Поединок с собой

Роман Левченко бежал из части, в которой унижали солдат, но стал Героем в "горячей точке" России

особый случай

Поединок с собой

Роман Левченко бежал из части, в которой унижали солдат, но стал Героем в "горячей точке" России

На оттаявшую землю неожиданно выпал снег. Ромкин памятник на этом белом вычернился, выделился, стал величественнее. Ленточка с надписью "Участнику локальных войн" запламенела свежо, ярко. Впечатление такое, что под снегом укрылась вся Ромкина жизнь, и была она, как земля после зимы – с мусором, грязью. На поверхность же вышла его душа – чистая как снег. И на этом полотне небеса предложили написать нам главную страницу его пребывания на Земле, страницу геройства и в конечном итоге подвига.

Суздальский военком, полковник Виктор Казакевич, напутствуя нас в поездку в село Порецкое, сказал:

– Что бы ни было в жизни этого парня, он умер за Родину. Для меня он герой. Орден Мужества в мирное время награда исключительная.

А тетка Романа Левченко Татьяна Петровна Калмыкова со слезами произнесла:

– Только родным этот орден и нужен. Даже учителя не попросили ребятам показать. Как и зеленую беретку, которую однополчане с Кавказа специально прислали. Может, и ей место в школьном музее? Рома при жизни мучился, спрашивал в письмах: "Кому я нужен?" Напишите о нашем мальчике, нам станет легче.

Елизавета Петровна хотела "спасти" сына от армии, подняв историю его болезней с детства. Юноша сказал:

– Только попробуй это сделать. Не сын я тогда больше.

Она уступила. И прожила в страхе целых четыре года. Справедливо было бы поставить за них памятник ей, матери.

Из толстой пачки Елизавета Петровна достает письма Романа. Вот первое. Оно пришло в Порецкое в мае 1997 года. Слышится бравый голосок новобранца: "Привет, маманя. Пишет тебе твой сын, у которого все хорошо. Нарядили в форму, очень классно. Ребята здесь классные и крутые. Надеюсь, что стану таким же. Служим в центре Москвы – до Красной площади рукой подать".

А уже в июле тон меняется. "Отец, – пишет Роман, – тебя очень не хватает, не хватает твоего мудрого совета. Интересно было бы сравнить твою службу и мою. Как было тогда и как сейчас. Сейчас, скажу, ничего хорошего".

Что повлияло на настроение парня? Ответ мы получаем из письма, адресованного Романом в том же месяце брату Славе. Читаем: "С "дедами" отношения у нас средние. Если мы выполняем, что нам велят, то нас не трогают, а если не выполняем выдвинутую задачу, то само собой получаем от них. Бывают задачи невыполнимые. Например, "дед" скажет, что ему надо к обеду 5 жвачек или дорогих сигарет, а у нас денег нет и взять их негде. Вот за такие вещи и получаем по шее. Если бы не сигареты и не жвачки, то мы жили бы без проблем".

Мать сердцем чувствует, что за этим "само собой получаем от них" скрывается нечто страшное. Вспомнила, с каким характером уходил сын в армию, его угрозу: "Только попробуй это сделать. Не сын я тебе". В сложившейся ситуации такая "гордость" предписывает либо все вынести до конца, либо каким-то образом прекратить издевательство над собой. "Каким?" – задумывалась мать.

В одном из писем вскоре Роман попросит родных не навещать его. "Увольнения" на какое-то время прекращены. Дело в том, что за одну неделю из части убежали трое солдат. Двое парней было из Ромкиной группы.

Он убеждает родных тем, что имеет свой взгляд на подобный поступок. Что бежать – не выход из положения. Побег – это, наоборот, еще больше проблем себе и родным. Ведь если поймают, то могут посадить, а после еще будешь дослуживать. "А не поймают, будешь скрываться до 27 лет, и это уже не жизнь, постоянно ходить и оглядываться".

Он еще хочет служить Родине. На дворе сентябрь. Роман пишет светлые строки о том, что завидует детям, которые идут в школу. Школа – это самое лучшее в жизни. И школа научила любить Родину. Мысль о побеге была при таком настрое души кощунством, предательством. Хотя, как видно из письма, ребят-сослуживцев за побег он не осуждал.

Должно было случиться нечто из ряда вон выходящее, чтобы он изменил своим жизненным принципам. Что? Роман остро испытывает материальное неравенство среди солдат. В приближении зимы просит мать выслать теплые носки, любой свитер, вязаную (черную) шапку и перчатки. "Это, – объясняет он родным, – нужно для того, чтобы ходить на зарядку. Мы ведь ходим на зарядку в любую погоду. Здесь бесполезно говорить: "Где я возьму" или "у меня нету", в ответ услышишь одно слово: "Ищи!". Вот мы и ищем, кто как может. Вообще, армия многому учит, хотя я не раз пожалел, что попал сюда".

Странно, по мнению Елизаветы Петровны, складывались и взаимоотношения солдат с командирами. Она читает письмо, присланное сыном в декабре девяносто седьмого. "Есть, – пишет Роман, – небольшие проблемы. Скоро Новый год, а на что справлять его, мы не знаем. Дело в том, что у нашего старшины кто-то украл обручальное кольцо, и теперь всю нашу зарплату он заберет себе, чтобы купить такое же кольцо".

Родные посоветовали Елизавете Петровне денег не высылать. Нечего, мол, на старшину работать. Женщины решали, можно сказать, мужские проблемы не столько умом, сколько сердцем, душой. А душе было бесконечно больно. Почему старшина посчитал вправе возместить свои личные потери за счет солдатского жалования?

И вот финал первого года службы. Роман самовольно оставил часть, появился у родных.

Мать видела, что ее сын сильно избит.

– Я не отпущу тебя больше туда, – сказала она сыну и была права в своей материнской боли.

Роман почти полгода прожил дома. Мать, как могла, боролась с его упадническим настроением: "Я никому не нужен. Мне все равно, что со мной теперь будет". Она заставила его поступить на работу. Жители села считали, что только дело семьи решать возникшие проблемы. Когда приехали военные, когда защелкнули наручники на его руках и посадили в машину, спокойно резюмировали финал:

– А чего другого они ждали? Так и должно было случиться.

Романа не посадили. Наказали тем, что добавили к сроку службы 9 месяцев и отправили на Кавказ. Он напишет вскоре домой: "Я вам говорю, что это хорошо, что я попал сюда. Тут намного лучше, чем в Москве. Ребята классные и классные офицеры".

Созревает естественное желание остаться в армии контрактником. Через год Роман получит два смертельных ранения – в грудь и живот, на посту, во время досмотра автомашины. Родным пришлют его зеленую беретку. Это не просто головной убор. В характеристике, которая вручена матери, есть слова о том, что Роман "сдал тесты на право ношения зеленого берета разведывательных подразделений".

Двоих из друзей часть командировала проводить гроб с телом Романа на малую Родину. Мать молила их сказать правду: что держит солдат на Кавказе? За что воюют? Денег больших ребят не видят.

– Понимаете, мама, если мы оттуда уйдем, там будут убивать юнцов. Нам жалко этих ребят.

Роман пришел в армию, которую не принимал и с которой боролся, как мог, вплоть до побега из части. Но он принял армию, в которой ему дали большую степень ответственности и доверия, в которой нет унижения.

Он сумел выиграть у себя. В этом поединке с самим собой он сумел восстановить смысл жизни на этой Земле, главное предназначение мужчины – защищать Родину. Он заплатил за это прозрение самую высокую цену.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

Фото Рудольфа НОВИКОВА.

Суздальский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике