история Любви

"Я искала тебя…"

…Я видела, как Карина готовилась к этой встрече. Не находила себе места, думала, что надеть, что сказать, куда пойти. Или лучше остаться дома? "Не представляешь, что это для меня значит. Потом расскажу". И рассказала.

Это было ровно двадцать лет назад, я только поступила в институт и, как тогда было заведено, проходила "боевое крещение" на картошке. Но работала не в поле, а в столовой. С неких пор у раздачи стал задерживаться один пятикурсник. Потом Олег начал провожать меня до жилья. Пошли прогулки под луной, танцы в сельском клубе. Тогда была очень популярна группа "Аракс". Юрий Антонов пел: "Хочу, чтоб годам вопреки так же были мы близки двадцать лет спустя…" И как-то я, смеясь, сказала: "А давай встретимся через двадцать лет и потанцуем под эту же песню?"

Наш роман продолжался и в городе, хотя я была на первом курсе, он на последнем, забот было полно, но мы находили время друг для друга. Отношения были самыми романтическими, ничего, кроме поцелуев, но, получив диплом, он сделал мне предложение. В 18 лет мне смешно было и думать о замужестве, целью была учеба – я отказалась. Он получил распределение в Новосибирск и уехал. Писал, два лета подряд приезжал в отпуск, приходил ко мне. А иногда и не приходил, просто со стороны, издалека смотрел, как я иду в институт – и этого ему было достаточно. Но была еще одна попытка поговорить серьезно. Я опять отказалась, сказала, чтоб он устраивал свою жизнь, и пообещала, что назову его именем сына. А его попросила назвать свою дочку в честь меня. В назначенный срок встретимся вместе с детьми, вот будет здорово…

А через полгода я вдруг поняла, что теряю в Олеге очень близкого, любимого человека, мне страшно захотелось его вернуть. Зимой отец предложил мне поехать вместе с ним на Дальний Восток, поездом через всю страну, в том числе и через Новосибирск. Я дала Олегу телеграмму. Поезд опоздал на час, стоянку вместо 40 минут сократили до пяти. Он стоял на морозе, ждал, вбежал в вагон и все, что успел сказать – "Прости, я женился". Что я почувствовала, не могу передать. Отец, видя мое состояние, быстро налил полстакана водки, я хватанула – анестезия подействовала, и последнее, что я помню – как он уходил, оглядываясь, а на глазах у него были слезы. Впервые я увидела, как плачет мужчина.

С тех пор мы виделись всего один раз, случайно и на несколько минут, столкнулись нос к носу на автовокзале, когда я ехала к родителям с двухлетним сыном на руках. Подошла к Олегу, показала ему Олежку-младшего, сказала, в каком городе живу. Он тоже сказал о дочке, сказал, что не смог сдержать свое слово и назвать ее моим именем, – жена, которой он все рассказал, была против. Сообщил, что переехал из Новосибирска поближе, в среднюю полосу.

Вот и все. С тех пор прошла целая жизнь. Я рассталась с мужем, были другие встречи, события, сын рос, менялась работа – много чего было. Но я постоянно помнила о нем, думала – как он, где, что с ним? Потом эти мысли стали мучить меня неотступно, тем более, что приближались роковые сроки, истекали те два десятка лет, о которых я когда-то так легкомысленно ляпнула. А тут еще по телевизору пошла передача "Ищу тебя"… В конце концов я сказала – ну попытаться-то можно? Сунулась было в милицию, но там ничего не вышло. И тогда решила в поисках идти своим путем: придумала версию о встрече выпускников нашего института. Об Олеге я знала, кроме имени, фамилии и отчества, еще дату окончания вуза и город, где он живет. Исходных данных немного, но… Села на телефон. Заказала справочную этого города и поинтересовалась, какие у них есть предприятия, связанные с энергетикой. Мне дали несколько телефонов. Стала звонить по отделам кадров – нет такого. Конечно, за этот срок можно было сменить и место жительства, и специальность, да просто умереть. Но я все крутила и крутила телефонный диск. Важно было, чтобы собеседники выслушали меня, не бросили трубку, обычно это были женщины, а дело шло к Восьмому марта – я начинала с поздравлений, цепляла их, заводила доверительный разговор… Оставался предпоследний номер. И вдруг – да, есть, числится, перезвоните сюда-то. Звоню – отвечают: "Покурить вышел". Задрожали руки, в горле – комок. Все оказалось так просто, за какой-то час… У Олега, когда он услышал мой голос, тоже был эмоциональный шок. Мы проговорили полтора часа, он обещал обязательно выбить командировку в столицу и заехать ко мне. Не сразу, через несколько месяцев, но ему это удалось.

Я волновалась как никогда в жизни. Сын тоже переживал – все-таки встреча с человеком, в честь которого он получил свое имя. Уже ночью, в двенадцатом часу, подъехала машина, я глянула в окно – интересный, представительный мужчина. Он…

Я разволновалась, засуетилась, он – тоже. Олежка-младший спас положение. Потом мы проговорили до четырех часов, а утром он должен был уезжать. Я так перенервничала и устала, что на какой-то час провалилась в сон, как в яму. А когда открыла глаза, он сидел и смотрел на меня. Так и провел остаток ночи. Он не позволил себе побыть со мной как с женщиной, хоть мне этого очень хотелось.

Я поехала провожать его, мы вновь говорили о прошлом. Тогда, в Новосибирске, я ведь готова была сойти с поезда и остаться с ним навсегда. А он всю жизнь ругал себя за то, что не подождал, не настоял. Хотя все и сложилось неплохо в семье, на работе, но…

Вот и вокзал, кругом куча народу, знакомых полно, уже подают электричку. И вдруг я вижу, как у него покраснели глаза и опять потекли слезы. Я поняла, что одно мое слово – и он никуда не поедет. Почти силой втолкнула его в вагон.

Поезд ушел – и я почувствовала облегчение. И разочарование. И изругала себя – зачем? Зачем смутила чужую жизнь? И себе все испортила. Наверное, правильно я не вышла за него замуж. Может, все дело в этих слезах? Он слишком слаб, я сильнее, мы не были бы счастливы.

"Мечты сбываются", – пел тот же Юрий Антонов. Ну да, если очень постараться… Вот моя мечта сбылась и разрушилась… Зачем я его нашла?

Нина АЛЕКСАНДРОВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике