Без детей дом опустел

Киржачская семья Гончаровых в 80-х годах гремела на всю страну. Они одними из первых в СССР организовали семейный детский дом. Когда им присвоили этот статус, у Гончаровых уже...

особый случай

Без детей дом опустел

Киржачская семья Гончаровых в 80-х годах гремела на всю страну. Они одними из первых в СССР организовали семейный детский дом. Когда им присвоили этот статус, у Гончаровых уже было семеро усыновленных детей и одна приемная дочка. Но они-то экспериментировать не собирались…

Я сплю. И в необычном сне

Я вижу трепетные руки.

Они меня ласкают в тишине,

Они не знают устали и скуки.

Как мне хотелось, чтобы наяву

Почувствовать тех рук прикосновенье,

Но только никогда я не смогу увидеть маму,

Даже на мгновенье…

Я сплю. И в необычном сне

Я маму бережно и нежно обнимаю,

Как мне хотелось, чтобы не во сне!

Так будет наяву. Я точно знаю.

Маша ГУДИЛОВА, 11 лет.

Какие уж с судьбой эксперименты

Первого малыша им "сосватала" дочка Лена. Она лежала в больнице и привязалась ко всеми покинутому полуторагодовалому малышу. Уговорила родителей забрать Алешу. Лена тогда училась в Суздале, дома бывала редко, и родители скучали. Вскоре дочь вышла замуж и уехала.

Случай из тех времен Наталья Николаевна вспоминает с содроганием. Уже полгода Леша жил у них. Играл как-то во дворе, а мимо шла его родная мать. Испугались: узнает, кинется к малышу, как он все воспримет? А у мамаши никакого голоса крови – прошла мимо, только умилилась: "Ах, какой хорошенький малыш".

Когда Алеша уже стал ее братиком, Лена сетовала отцу с матерью:

– Парень один будет расти, как я? Скучно ведь ему".

С этого и появился 11-месячный Коленька. Такими же маленькими семья усыновляла Кирилла и Васю. Олега взяли 6-летним, но к тому времени первые мальчишки подросли.

Оксану их уговорили взять, нельзя было девочку оставлять в детдоме. Она оттуда регулярно сбегала, далеко ли до беды? А Дима с Олей пришли взрослыми, в 10 и 8 лет. Их тоже спасали из детдома: умные ребятишки могли оказаться в интернате для умственно отсталых детей.

В семью принимали, о льготах не думали

Всех, кроме Оксаны, они усыновили. Дали свою фамилию и права родных детей. И обязанности родительские на себя взвалили по полной программе: на помощь от государства не рассчитывали. Единственным кормильцем был глава семьи Алексей Васильевич. Работал в совхозе шофером. В те времена это давало солидный заработок. Наталья Николаевна – экономист, но с появлением сыновей все время посвятила детям.

Когда на приемных детей государство расщедрилось дополнительными выплатами, им предложили – разусыновляйте своих, будет и вам доход. Лишних копеек не было, но ради денег не стали судиться и травмировать детей.

Злые языки судачили: "Ребятня голодная, а они на пособиях наживаются". Над "наживой" даже почтальон, приносивший извещения, смеялся. На одного было положено 6 рублей, на второго – 4, на троих – десятка. Хозяйство выручало: огород, корова, индюшки, куры. Ребята помогали управляться, дом отстраивали все вместе.

На строительство дома часть денег выделил губернатор целевым назначением. А вот совхозное начальство обязало через две недели отчитаться за них.

Такого горького юмора было много. До сих пор со слезами в голосе вспоминает Наталья Николаевна одну мелкую чиновницу, которая за какие-то копейки, положенные Гончаровой как многодетной матери, "изобличила" ее: "Эта женщина обманула государство! Она не имеет права ничего получать – у нее не свои дети, а усыновленные".

Хотя по закону никакой разницы здесь нет.

Удивительно – ближние выискивали какую-то выгоду в их поступке, норовили подколоть, обидеть. А вот издалека, от совсем незнакомых людей, приходили очень добрые письма и даже подарки.

Один даже шокировал: перевод на солидную сумму и письмо без обратного адреса. Пожилой мужчина написал, что высылает им все свои накопления, которые сделал, вкалывая на собственной пасеке. Он просто благодарен им за детей. Сам, мол, детдомовец и знает, какой горькой бывает казенная похлебка. Материальный эквивалент этой благодарности был настолько большим, что хватило на целый "Запорожец".

Но мальчишки возмущались, когда Гончаровых выделяли среди других. Им хотелось быть обычной семьей.

Жизнь сценариев
не любит

Сейчас этот дом опустел и кажется огромным. С родителями остался только Вася. Он учится на автомеханика. Леша и Коля служат в армии. Кирилл осваивает пекарское дело, женился, недавно подарил родителям внука. Оксана – второкурсница медучилища в Александрове. Оля живет в городе Пушкине.

Когда там оперировали Оксану, Оля приехала поухаживать за сестрой, да так и осталась: встретила своего суженого. В отчий дом летят весточки отовсюду, родные голоса часто звучат по телефону.

Но не за всех родительское сердце спокойно. Олег в свои 22 года уже второй раз сидит за кражу.

– Нас предупреждали, что бывает наследственность, с которой никаким воспитанием не справишься, – вздыхает Алексей Васильевич.- Да и пришел он к нам уже шестилетним. Мы ведь его брали вместе с родным братом Ромкой. Тот с самого начала у всех все тащил: все дома есть, а ему надо украсть. Единственный, от кого мы вынуждены были отказаться.

Среди детей оказался сын арабскоподданного

А о Диме они без слез вообще пока говорить не могут. В феврале он уехал в Оман, даже не попрощавшись с теми, кого 8 лет звал мамой и папой.

– Мы-то думаем, что он в армии, а его уж несколько месяцев, как там нет. Родная мать нашлась. Она ему помогла комиссоваться. Ну нашел маму, расскажи, попрощайся по-человечески. Мы же только рады, если все хорошо, – сбивчиво рассказывает Наталья Николаевна.

– Мы его взяли десятилетним. Представляете, даже не знал, что картошку надо чистить. Он сразу стал называть нас мамой и папой, помогал во всем охотно, с ребятами подружился.

Когда ему было 12 лет, о нас написала "Советская Россия". Там про Диму рассказали, что его отец – очень богатый иностранец. Дескать, не только у пьяниц отбирают детей.

Статья попала на стол к Диминому отцу. Когда-то он учился в Москве, полюбил местную студентку. Диму она родила еще до того, как стала его женой, и скрыла, видимо. Потом уехала к любимому в Оман как законная супруга. Он, когда узнал о Диме, потребовал, чтобы привезла сына.

С мамой Димы и той корреспонденткой, что статью написала, мы встречались в Москве. Мы отказались его отдавать и что-либо ему рассказывать: в 16 лет пусть сам решит свою судьбу. От денег тоже отказались. А они, оказывается, все-таки посылали какие-то деньги на Диму и Олю той корреспондентке. Но мы ни копейки не получали.

Вот когда Дима был в армии, мать его нашла. И хорошо, мы ведь ничего и не хотели скрывать! Но они почему-то решили все сделать тайком.

Он документы свои из дома забрал якобы для поступления в институт. Дети знали обо всем, но нам не говорили. Ждали, что сам все расскажет. Он звонил, молчал в трубку. Даже приезжал, Оля рассказала, но в дом не решился войти. Так и уехал. А сам всегда говорил: "Я из этого дома никогда не уйду".

Конечно, очень обидно. Но мы ни о чем не жалеем. И ребятами своими довольны: добрые, трудолюбивые. Случись жизнь снова прожить – так же поступили бы.

Валерия Сергеева.

Фото Александра Сабова.

г.Киржач.

Справка

Алексей и Наталья Гончаровы приехали в Киржач из Баку, когда их Леночка была уже десятиклассницей. "Обострение дружбы народов" здесь ни при чем. Просто в Киржаче им помогли решить квартирный вопрос.

О том, что станут многодетной семьей, никогда не думали, не гадали. И Алексей Васильевич, и Наталья Николаевна были у своих родителей единственными детьми.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике