житейская история

Маменькин сынок

Жена кидала вещи в чемодан и истерично бегала по квартире, вытирая ладонью тушь и слезы. Дочка сидела в кресле и ничего не понимала, ждала, что будет дальше. Я тоже ждал, искоса посматривая на свою мать. Когда Вика потащила Альку и чемодан к выходу, я кинулся было к ней. Но мама, выкинув руку вперед, сказала: "Нет, Миша. Только через мой труп". "Маменькин сынок", – зло выплюнула жена напоследок.

"Только через
мой труп"

Мои родители разошлись, когда я еще только готовился появиться на свет. Отца своего никогда не видел, не знал. И даже фамилия у меня была мамина. Она и только она занималась моим воспитанием. Всегда подтянутая, стройная, с улыбкой на лице решала любые проблемы и предугадывала все мои желания.

Белье всегда было накрахмалено и пахло лавандой. В холодильнике – кастрюля борща, котлеты или курица. Мама выписывала мне журналы, доставала дефицитные книги.

После школы я мечтал стать летчиком. "Только через мой труп, – заявила мама. То была ее коронная фраза. – Я положила на тебя всю жизнь. Надо выучиться на хлебную профессию, умру я – тебе придется надеяться только на себя". И я пошел учиться на стоматолога.

Таня, Катя, Маша, Вика

Я выучился на стоматолога.

Я не спорил с мамой. Иногда влюблялся. Сначала была Татьяна, потом Катя, потом Маша. Всех своих девушек я знакомил с мамой. Она же мой самый близкий человек, кто, как не она, посоветует? Татьяна не понравилась маме: "Крестьянка, к тому же ест рыбу без ножа, руками".

Катя оказалась истеричной стервой, падкой на деньги. Маша была слишком толста, я бы смотрелся рядом с ней жердью. "После родов она расплывется, как корова", – заметила мама как-то вечером, и наши отношения с Марией прекратились сами собой.

Но потом я познакомился с Викой. Мы носились с ней по концертам, театрам, ходили в рестораны, ездили на природу. Впервые я по-настоящему влюбился. Мама уступила.

Мы сняли квартиру, поженились. Оказалось, Вика плохо готовит. Ужинать чипсами, копченой колбасой и пивом мне надоело на второй месяц. Я стал наведываться к маме, там всегда меня ждали котлеты и борщ. Вика как-то потратила всю мою зарплату на шубу, и мы перебивались с хлеба на макароны. Мама помогла с деньгами. Она приносила нам яблочный пирог, покрытый накрахмаленной салфеткой. Но я любил Вику, мне было с ней хорошо, особенно по вечерам, когда она укладывалась на мою грудь, мурлыкала, и мы смотрели телевизор, и разговаривали обо всем на свете.

Мой тост за тебя, любимая!

Когда родилась Алька, мама опять оказалась рядом. Вика не гладила белье, пеленки, распашонки были разбросаны по всей комнате. Мама брала и стирала наше белье, приносила его, пахнущее лавандой. Готовила еду, помогала деньгами, сидела с Алькой.

Вика не любила приходы мамы. Она поджимала губы, тенью слонялась по квартире и выслушивала ее наставления. Но когда мы оставались одни, напряжение спадало. Почему-то мы стали ссориться из-за пустяков, я сбегал к маме и отдыхал там. Пять лет вместе – стоит над чем задуматься.

После долгой полосы ссор и скандалов мы помирились. Перемирие длилось уже целый месяц, я боялся спугнуть это счастье. По выходным мы гуляли, ездили на природу, собирали грибы. Надвигался Викин день рождения. Двадцать пять лет – круглая дата, я решил устроить праздник жене.

Вику обсыпали цветами, я подарил ей колечко с сапфиром. Мама была против такой роскоши, у нас сломался холодильник. Не мешало бы сэкономить. Но я хотел, чтобы Вика была счастлива.

И Вика вся светилась, она смеялась, не сводила с меня любящего взгляда. Я поднял бокал и сказал: "Мой первый тост хочу сказать за моего самого любимого человека. Без него я бы не смог ничего достичь в этой жизни. Милая, любимая, спасибо тебе за поддержку, любовь, заботу", – и поцеловал свою маму, чокнувшись с ней бокалом. Моя мамуля торжествовала. Вика почему-то закусила губу, но не подала вида.

А вечером, схватив чемодан и дочь, она ушла. Я переехал к маме. Зачем платить лишние деньги за квартиру, когда есть свой угол. Мое белье вновь пахнет лавандой, в холодильнике после работы меня поджидает курица и салат. Меня никто не тревожит, не скандалит. А как же Вика? "Хватит с нее и алиментов", – сказала мама. Думаю, она права. А что ей еще от меня надо? И что за глупое ругательство – "маменькин сынок".

Елена НИКОЛАЕВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике