего ребенка в них не развиты. Издержки нравственного воспитания.

Я веду прием в детской поликлинике, хожу по школам, все им объясняю… Более того, говорю: "Девочки, даже в экстремальной ситуации, предположим, затащили в машину, изнасиловали, выкинули полураздетую на дороге – придите к нам, мы вас примем в любом виде, в любом состоянии, и предотвратим как нежелательную беременность, так и возможные венерические заболевания". Вот, пользуясь случаем, обращаюсь к ним и через газету. А еще хочу рассказать, что когда была горячая линия (прямой разговор) с Президентом Путиным, мы с доктором Ириной Константиновной Буяевой дозвонились до него и попросили сократить пункты, по которым можно делать искусственные роды.

А я в свою очередь хочу добавить, что когда уже писала эту статью, услышала по общественному российскому радио информацию о том, что Госдума после каникул будет пересматривать этот закон. Не знаю, может, обращался и еще кто-нибудь, а может быть, по инициативе именно наших владимирских врачей.

Подытоживая нашу беседу с Надеждой Алексеевной, не могу не признаться: обе мы, конечно, понимали и то, что будь благосостояние наших людей выше, поубавилось бы этих трагедий, а детишек, напротив, прибавилось бы. Потому что пособия на ребенка – нищенские, питание и товары чрезвычайно дорогие…

Если в палате N 4 лежат те, что пришли избавиться от ребенка, то во всех остальных – больные женщины. Есть такие, как я, уже вырастившие детей и дождавшиеся внуков, но большинство – в том самом репродуктивном возрасте, когда еще рожать бы да рожать. У некоторых по одному ребенку (а хотелось бы больше), другие и вовсе бездетные. И у всех сплошные опухоли: фибромы, миомы, кисты, полипы – чего только нет! И поневоле думаешь, откуда все это? Экология? От того, что едим, что пьем, чем дышим? Или социальный и моральный факторы: вечные стрессы с мужьями-пьяницами, с безденежьем, с бытовой неустроенностью, проблемой с работой либо ее отсутствием? Не знаю, не знаю… Скорее всего, все вместе. Но когда наблюдаешь за этим нескончаемым конвейером – по 3-4 операции в день, кто-то выписывается, но кто-то уже на очереди, начинаешь сомневаться – а есть ли они, здоровые женщины?

А через лестничную клетку гинекологическое отделение N 2, где свой поток, свой конвейер: там делают аборты. Картина, в общем-то, плачевная, и мысли на больничной койке одолевают самые что ни на есть грустные…

Прав был поэт Александр Блок – призрачно само рождение, если тускнеет луч солнца, не согревая своим теплом.

Людмила БАСОВА, член Союза писателей.

Фото из архива редакции.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике