мир увлечений

Бескорыстная любовь к деньгам

Ее уже много лет исповедует ковровский коллекционер Петр Абросимов

– А вас что конкретно интересует: открытки, иконы или бонистика? У меня есть и то, и другое, и третье. Могу продемонстрировать редкостные экземпляры! – так откликнулся на мой звонок гендиректор ООО "Великоросс", коллекционер Петр Васильевич Абросимов.

– Нам бы чего попроще – хотя бы ту же "бонистику"! – откликнулся я, завлеченный незнакомым словом.

Франки, доллары и тугрики

Петр Васильевич был пунктуален. Он сидел за рабочим столом, на толщину пальца усыпанном разноцветными дензнаками. Я подумал, доллары или какие прочие евро-"пиастры": на всякий случай предъявил документы – не прогневайтесь, сударь, не корысти ради искал встречи, а только из репортерского любопытства: бонистика -это что же за зверь такой? Собеседник улыбнулся: "Не волнуйтесь, валюта давно вышла из обращения!" Через пару часов я точно знал: бонистика – это круто!

Увлекаться сбором ценных бумаг он начал в классе пятом – шестом. А дальше закружило, понесло. От невинной детской забавы появилась неуемная тяга к знаниям по узкой тематике. Зарывался в энциклопедии, покупал специализированные издания по обращению денег, выискивал соратников по увлечению, торговался при находке раритетных купюр. Скопил такую коллекцию, что антресоли замучился делать – каталоги все заполонили. Вооружившись лупой, отмечая водяные знаки и их различия на ценных бумагах, Петр Васильевич смахивал на заправского криминалиста. Но, наверно, служенье бонистике не терпит суеты. Какие истины ушедших времен открываются этим домашним "архивариусам"! "Знаете ли вы, что?" – под знаком просветительства прошла вся наша беседа.

Наполеон – фальшивомонетчик

Оказывается, Наполеон перед вторжением в Россию в 1812 году устроил предварительно нашей лапотной России небольшой финансовый "кердык". За год до нашествия в Варшаве были отпечатаны фальшивые русские деньги, которые через диверсантов распространялись по городам и весям. Урон государственной казне в результате этого вброса был нанесен немалый. Скажи-ка, дядя, ведь не даром французишки сумели дойти до самой Москвы! Но кто с фальшивым рублем к нам придет, тот за то и поплатится. Вот эта самая фальшивая "деньга" и хранится сейчас в коллекции Абросимова. Бумага – отличная. Купюре скоро два века, а хрустит еще! И с тиснением все чин чинарем: "Яго Императорского Величества", "Государства Российского" и прочая, и прочая атрибутика отражена на "ять". Да, были прохиндеи. (Не то что нынешние: заложат в цветной ксерокс сотенную – и в магазин). Историки утверждают, что подобным "ловчилой" был не один только французский император. И в первой мировой войне, и во второй этот "макроэкономический" диверсионный прием практиковали втихую разные воюющие страны.

Автографы на купюрах

В каталогах знатного ковровского бониста все по строгой хронологии: до 1998 года – "строго бережно!"; до 1917-го -"хранить вечно!"; дензнаки Гражданской войны – "в сухом, прохладном месте!", синюшные "ельцинки" (до дефолта) презренно громоздятся в ячейках друг на друге – "пусть зреют!". Петр Васильевич берет лупу и перечисляет фамилии всех управляющих Госбанка дореволюционной поры – они отражены факсимильно. Что это было: знак особой ответственности государства перед гражданами? А нынешние как-то подкачали: на нескольких сотенных купюрах последних смутных лет мелькнули несколько раз "автографы" непотопляемого "Геракла" (Геращенко), а всех прочих как и не бывало – не возродилась старинная и добротная традиция.

Февральский революционный период внес свои коррективы в денежный оборот: "керенками" была наводнена вся страна, их и в коллекции Абросимова тьма. Надо же, "живучие" какие! Впрочем, при инфляции бумаги никогда не жалели. А вот еще раритет – облигация "Заем свободы". Петр Васильевич с гордостью отмечает, что ковровчане при Керенском очень воодушевились и скупили тех облигаций больше всех в губернии (это из краеведческих источников известно). Вот это "купились": погашений-то по ним все равно не было! А октябрьский переворот, несмотря на национализацию госбанка, не сразу укрепил веру народа в светлое будущее. На разработку клише новых советских денег ушло почти два года, до той поры гнали купюры со старой державной символикой – двуглавым орлом. Это потом, году этак в 19-м, появилась на деньгах фамилия "Красин" и подписи прочих народных комиссаров. Что интересно: при всех декларируемых строгостях за "подделку казначейских билетов" в первые постреволюционные годы встречались ошеломляющие ляпы. В ключевом слове "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" запросто наборщики могли выпустить целую букву или даже поменять ее на другую, но деньги все равно шли в оборот. Или, скажем, число лент века вокруг старого герба перепутают. В тридцатые таких "аляповатых" работников фабрики Гознака, наверно, всех извели как "врагов народа": ошибок не стало.

На той далекой,
на гражданской

Гражданская война – самый причудливый раздел. Молодая советская республика в кольце белогвардейщины (давайте на время останемся патриотами!). Колчак, Юденич, Корнилов – каждый провозглашает свою "самостийную" республику. Первый атрибут суверенности -деньги. Где в той же "Сибирской республике" столько печатных станков взяли? Колчаковских рублевок целый ворох в коллекции. Есть похожие на нынешний газетный купон от "Призыва", а, наверно, и на них отпускали когда-то в придорожном трактире штоф водки да расстегаи на закусь, а на базаре – пеньку. Как романтично! "Юденич было взял Воронеж. Дяденька, брось, а то уронишь!" -всплывает в памяти ироничная красноармейская агитка из учебника моей школьной поры. А что Юденич? Он пожил хоть, имея такие "крупные бабки": на обороте "пятисотки" целая газета с текстом "освободительного движения". Как говорится , "два в одном": политика – концентрированное выражение экономики, белогвардейский полководец это раньше марксистов "просекал". Ну, Петлюры и Махно всякие тоже, допустим, не уступали генералам по финансовой части: листами рублевки печатали – нам так талоны в конце прошлого века выдавали (отрезаешь пяток и идешь в магазин).

Ностальжи-и..! Еще такие родные вчерашние малиновые "чирики" и "четвертаки" с профилем вождя – пацаном я крупнее их в руках не держал. И чего это поэт Е.Евтушенко одно время "зажигал" публику: "Уберите Ленина с денег!"- был у него такой яростный пятистопный спич. Если б прислушались, где бы сейчас любовались профилем Ильича? С плакатов и транспарантов его давно убрали (там теперь один только буржуазный хлам), скульптурные памятники приходят в ветхость. Только по этим качественным купюрам и узнают потомки, каким он деятелем был. Заинтересуются визуально портретом, будут книжки листать и сохранится ИСТОРИЯ.

Два часа с коллекционером пролетели как две минуты – сидел зачарованный его рассказом и показом. Было жаль, что немногие увидят собранное им богатство. Выход один: самим одержимым коллекционерам объединяться и создавать "холдинги", строить самодеятельные музеи. Искусство собирания должно принадлежать народу!

Анатолий ПАРФЕНОВ.

Фото автора.

г.Ковров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике