мир увлечений

Записки охотника

Прошла охота как-то вмиг, прошла охота… Вот и закончился очередной весенний сезон. Адреналин в крови любителей постоять на тяге и покараулить пролетающих вальдшнепов пошел на убыль. Азарт "утятников", зорко выглядывающих среди камышей подплывающего селезня, угасает. Любителям тетеревиных токов снятся цветные сны: бьются насмерть на зеленой поляне черные петухи, грохает выстрел, пух и перья вокруг. Долго будет охота им сниться… И есть что рассказать "на привале". Один из наших авторов делится впечатлениями, из недальних странствий возвратясь.

И тут он попер
на меня!..

За медведями далеко ехать не надо. В соседних губерниях -Костромской, Ярославской, Нижегородской – их несметное количество. И повстречаться (лицензию на отстрел там можно получить только осенью и за жутко высокую цену) с этим хищником, бродя по лесу, можно запросто. Я совсем не чаял этих встреч, а пришлось, однако…

Приехав прошлой весной к приятелю, живущему в Мантуровском районе Костромской области. не вылезал из лесов в верховьях Ветлуги. Лайку семимесячную только завел и решил приучать к делу. "Умка" оказалась способной: "нарезала" большие круги по чащобам и уже соображала, как "держать" белку и глухаря. К полудню умаялась так, что на привале у костерка вместе со мной после длинного перехода дремала без задних ног. Так что даже косолапого проспала.

Нет, правда, все было, как в той рекламе. Собрался подкинуть дровишек и взялся за топор. Встал на корточки и онемел: молодой годовик беспечно несся рысью прямо к костру и был уже метрах в пятидесяти. В весеннем лесу среди подснежников его далеко видно. "Подросток еще!" – пронеслось у меня в мозгу. Он шел размашистыми прыжками и не думал свернуть. Только уж метрах в десяти запах дыма, видно, ударил ему в ноздри. Он встал как в цирке – на задние лапы. И мгновенно отпрыгнул в сторону: але-оп – кубарем покатился через овражек!

Такое бесплатное и потрясающее представление! Только когда гость уже откатился на приличное расстояние, моя помощница встрепенулась и залилась звонким лаем в погоне: пошто разбудил, Потапыч?!

В другой раз там же наткнулся на "хозяина" по осени за сбором ягод. Черничник был в глухом еловом лесу. Ягод видимо-невидимо, сидишь тихо и щиплешь. Треснул сучок поодаль. Инстинкт срабатывает сразу: а откуда здесь кому взяться? Глянул в стороне – дрожь по телу: так и прет косолапый, переваливаясь, прямо в мой черничник. Ружьишко мое метрах в десяти на сучке висит, да что проку в нем, когда там дробь "тройка" в стволах? Мысли совсем не роятся, скорее вся жизнь перед глазами пролетает. Хорошо, бидончик железный в руках был, а не простое лукошко -забрякал им что есть мочи. Мишка сам остолбенел от такой встречи на секунду и тут же пустился наутек. Имейте в виду: у медведя, если он идет прямо, во взгляде "мертвая зона" – он не видит цель прямо. Если тихо сидеть, придет прямо к тебе, и в его когтистой лапе, возможно, окажется твой скальп. Лучше заблаговременно "подергаться" и создать шумовой эффект – целее будешь, сам испытал. Впрочем, и не жалею: когда в прошлом немножко страшно, в будущем бывает так весело вспоминать.

Консервы пришлись по вкусу

Охоту я совмещал с рыбалкой. Там есть замечательная речка -Белый Лух. Кроме традиционных пород – щуки, плотвы, окуня, она кишмя кишит ельцами. Вкусная, белая, между прочим, рыбешка. В конце августа клев умопомраченный: забьешься в верховья и целый день "молотишь" удочкой. Приходится лишь от одного омута к другому переходить. Вот и я, отобедав по-походному, полбанки шпрот оставил, как есть, возле бивака да еще полбуханки хлеба рядом положил – кто их съест? Увлекшись выуживанием, не заметил, как вечер пришел. Стал сматывать удочки и двигаться к брошенному рюкзаку. Не сразу заметил, что початая банка с консервами пуста и хлеба не стало. Думал, птицы позабавились. Но, присмотревшись, восстановил ход событий. Охотник по следам все читает: сохатый в мое отсутствие наведался и лишил меня ужина. Постоял здоровый такой бычина. Тут копытом вещи поворошил, хлеб не доел (корка под рюкзак закатилась), а консервы все умял и, наверное, облизнулся слегка (совсем свежий продукт был). "Чтоб тебе они в глотке встали!" – сокрушался я. Мне ж до ночлега верст 18 пилить надо. А как теперь без "дозаправки"? А дома, улегшись на теплую русскую печь, пожалел рогатого обжору: "Все осиновая кора на прокорм, надо ж и ему "разговеться"… Угощаю!"

Дерутся все!

Тетеревиные тока – самое увлекательное зрелище. "В мире животных" кажется после этих наблюдений дешевой подделкой. Возле брошенных и давно неперспективных костромских деревень немало зарастающих полей. На частых опушках полевого мелколесья в основном и токуют тетерева. Охотники "столбят" свои засидки по краям, сооружают укрытия в виде шалашиков и с трех утра усаживаются в "караул". Облюбовал свой пятачок и я. С рассветом прилетел первый косач. Но хочется, чтоб одним выстрелом сразу двух: "Подожду малость, противник этого петушка во время сексуального гона обязательно подлетит!"

Но вместо этого спланировал вальдшнеп, и тут же к нему другой. Такую потасовку они на полянке устроили – куда там тетеревам! Косач, как и я, тоже был зачарован и вылупился от удивления на этот остервенелый бой – про все свои весенние нескромные птичьи желания забыл. "Танец хвоста", взлеты и падения, таскание за вихор – все было в одном флаконе и продолжалось не меньше часа. Пока один из пернатых противников без сил не подался в кусты. А второй минут десять отдыхал после "кикбоксинга". Безумству влюбленных в душе пел я песню. Тетерева-одиночку бить не стал и шуганул с миром.

Злые люди доброй киске не дают хлебать из миски…

Из глухой деревни уезжают в город летние дачники и бросают домашних кошек. В детстве я читывал сказочки, что кошки дичают и даже охотятся на зайцев, но не верилось. Пока не убедился воочию. Пара таких безжалостно оставленных "матроскиных" гужевалась и в этой деревне. До другого селения они убежать не могли (расстояния там большие и с водными преградами), жили беспризорниками. Мыши, само собой, были их пропитанием в чистом поле. Но иногда просился "китайский" деликатес на ужин. Неподалеку раскинулось клюквенное болото, а там порой на кочках частенько пригревались змеи – ужи да гадюки. Однажды наблюдал, как кошака промышляет рептилий: страх и ужас! А ему хоть бы хны…

В общем, он заблаговременно залезает на сухостойное дерево метров в пять высотой и высматривает окрест всякую живность, мелькнувшую внизу. Медленно опускается, завидев крупную ящерицу или мыша, потом – бросок вниз, и добыча в когтях. Как-то заметил, что "матроскин" аж трясется весь от возбуждения на своем наблюдательном пункте и буквально по миллиметру спускается вниз. В бинокль углядел, что у самого основания сухого дерева свился в форме "граммпластинки" огромный уж. Разморило, и он задремал. Кот потратил на спуск не меньше получаса, чтоб не спугнуть такой "жирный кусок". Дальше, как в песне про мангуста: рывок, захват, кувырок, брызги мха во все стороны – безжизненная лента тащится за кошкой. Еще и урчит от удовольствия: "Мр-рры-рруу… Моя добыча!" Ну, кысь, ненасытная!

Приносили в деревню эти "беспризорники" и маленьких зайчат: голод – не тетка. А холод – не дядька. Весной, возвращаясь в ту же деревню, я этих пушистых кошачьих аборигенов уже не находил. Вероятно, и на них находился какой-нибудь саблеусый пожиратель?

Общение с природой – вот чем ценна охота. Стреляем, конечно, питаемся дичью. Но что делать: фоторужье дороже одностволки. И вспышка у него совсем не та. В двух первых случаях не помогла б…

Анатолий АЛЕКСАНДРОВ.

Фото из архива редакци.

г.Ковров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике