житейская история

Рай в шалаше

Друзья

На своем курсе в институте Лида была одной из самых старших. Когда тебе 24 года, а окружающим по 17-18, то они воспринимают тебя если не бабусей, то, как минимум, тетушкой. Неповторимый имидж доброй тетушки, в общем-то, не обманывал.

Соучеников мужского пола необычайно привлекала Лидусина домовитость. Вечно полуголодные студенты четко знали, что в этой общежитской комнате всегда можно рассчитывать на чашку свежезаваренного чая с булкой или даже на ужин не чета столовским. В благодарность за хлеб-соль с ней делились последними новостями и сплетнями, а то и порывами юного гения: из стихов, посвященных себе, Лида могла бы составить неплохую антологию. Ей это очень льстило. Иной раз знаки внимания принимали овеществленные формы. Халявные билеты в театр, дефицитные книжки, деликатесы из родительских посылок несли ей же, благодетельнице. Не говоря уж о таком пустячке, как готовность пойти за нее в огонь и в воду. Салон "У Лидии" не пустовал ни одного вечера.

Кавалеры

А вот ухажеров, имевших на нее личные виды, Лида держала в ежовых рукавицах. В отличие от просто друзей, друзья интимные не могли рассчитывать ни на какое дармовое угощение. Альфонсов она на дух не выносила, хоть и слова такого, скорее всего, не знала.

У Лидуси не случалось простоев и периодов безвременья, всегда имелся какой-то поклонник. И ни один из романов как-то не мешал мирным вечерним посиделкам в ее "салоне", где иной раз собиралась сугубо мужская компания. Кавалеры и друзья следовали параллельными курсами, не пересекаясь. Котлеты – отдельно, мухи – отдельно.

Так приятно и полезно шло время, приближаясь к последнему пятому курсу.

В тот крайний студенческий год Лида стала задумываться о будущем. Ясно, что в родную вязниковскую глушь возвращаться категорически нежелательно. Конечно, лучше бы остаться в Питере, но как?.. Если только замуж. Но для однокурсников она, что ни говори, старовата, а других знакомых брачного возраста нет. Да и не очень-то, несмотря на годы, хотелось надевать семейное ярмо.

Меж тем в компанию ее приятелей-завсегдатаев затесалось новое лицо. Юнец, по ее понятиям. Даже не первокурсник, а рабфаковец. Совсем зеленый, 23 года. А ей уже все 29…

То, что случилось дальше, стало шоком для тусовки. От новости долго отмахивались, как от бредовой фантазии. Никто не мог поверить, что ради Сашки Лида нарушила свои строгие правила. Но… Приглядевшись повнимательней к их лицам, каждый понимал, что факт имеет место быть. Он ее новый избранник.

Свадьба

Задремавший было Лидин здравый смысл разбудила ее подруга. Не из студенток, а взрослая, реальная тетка. Землячка. Несколько лет назад она удачно вышла замуж за коренного петербуржца и Лиде уготовила ту же участь, отыскав жениха среди мужних знакомых.

– Ну, о чем тут думать? – убеждала она, обескураженная неожиданным Лидкиным упрямством.

– Ему под сорок, он холостяк, очень обеспеченный, у него хорошая машина, прекрасная квартира. С мамой, правда, но ты легко с ней уживешься, она дама интеллигентная. И с работой у тебя проблем не будет. Я уже показала твои фотографии, ты ему понравилась. Дело за тобой. Ну, соглашайся же, дурочка!

Надо двумя руками хвататься за этот шанс, а она все терзается. Брак по расчету – хорошая вещь, лишь бы расчет был правильный. Стройное уравнение портила только одна неправильная дробь. Сашка. Как же с ним-то?

– А что – с ним? – возражал бессонными ночами внутренний голос. – С ним тебе не бывать. Это просто глупо. Юнец, мальчишка, нищий студент, деревенщина. Что это за муж?

И она надумала подчиниться голосу рассудка. Как, впрочем, поступала всегда. Почти всегда.

О предстоящем бракосочетании она Сашке не сказала. Но он узнал. Недели две не показывался ей на глаза. А буквально накануне приперся, поддав для храбрости. Сцена произошла шекспировская. Он то угрожал, то плакал, говорил о своей любви, стоял на коленях, умолял отказаться от самоубийственной затеи и стать его женой. Она тоже наревелась и накричалась. Но отступать было слишком поздно. Свадьба состоялась.

Муж

После выпускного подруги-друзья разлетелись кто куда и об окончании истории узнали позже.

Лида выдержала в золотой клетке ровно два месяца, а потом сбежала от респектабельного супруга и его интеллигентной мамочки. Первокурсник Александр отыскал ее на квартирке у подруги-свахи, где Лида зализывала раны. О чем они говорили друг другу, никто не слышал. Но уже через три дня они поселились вдвоем в огромной, пустой и запущенной коммуналке – служебной жилплощади для городских дворников. В свободное от лекций время Саша с упоением махал метлой, убирая целых три участка. Мужчина должен быть кормильцем, даже если он всего лишь студент. Тут его взгляды на жизнь совпадали с Лидиными.

А ее собрание прописных житейских истин обогатилось новым афоризмом.

– Если ты за всю свою жизнь не совершила ни одного безумного поступка, – как всегда, назидательно изрекает она, – значит, ты не женщина, а всего лишь особь женского пола.

Нина АЛЕКСАНДРОВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике