мир увлечений

Купальник Овсиенко и трусы Микки Рурка

"Моя жизнь – сплошной анекдот. Однажды подруги, прикольнувшись, подарили мне купальник для беременных. Я, облачившись в подарок, засунула в него мяч для соблюдения размеров, нацепила шляпу и гордо стала расхаживать по квартире, входя в образ. Моя свекровка, увидев это "безобразие", потихонечку проскользнула на кухню и вызвала неотложку. Если бы не муж, вовремя вернувшийся с работы, меня бы точно упекли в палату N 6. С тех пор меня и свекровь связывают "нежнейшие" отношения". Так говорит о себе жительница Владимира Елизавета Катарина, обладательница уникальной коллекции нижнего белья.

Коллекция началась
с конфуза

Когда я попала домой к Лизавете, так она просила называть себя, ее свекровь долго кружила вокруг нас. Потом, улучив момент, схватила меня за руку и подтащила к встроенному стенному шкафу.

"Ты посмотри, сколько барахла! А денег-то на него уходит. И ведь никому, кроме мужа, не покажешь. Нет бы шубу купила или цепочку золотую. И ты про нее писать собралась в газете? Куда катится страна", – и старая женщина пустила слезу.

"А не обращай внимание!" – заявила Лизавета, вытянув свои длинные ноги на диване, когда мы переместились в ее комнату. – "Она женщина неплохая, но сплошной "сэконд-хенд". Давай тяпнем по мартини".

"Знаешь, вся моя страсть к нижнему белью началась лет десять назад. Мы уже полтора года встречались с моим будущим мужем Алексеем. Но дальше невинных поцелуев и провожаний до родного порога дела не шли.

Однажды мы возвращались из кино вечером. Зима, вьюга, на дворе минус 25, сопли стынут на ветру. Дошли до квартиры, смотрю – записка. Бабушка попала в реанимацию, и родители уехали. Лешка, подперев дверь плечом, стал хныкать, что без горячего чая и отогревания конечностей у батареи не выживет. Забрав ключи у соседки, мы раскочегарили чайник и уселись чаевничать.

Как-то незаметно я оказалась на коленях у моего любимого. Жаркие поцелуи, его рука потихонечку, поглаживая колено, потянулась выше. И обнаружила красные шерстяные мамины кальсоны, которые я носила в самую стужу. Я была готова провалиться сквозь землю. И даже разрыдалась от отчаяния. Но мой Лешка – славный малый, он рассмеялся и заверил меня, что это очень оригинально.

С тех пор я поклялась себе, что никогда и ни при каких обстоятельствах мне не придется краснеть перед мужчиной за свое нижнее белье. На следующий день я пошла в магазин и купила себе самый дорогой комплект белья. А кальсоны стали номером первым в моей коллекции.

Скалолазка моя

– Муж занимается бизнесом, – продолжает Елизавета, – я рисую, тоже получаю неплохие деньги. Мы часто бываем за границей, на море. Четыре года назад я и Леша отдыхали на Кипре. Погода – блеск, вода теплая, красотища, комфорт.

Остановились в двухэтажном отеле, где было всего восемь номеров.

И вот сидим мы, кушаем под национальные песни. Леша пристально смотрит на блондинку за соседним столом. Я начинаю нервничать. Что такое? Рядом красивая и сексуальная жена, а он пялится на чужих баб. К тому же эта, просто ненакрашенный скелет в юбке, вдруг улыбается моему Лешке. Муж тыкает локтем мне под ребра и шепчет: "По-моему, это Таня Овсиенко".

Приглядываюсь, что-то не похоже. К тому же я не фанатка и даже не поклонница этой певицы, так что сижу вся в сомнениях: – Нет, не она. Овсиенко покрасочнее будет, покрасивее. – Да она. Спорим на бутылку коньяка? – глаза мужа загораются огоньком. – И как ты узнаешь? – ехидничаю я. – Подойду и спрошу, – откровенничает он, вытаскивая цветок из вазы на столе.

Он раскланивается, целует руку, подсаживается за стол и что-то ей говорит. Потом на салфетке она ему что-то пишет. Я чуть шею не свернула, выглядывая, что у них там происходит.

Лешка возвращается, сияя как начищенный пятак. "Ну, Фома неверующий, иди и покупай коньяк, это Овсиенко. К тому же она живет в нашей гостинице. Правда, завтра она уезжает, но автограф я все же заполучил на память".

Я спускаюсь к портье и интересуюсь, нет ли наших соотечественников в отеле. А то стало скучно без русской речи. Портье заговорщически подмигивает и сообщает, что на втором этаже, как раз над нашим номером, остановились русская пара. Но их сейчас нет, может быть, вечером они смогут скрасить мое одиночество.

Посидев в номере еще минут пятнадцать, я вышла на балкон. А он был такой рельефный, резной. И тут мне внутренний голос шепчет: "А не заняться ли нам, милочка, скалолазанием?" Быстренько подтягиваюсь на руках, благо раньше занималась гимнастикой, перелезаю. Сердце готово выскочить наружу.

Окно оказалось плохо закрытым, незащелкнутым на задвижку. Вхожу в номер с мыслью: "Сейчас застукают". Не успела оглядеться, как услышала голоса за дверью: "Таня, ты полежи немного, отдохни, а потом пойдем побродим по пляду напоследок".

И я, даже не понимая, что делаю, подскочила к шкафу, заглянула туда, схватила первое, что попалось под руку, и сиганула с балкона к себе в номер, ободрав колено.

И только у себя я разглядела, что за трофей я заполучила. Это был синенький купальник. Всю ночь я не могла сомкнуть глаз, вдруг обнаружат пропажу. На следующий день Татьяна Овсиенко отбыла, так и не заметив пропажи. А я похвалилась перед Лешкой своим трофеем. "Ну ты у меня чумовая девчонка!" – заорал он, сжав меня в объятиях.

Засада на Микки Рурка

Никогда не думала, что нам повезет на знаменитостей. Мечтой всей Лешкиной жизни было попасть на Ривьеру. Два года мы откладывали потихонечку деньги, чтобы недельку-другую побыть в этом сказочном месте.

В августе мы слились с толпой отдыхающих. Я познакомилась с француженкой Жаннет и вместе с ней осматривала достопримечательности. Леша вдруг вечером объявил мне, что по гостинице пронесся слух, будто бы Микки Рурк отдыхает на яхте.

Два дня подряд муж где-то пропадал, лишив меня своей компании. Я недоумевала, пока Жаннет по секрету не сообщила, что мой любимый влился в толпу фанатов и сидит в засаде, караулит.

Посетив причал, я обнаружила Леху с полевым биноклем. "Тише! Вот он! Сам Микки", – прошептал он.

На небольшой яхте стоял Микки Рурк в красных трусах до колен и обнимал какую-то девушку за талию. Фанаты грохнули дружное "Вау", защелкали камерами. Алексей даже прослезился от отчаяния, фотоаппарат остался в номере.

Сколько потом Леша ни караулил Микки, его никто больше не видел на Ривьере. Муж просил у тех, с кем сидел в засаде, фотки, но никто с ним не поделился. В последний вечер на Ривьере Леша напился рома и причитал: "Жадные, зажравшиеся буржуи! Не поедем больше на Ривьеру, не поедем".

В прошлом году мы отдыхали на даче под Энергетиком, и я красовалась в алом купальнике перед коровами. Осенью Лешка одумался и пообещал мне поездку в Испанию. "Только никаких купальников и трусов, иначе взвою!" – заявил он.

Купальники примеряла
Елена НИКОЛАЕВА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике