16+

Волшебныймешок парашюта

своя колея

Волшебныймешок парашюта

принес Виктору Докучаеву ворох забавных и опасных приключений, профессию и даже любимую жену

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ДОКУЧАЕВ Виктор Васильевич – мастер парашютного спорта СССР, родился в 1950 году в Орске Оренбургской области. К 18 годам совершил уже 150 парашютных прыжков.

Отслужил в ВДВ, после демобилизации был приглашен на работу в Центральный спортклуб ВДВ в Рязани. Позже служил в Борисоглебском военном училище и на авиабазе "Сокол" под Владимиром.

В 1974 году выполнил норматив мастера спорта.

Защищал престиж страны на множестве соревнований самого высокого ранга. Входил в состав парашютной сборной СССР. Часто выезжал за границу в составе команды Совавиаэкспорта, демонстрируя потенциальным покупателям отечественную парашютную технику. Объехал множество "развивающихся стран", вроде Индии, Перу или Ирака. Был в длительных командировках на Кубе и в Мозамбике, где готовил парашютистов для тамошних "наших товарищей".

Во Владимире Виктор осел в середине 80-х, потому что именно в нашем небе познакомился с парашютисткой Ольгой, ставшей его женой.

Набрав 6 тысяч прыжков, перестал их считать.

Сейчас Виктор Докучаев – Президент Владимирской федерации парашютного спорта. Она дала "путевку в небо" уже сотням парашютистов-"перворазников".

Жена Виктора – Ольга – тоже парашютист и кандидат в мастера спорта, помогает ему во всем. Дочь Докучаевых – Маша – совершила свой первый прыжок в 13 лет. Их сын – Антон – увлечен скалолазанием, но совсем не прочь "рвануть кольцо".

Четыре кольца
Виктора Докучаева

Перед выброской парашютистов за борт первым уходит "ванька" – маленький парашют с грузом. По траектории его снижения определяются направление и сила ветра, а в конечном итоге – вычисляется та исходная точка в небе, с которой будут стартовать прыгуны. Если неправильно выбрать точку выброса, парашютистов унесет на лес или на дома. 13 июля 2001 года "ваньку" выпустил за борт вертолета парашютист экстра-класса Виктор Докучаев. А тот … угодил прямиком в хвостовой винт МИ-2!

Вертолет без хвостового винта падает практически камнем. Даже если есть парашют, шансов уцелеть немного – покинувшего кабину прыгуна порубит на части громадным основным винтом…

Масштабы той катастрофы осознал только Докучаев, да еще, может быть, погибший вместе с машиной пилот Валерий Малышев, который сколько мог удерживал вертолет в вертикальном положении. Высота – всего 600 метров (даже тщательно подготовленный прыжок с такой высоты считается опасным), а внутри вертолета, кроме Виктора, еще три человека. Докучаев фактически силой вытолкнул всех троих в люк, успев собственными руками выдернуть их парашютные кольца! Когда же наступил его черед эвакуироваться, машина уже начала заваливаться набок и люк оказался над головой! Просто "выйти" было уже невозможно, пришлось подтягиваться на руках…

Докучаев приземлился почти одновременно с рухнувшим вертолетом и первым подбежал к кабине с еще живым летчиком… Пилота Малышева извлекли из обломков, повезли в больницу… Рядом в совершенно шоковом состоянии очутились дочь пилота, жена и дочь самого Докучаева, которые тут же на поле видели ВСЕ ЭТО своими глазами… И только тогда кто-то заметил, что в руке у парашютиста до сих пор сжаты ВСЕ ЧЕТЫРЕ парашютных кольца! И те, что он сорвал с куполов ребят, и свое – последнее.

Потом были похороны, потом – расследование, которое сняло с Виктора подозрения в нарушении техники безопасности, потом стало ясно, что никто из побывавших в переделке молодых, даже молодая красавица Света, не собирается рвать с парашютным спортом. Была потом и больничная палата – на фоне потрясений обострилась язвенная болезнь.

…А после всего опять началась жизнь. И опять непростая, а парашютная, та самая жизнь, которую Виктору Докучаеву когда-то принес шелковый мешок парашюта.

Прыгуна-разрядника
в десант взяли со скрипом

В школе Витя Докучаев мечтал о море, причем хотел стать обязательно военным моряком, хоть никакого моря в родном Орске и в помине не было… Зато рано были сделаны первые пьянящие глотки неба – в советские времена целеустремленных парней военкоматы направляли на парашютную подготовку и три прыжка считались крепкой заявкой на службу в десанте.

Прыгнул трижды и жди себе повестку? Докучаеву хотелось большего. На армейский призыв Докучаев пришел, уже 150 раз сиганув "с неба об землю".

А вот на медкомиссии начались странности. Врачи заявляют, что спортсмен-разрядник в десант … не годен. Как водится, объяснений нет, но Витя и сам знает свою проблему – рост ниже среднего, а ВДВ считается службой для богатырей. Он – к военкому: "150 прыжков! Мечта всей жизни…" Тот вроде бы "за", но на сборном пункте начинается та же самая волынка. Докучаев не сдается – сам рекомендует себя офицеру, отбирающему новобранцев в десантную часть. В общем, служил Виктор не просто в ВДВ, а в спортивно-десантном подразделении, выступлениями которого сражали наповал любых проверяющих.

…Что же до физических кондиций, то и сейчас, в 52 года, рельефной мускулатуре Виктора Васильевича позавидует всякий.

На сверхсрочную Виктор не остался – очень хотелось домой. И только когда уже дома догнало его приглашение в Центральный парашютно-спортивный клуб ВДВ, Докучаев засобирался в Рязань – поближе к куполам.

Обезьяна, съеденная солдатами революции

Советская родина нуждалась в валюте. А пуще валюты ей нужно было, чтобы идеи Ленина победили на всей планете. Поэтому просоветским режимам (в Африке, на Кубе) военную технику СССР отдавал фактически даром, а будущим странам "оси зла" (Ирак, другие арабы, Азия) – продавал за американские доллары. Товар надо показывать лицом, и кроме больших чинов и гэбэшников за рубеж ехали парашютисты – и прыгать, и обучать местные кадры. Ну, и на соревнования тоже выезжали не раз.

Сейчас Виктор вспоминает, что "заграницы" они видели маловато -аэродромы и военные городки везде одинаковы. На "гражданку" ходили группами в сопровождении особиста: музей Че Гевары, парк Пушкина(!) в Сантьяго и тому подобная "культурка".

– Конечно, нас инструктировали, что мы должны всячески пропагандировать достижения социализма, да только наши "меньшие братья" жили тогда настолько бедно, что сомнений в советском превосходстве не возникало и так. Местных денег – хоть оклеивай стены, а купить совершенно нечего.

В "красном" Мозамбике шла непрерывная гражданская война, и военспец Докучаев с матюгами учил здоровенных негров правильно выходить в самолетный люк. "Проем низкий, а бойцы здоровенные и от страха ничего не понимают: бац, лбом в притолоку, бац! Кричу: "Нагибайся, … твою мать!"

… В первую африканскую командировку Виктора отправили без семейства, а вот жилплощади дали в избытке – пустовала целая комната. В ней и прописалась подаренная русскому парашютисту в качестве домашнего животного обезьяна. Зверь смирно сидеть не хотел, а наоборот – ломал все, что попадалось в лапы, и всюду гадил. В итоге обезьяну пришлось отправить в сарайчик на аэродром, при котором жили вечно голодные солдаты негритянской революции. Они-то ее и съели. В Мозамбике ничейная обезьяна, как на Украине бесхозная свинья, – сама просится в пустой желудок бойца.

Беспартийный "агент Москвы"

Удивительно, но человек, которому коммунистическая партия доверила "высокую честь работать за границей", никогда не состоял в КПСС. Конечно, "вступить в ряды" предлагали не раз, но Виктор все время находил какие-то отговорки. А когда встал вопрос "поедешь – не поедешь", его кандидатура вдруг, вопреки всем секретным инструкциям, прошла.

Как выяснилось гораздо позже, у Виктора "на самом верху" был непрошеный покровитель: по званию – генерал, а по фамилии – тоже Докучаев! Те, кто проверял анкеты, проявляли трусливую дальновидность: что если этот парашютист – родственник "того самого"?! И ставили отметку: "Выездной".

Сказать бы "спасибо" этому генералу, да только "родственник" ни разу в жизни его не встречал.

"Мы с тобой одной
стропою связаны…"

Семья Виктора Васильевича – тоже случай особый. Со своей женой Ольгой он фактически познакомился … в небе владимирской авиабазы "Сокол", на которую приехал участвовать в подготовке к соревнованиям. И у него, и у нее прежде уже были браки, и, может быть, поэтому судьба свела их не сразу, но зато крепко-накрепко. Наверное, секрет тут в единстве интересов и разности темпераментов: Ольга тоже мастер парашютного спорта, но, в отличие от сдержанного и внешне даже сурового главы семьи, человек разговорчивый, легко идущий на контакт, а еще – любительница цветов и лучший друг и своим собственным, и всем "парашютным детям".

Они всегда вместе: на летном поле, в деревне с "чеховским" вишневым садом, на отдыхе – прошлым летом Докучаевы вместе с детьми – Машей и Антоном – ездили на машине к Черному морю.

Нынешний Новый год Виктор, Ольга, их дети и их друзья встретили весело и дружно, как повелось с тех времен, когда еще маленьким Маше и Антону подарки под елку прилетали … на парашюте! Тогда они верили, что маленький купол к праздничному мешку прицеплял не папа, а Дед Мороз. Теперь они выросли и точно знают, что такой отец куда лучше любого волшебника.

Михаил ЯЗЫНИН.

Фото из архива семьи Докучаевых.

Просмотры: