Почему умер мой муж?

Пишет вам жительница г. Александрова Владимирской области Валентина Александровна Гомзина. Наша местная газета не раз писала о работе "Скорой помощи" в Александрове. А я хочу описать свой случай.

письмо без комментариев

Почему умер мой муж?

– Уважаемая редакция!

Пишет вам жительница г. Александрова Владимирской области Валентина Александровна Гомзина. Наша местная газета не раз писала о работе "Скорой помощи" в Александрове. А я хочу описать свой случай.

27 марта 2003 года моему мужу стало плохо. У него отнялась левая рука, он не смог подняться с дивана. Я позвонила в "Скорую", было около 8 часов вечера. Вызов приняли, поинтересовались: он участник войны или нет? Я подтвердила – участник.

"Скорая" будет через 10 минут", – заверили меня. Прошло больше 40 минут, "Скорой" не было. В итоге звонила 4 раза. "Скорую" ждали больше 2 часов. Врач приехала, сделала укол и сказала:

– Вашего мужа парализовало.

Но я и сама это вижу. Что мне делать дальше?

– Вызывайте завтра на дом врача, – сказала она и уехала.

К полуночи у мужа поднялась температура, сильно болел правый висок. Я еще раз позвонила в "Скорую". Мне ответил мужчина:

– Дайте 2 таблетки анальгина.

К утру у него отнялась левая нога. Пошла записать на дом врача. Мне отвечают: на дом ходит только терапевт. Ждите в течение дня.

Но у мужа состояние было тяжелое. Я ждать долго не могла. Пришлось договариваться с врачом частным образом.

Время шло, мужу становилось все хуже. Врач сказала, что "Скорая" должна была его отвезти в больницу сразу. А теперь прошло уже больше 18 часов. Лечить труднее. Положили его в железнодорожную больницу. Пролежала я с ним 27 дней. Но ему стало еще хуже.

На 28-й день его из больницы выписали, можно сказать, выгнали. Лечащий врач сказал, что его готовят к выписке на пятницу. В четверг пришла медсестра и говорит:

– Приберитесь, к вам придет консилиум.

Но пришел зав.отделением и объявил:

– Выписываю.

Я в слезы. Как же так, ведь должны выписать в пятницу. Нужен транспорт и люди, куда я с ним денусь, он же без движения. Он отвечает:

– Ничего не знаю.

Мне ничего не оставалось делать, как звонить сыну, а он служит за 50 км от Александрова.

Вот так нас и вытурили из больницы, несмотря на то, что муж является участником Великой Отечественной войны, инвалидом II группы. Все разговоры с заведующим он слышал и был очень расстроен таким отношением.

После приезда из больницы на второй день мне пришлось снова вызывать "Скорую". Потом вызывала терапевта. Мужу становилось все хуже. Вызвала невропатолога. Врач сказала, что у него – передозировка лекарств. Выписала новые лекарства делать уколы внутривенно, а те, что были назначены, велела прекратить давать. Но он в эту же ночь на 1 мая умер.

Теперь я уже терзаюсь сомнениями и никак не могу понять, от чего же умер мой муж? От того, что "Скорая" не оказала ему во- время помощи, или плохо лечили в больнице? Хотя на лечение я истратила немалую сумму денег.

Все говорят, что если бы "Скорая" забрала его сразу в больницу, может, могли бы спасти человека.

Валентина ГОМЗИНА.

Фото Александра САБОВА.

г.Александров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике