наши соседи

Все они мигранты. Все они таланты…

Диаспора северян, переселенцев из районов Крайнего Севера, в Коврове велика. Есть целый микрорайон, где шахтерам, бурильщикам, геодезистам из суровых краев предоставили жилье. Они обустроились на зависть аборигенам. Сами, без административных или общественных понуканий, поддерживают образцовый быт. Сажают деревца и травку, по которой соскучились на “северах", строят лавочки, красят штакетники. А по ночам им все равно часто снится тундра, родная шахта “Воргашорская", метели. Север манит.

Десять месяцев зима, остальное – лето

Семья Маренчук приехала из-под Воркуты. Хозяин, Василий Семенович, оттрубил в геологоразведочной партии 25 лет. Супруга, Лидия Сергеевна, чуть попозже на Север подъехала. Сами родом с Украины. Поженились молодые и решили отправиться в “свадебное путешествие" по адресу работы мужа. Лидия Сергеевна вспоминает:

– Сутки в поезде едем, ни деревца, ни кустика вокруг. Бараки по пути – зековский край. Куда меня завез, Василий “Сусанин"?! – спрашиваю. – А потом привыкла. По сей день сердце щемит, когда в “Новостях" земляков показывают.

Лидия Сергеевна перебирает альбом и рассказывает про экстрим северной жизни. Зимой частенько семья выбиралась из хаты на работу и в школу через форточку, ползком: за ночь снегом дверь заваливало так, что не открыть. Как с работы вьюжным вечером (два часа день-то световой зимой) шли гуськом, держась за веревку. Лишь бы не затеряться в пурге.

И жили, работали, детей растили. Хоть и не климат там на первый взгляд младенцем обзаводиться, супруги Маренчуки аж троих “экстремалов" нажили.

Беда, случалось, рядом ходила. Глава семейства однажды на буровую подался на вездеходе и под лед провалился. Надо за подмогой назад топать, а метель. Три дня блуждал в тундре, “кошмарики" перед глазами стояли… Еле выбрел на железнодорожную ветку к шахте. По ней пришел в диспетческую. Прислонился к теплой батарее и проспал сутки. Диспетчер не будил, понимал – человек заново родился!

Так что уж и ГУЛАГа давно там нет, и техника современная, а по бокам-то все косточки русские на трассах – не всех заблудившихся в буране поисковые отряды находят.

Обратный ход

Кризис реформаторский не миновал суровый край. Детям уже стабильная работа никак не светила. Стали думать о переезде. Северяне своих на произвол судьбы не бросали. Власти города предложили жилье в Коврове. За переселение и новую квартиру было заплачено. "Поехали, мать!" – сказал однажды глава семейства.

Ковров им приглянулся: зеленый, не захолустный вовсе, работа есть и от столицы недалеко. Берез-то в микрорайоне сколько! На севере, бывало, встретишь кустик зеленый выше метра – так и любуешься, листочки гладишь, вспоминая большую землю. А тут такой хоровод белых стволов!

И улица им досталась Еловая. Когда писали друзьям на север обратный адрес, там буровики-друзья от завидок просто узлом завязывались.

С вселением в дом, правда, небольшая оказия вышла. Приехали, а кругом на подъездах замки висят – самые первые новоселы они были. Но подрядчик, Ковровский ДСК, в первый день выдал ключи и пустил на ночлег. Потом еще до прибытия других новоселов Василий Семенович сам дом охранял – вот и работа на первое время.

Что наша жизнь
без удобств?

Обустраиваться на новом месте тоже талант надо иметь. В большинстве ковровских микрорайонов подъезды обшарпаны, почтовые ящики сбиты, стекла украдены, двери входные раздолбаны. В скверах вымерли былые деревянные зверушки, песочницы пропитаны собачьими испражнениями, детские площадки исковеркали обкуренные “децлы".

Не то у северян. Не стали они обивать пороги ЖКО, а сразу взялись за все сами. В лес сходил – принес саженец, посади дерево! – это неписаное правило новоселов.

Детвора заскучала – непорядок. Мужики сварщиков ищут, качели-карусели своими руками мастерят. Не дай Бог, кто из ребятишек что-то ломать начнет. Воспитание на Севере простое: слово родителей – закон. И на новом месте он обратной силы не имеет.

Сделали красиво себе и детям, принялись за “продовольственную программу". Вся земля у дома разбита на огородные участки. Грядки упираются в цокольный этаж, а на них зеленеют укроп, петрушка, лучок перьевой (ах, как о нем мечталось в тундре!), лютики-цветочки всякие. Сами же огородники вкруговую свои угодья заборчиком обнесли. Один субботник с умелыми руками и смекалкой.

Шесть лет дому, а в подъезде ни царапины, ни словечка скабрезного. Разумеется, двери металлические, с персональными ключами, спасают от безбашенных пришлых. Но ведь и свои подростки имеются. Воспитание: “чисто – где не сорят!" – закон. Один неопознанный субъект как-то оставил снаружи подъезда свой автограф. Новоселы три магазина обегали, в тот же день купили краску в тон и обновили фасад.

Держать оборону переселенцам удобно: дом на отшибе от местных “гарлемов", чужие мало ходят. А свои тут, как одна семья: из Магадана, Мурманска, Норильска, Воркуты. Их корни общие – Север.

Оттого, что мы с Севера, что ли?

Адаптация – процесс болезненный. В основном, психологически. Вот летом прибежал чиновник из ЖКО по жалобе местных сутяжников:

– Говорят, вы тут огороды поливаете прямо с балкона, и вода подмывает фундамент дома! Почва разрушается!

Кому он взялся объяснять? Эти новоселы земную твердь на километровую глубину изучили:

– Парень, на плечах должна быть голова, а не только мундир! – ответили ревизору.

– А еще в городских конторах нам пеняют на наше “богатство". Раз с Севера, значит – новый русский с мешком денег! Чудно. Там совсем иные ценности: чувство локтя, характер, плечо друга. Здесь эти слова утеряли смысл, истрепались, а там живут, – признаются собеседники.

У детей со сверстниками никаких этих взрослых и бестолковых заморочек нет. Мелкие недоразумения. Соседка северян, потомственная ковровчанка Марина Юрьевна рассказывает:

– Мои дочки – подружки их Ани. Звонят на работу: мам, что одеть погулять на улицу? Наказала строго-настрого – одевайтесь по погоде! Прихожу и превращаюсь в соляной столб: бегают все трое в футболках и шортах в конце марта. “Аня тоже по погоде одевалась – и мы с ней!" – оправдываются. К счастью, не заболели…"

– Анечка, в тундру хочешь?

– Очень… Там снежные кручи и стланик растет…

Анатолий ПАРФЕНОВ.

Фото из архива семьи Маренчук.

г.Ковров.

Примечание: “На Крайнем Севере, на стыке тайги и тундры, среди карликовых берез, низкорослых кустов рябины с неожиданно крупными светло-желтыми водянистыми ягодами, живет особенное дерево – стланик. Он неприхотлив и растет, уцепившись корнями за щели в камнях горного склона. Он мужественен и упрям, как все северные деревья…"

“Колымские рассказы" Варлама Шаламова.

ОТСЕБЯТИНА

И нам трудно привыкать к новому месту жизни, и “аборигенам": владимирцам, ковровчанам, вязниковцам – к нашим нравам.

У нас принято помогать друг другу, не ожидая денег за это. На Севере так – поможешь сегодня ты, а завтра помощь может потребоваться тебе.

Гораздо меньшую роль на Северах играет должность человека и блат. Человека ценят, в том числе и на работе, за его профессионализм и надежность, а не за “близость" к телу начальника.

Далеко не все северяне настолько озолотились на рудниках и в геологоразведке, чтобы завидовать их длинным рублям. На Севере знают, что бешеных денег там давно не платят, а если и платят побольше, чем в средней полосе, то за тяжкий и опасный труд, угробленное здоровье, тяжелый и суровый климат.

Кстати, очень долгое время северян-пенсионеров правительство лишило прибавок к пенсиям, и сплошь бывали примеры, когда уборщица, всю жизнь проработавшая в нормальном климате Владимирщины, получала пенсию больше, чем инженер северного ГОКа (горно-обогатительного комбината).

Ну да, мы, северяне, немножко другие, чем коренные владимирцы. Есть, кстати, этому и вполне медицинское объяснение. Чтобы согревать организм в холодном климате, кровь должна циркулировать быстрее. Всю жизнь она бежит по венам и артериям в таком ритме. Переезжая в среднюю полосу, мы этот ритм сохраняем, он уже выработан организмом.

Ну немножко моторнее в среднем северяне, мобильнее, чем среднестатистический владимирец. Чего ж на это обижаться? Наоборот, использовать надо этих неглупых, предприимчивых и работящих людей на благо их новой родины, Владимирского края.

Иван СТЕПАНОВ.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике