Житейская история

Своя среди чужих

Иногда Николаю кажется, что его навязчивая идея – не более чем фантазия. Сюжет, достойный сочинителя мыльных опер. Однако жизнь иногда выдает такие повороты, перед которыми бледнеют любые сериалы. Но почему это произошло именно с ним, чем он провинился?

Когда восемь лет назад Ольгу выписали из роддома с крохотной дочкой на руках, он был счастлив, ощущая отцовскую гордость. На Наташеньку не мог насмотреться. Не чурался "немужских" забот о младенце – пеленок, бутылочек, баю-бай. А уж гулять с наследницей в коляске было настоящим удовольствием.

Однажды на прогулке незнакомая женщина попросила присмотреть и за ее ребенком, пока она забежит в магазин. Вернувшись, молодая мама присела на скамеечке рядом. Завязался разговор – общая тема мирно дремала в колясках. Оказалось, что Ира родила дочку в один день с его женой и чуть ли не в одну минуту, и лежали они в одной палате. Поудивлялись, как тесен наш городишко, и разошлись.

Когда он рассказал о встрече жене, та сразу же вспомнила Ирину. "Мы с ней еще смеялись тогда – как бы нам детей не перепутали. Родились минута в минуту, обе девочки, а от наших медсестер всего можно ожидать", – обронила Ольга. Эта реплика его неприятно удивила. Стал расспрашивать жену, она сначала смеялась, а потом, уже сердясь, выдала "убийственный" аргумент: мать свое дитя всегда узнает. Инстинкт, знаете ли, вам, мужикам, не понять.

Младенческая похожесть быстро исчезает, проступают индивидуальные черты, фамильное сходство. Но вот его-то и не видел Николай у Наташи ни в год, ни в два, ни в три, как ни всматривался в ее лицо. И на Ольгу она тоже не была похожа. Ни в мать, ни в отца. Откуда у нее эти каштановые кудряшки и карие глаза – от деда, что ли? Жена была в этом уверена, а вот его старые фотографии почему-то не убеждали.

Дочке было лет пять, когда он вновь встретил на улице Ирину с ее дочкой. И оцепенел, уставившись на подросшую девочку. Русоволосая, голубоглазая, а на щеке – ямочка, как у его жены!

С этого дня он потерял покой. Оказывается, Ольгин смешок "как бы нам детей не перепутали" занозой застрял в голове и теперь о себе напомнил. Чужая девочка выглядит так, как должна была выглядеть его дочь. А Наташа не похожа на родителей ни в чем. Почему? Бессонными ночами вывод был очевиден, а утром он гнал от себя идиотские мысли и, целуя Наташку, чувствовал себя предателем. Что-то непоправимо изменилось. Ему все меньше радости доставляло дочкино общество, он все чаще срывался на нее, наказывал ни за что. Непонимающие, обиженные несправедливостью глаза ребенка обжигали стыдом, но он уже не мог остановиться.

Однажды он решился поговорить с женой. Лучше было этого не делать. Скандал разразился дикий. Растерянность, изумление, возмущение сменялись на Ольгином лице. Потом были слезы и оскорбления, самое мягкое из которых – "психопат".

Николай узнал, в какой школе учится его "родная" дочь, и однажды пришел к окончанию занятий. Увидев девочку среди подружек, замер. Каждый ее жест, слово, улыбка откликались в его душе. Ему казалось, что и девочка должна чтото почувствовать, есть же этот пресловутый голос крови? Но когда он попытался заговорить с ней, девочка испуганно шарахнулась в сторону…

Николай понял, что самостоятельно покончить с этим сумасшествием не сможет.Теперь он собирается в столицу, чтобы сделать генетический анализ и окончательно убедиться, что Наташа ему не родная. Понимает, что это знание мало что даст – ведь не отказываться же от той, кого воспитывал столько лет, не претендовать на чужого ребенка?И все же он хочет знать. Лучше ужасный конец, чем ужас без конца. А может быть, все окажется хорошо, и он все это время страдал из-за бредовой фантазии?

Нина Александрова.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике