Церковный смотритель

Официально Юрий Метлин числится на двух светских должностях - платной и общественной. За 200 рублей от окружной управы подрядился блюсти порядок на деревенском кладбище. А еще односельчане упросили...

СВОЯ КОЛЕЯ

Церковный смотритель

Официально Юрий Метлин числится на двух светских должностях –
платной и общественной. За 200 рублей от окружной управы
подрядился блюсти порядок на деревенском кладбище. А еще
односельчане упросили его быть старостой деревни Малышево.

Он упирался недолго: кто-то должен! А когда взялся за гуж, первым
делом начал восстановление церкви. Есть в Ковровском районе
жемчужина древнего зодчества – Свято-Казанский храм XVIII века.
Пришлось благолепие заново создавать…

Интересной была первая встреча с деревенским мастером.

– Вы случайно не место на кладбище выискиваете? Так лучше нашего
погоста нет – земля мягкая, сухо и речка позади протекает. И цены
божеские… А храм-то какой – залюбуешься!

Понимаем: и тут худо-бедно рекламный "бизнес". От отпеваний
отказались, а обитель духовную поглядеть напросились. Не
верилось, что все эти переходы, балкончики, арки, колокола он
один восстановил. Вошли в трехпридельный храм – восхитились:
матерь божья, тут уж служба идет! А оказалось, еще вчера…

Разорение церкви обсуждал в начале 90-х весь район. Мальчишки
забрались на крышу и развели там костер. Центральный купол и
соседние луковки занялись огнем, зарево видно было за 30
километров. Зловещим казался тот пожар. Но есть время
разбрасывать камни и есть – собирать их. В один прекрасный день,
покрестясь на восход, надев фартук, взвалив кирпичи на плечи,
сельский староста Юрий Метлин вкарабкался на леса.

С тех пор работа проделана титаническая. Но мастер самокритично
зациклился на недоделках: купола нет, колоколов нет, иконостас не
готов. О том, что на крыше когда-то березовый лес стоял – ни
гу-гу. Про то, что вместо этого чугунного пола тут недавно болото
плескалось и в нем лягушки квакали – молчок. Про то уж мне
сельчане рассказали: "Если б не Юрка, никто б не взялся."

Ему было страшно. Но живет мужик по славянским заповедям: глаза
боятся, а руки делают. Первым делом решил деньги собрать и кинул
клич через городскую газету – спасем храм!

Хоть бы копейка пришла от ковровских олигархов. Совсем веру
потеряли. Не отчаялся и не сдался обстоятельствам, стал районные
связи налаживать. Рядом колония: может, там чем помогут? Спасибо
начальнику исправительного учреждения В.Тимакову: выручал чем мог
– доски, отходы металла, инструмент передал.

И контингент подопечный, осужденные то есть, без дела не сидели.
Если будете в храме, обратите внимание на икону Божьей матери с
младенцем. Судьбина заключенного "богомаза" весьма причудлива. Он
вообще-то муромский признанный художник-портретист, купался в
славе. Но дальше история запутанная и романтическая: он жену у
крупного начальника отбил, а тот его под тюрьму и подвел.

Но ведь всюду жизнь. Дали в зоне краски, и приступил мастер к
работе. Какая женственность и изящество сквозят в божественном
лике! Не удержался живописец и даже автограф по светской привычке
оставил, что по церковным канонам не положено. Не совсем
смирился, значит.

Попадались и прохиндеи. Один "откинувшийся" попросился к Юрию в
помощники: "Ехать некуда. Буду верой и правдой служить!" Мастер
его принял и даже прописал в своем деревенском доме. Документы
ему соответствующие от общины сделали. Он с ней через короткое
время и сгинул. Потом не раз милиционеры "трясли" Юрия из-за
похождений его подопечного.

– Рассказывают, объявился в Ярославской губернии. Под миссионера
вовсю косит: везу, мол, иконы в храм, да колесо у машины спустило
– выручайте деньгами на богоугодное дело! Документы при нем и
прописка есть (по моему адресу). Вот и верь после этого людям! –
сокрушается староста.

И потому всегда теперь едет за помощью сам. Его в округе все
знают и помогают. В первую очередь директор Малыгинского завода
силикатного кирпича В.Баранков. Вот кому прихожане свечки чаще
всего за здравие ставят. Кирпич и пиломатериал, цемент и охру,
электроды и уголки приходится просить на заводе. И отказа почти
не бывает. Святость цели объединяет дающего и просящего. Так и
двигается дело. Скоро купол готовить начнут. Работа непростая:
надо изготовить "луковицу" семи метров высотой и пяти в диаметре.
Не страшно. Умельцы-пособники уже найдены и скоро примутся за
работу.

Он от одиночества уже ушел. Деревенские мужики постепенно
подтягивались. Поработают день, а потом не утащишь – доделать
начатое хочется! Кто печку кладет, кто территорию вокруг храма
благоустраивает. Вот придумали фонтанчик у входа соорудить. Такое
смешение западного и старославянского стилей -залюбуешься! В
перспективе решили даже кузницу при храме соорудить. Решетки и
ворота нынче дорого стоят, лучше самим научиться. Задумали
часовенку в честь павших воинов возвести и взялись рьяно. Сейчас
она вся венками усыпана – войны-то и по сей день идут!

Откуда приходит тяга к прошлому у реставраторов-одиночек? Ничего
таинственного: по рассказам старожилов Юрий знает, как крушили
этот самый храм, соскабливали позолоту алтаря, рубили иконы,
скидывали колокола в тридцатые годы. Скольких священников сгноили
в лагерях и кого утопили в Уволи – об этом в книжках нашел. Не
пора ли покаяться? Да и просто гордость мастерового человека
спать не дает: деды такую красоту и крепость создали, а мы что,
хуже?! Эй, ухнем…

Анатолий ПАРФЕНОВ.

Фото автора.

Ковровский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике