особый случай

Отец-одиночка украл родную дочку

– Рассказ будет долгим, – начал ковровчанин Александр Чаурский. – Я украл свою дочь. С бывшей женой познакомился в Пятигорске. Я в то время жил в Ростове, а в Пятигорск приезжал к родителям. Там и встретил ее. Любви с первого взгляда у нас точно не было. Уезжал – обменялись адресами. И вот присылает она письмо. В конверте – бланк из ЗАГСа, заполненный со стороны невесты. Я внес свои данные и подал заявление. Расписались. Родилась дочка…

Все для дочки

Когда девочке исполнилось 2 года, переехали в Харьков. Там у жены дедушка с бабушкой. Дед занимал на заводе хорошую должность, обещал пристроить нас и помочь с жильем.

Но с квартирой не получалось. Дед ворчал, мол, на старости лет живу в коммуналке. Фиктивно развелись и прописались в разных общежитиях.

Жена стала чаще задерживаться на работе. Люди говорили о ее романе с начальником. Я и сам замечал, что творится неладное. Когда их отношения стали выходить за рамки приличия, вмешалась администрация завода.

В это время одному из сотрудников завода выделили квартиру. Он был на 11 лет старше моей жены, но это им не помешало. Они сошлись и стали жить вместе. Я остался в глупом положении: жена живет с другим мужчиной, а я – у ее дедушки с бабушкой. Дочку мать забрала с собой.

Я за все это время виделся с дочкой раза два. Однажды ребенок возьми да ляпни: "Скоро мы с папой поменяем адрес". С чего она это взяла, не знаю. Но жена запретила нам встречаться.

Она сама натолкнула меня на мысль украсть ребенка. Как-то я попросил у нее разрешения встретиться с дочкой. Жена отказала: "Еще украдешь, а потом ищи тебя!"

Эта мысль запала мне в душу. Я решил снять квартиру и тайно перевести туда мою девочку. Нужны были деньги. Я познакомился с ребятами, которые собирали компьютерные платы и продавали в Москве. Они взяли меня. Освоился, скопил нужную сумму, снял квартиру.

Она была абсолютно пустая, даже чайника не было. Сахар по талонам выдавали, килограмм на месяц. Четыре месяца пил чай несладким, копил для дочки. Обзаводился хозяйством. Когда все было готово, выпросил погулять с девочкой в парке и спросил, с кем она хочет остаться, со мной или с мамой. Она сказала: "С тобой". Позвонил деду и просил передать жене, что девочка будет жить у меня.

Счастье длилось недолго. Знакомые подсказали, где нас найти. Через неделю явилась жена. Влетела в комнату, схватила дочку и только потом огляделась и примолкла. Не таким она ожидала увидеть мое жилье. В маленькой квартире было все необходимое: мебель, компьютер, пластинки. Даже в холодильник нос сунула, а он – битком. Но жена забрала дочку и сказала, что я ее больше не увижу.

На душе было пусто. Оставаться в этой квартире не было сил. Заручившись рекомендацией, уехал в Петушки. Там опять устроился в компьютерную фирму. Мы собирали "компы" и торговали платами на радиорынке. За несколько месяцев я заработал неплохие деньги и вернулся в Харьков. Пришел на свою прежнюю квартиру, расплатился с хозяевами, собрал вещи и перевез к другу. На велосипеде поехал за дочкой.

"Похищение"

– Я видел, как они вышли из подъезда. Жена куда-то пошла, а Вика играла у дома. Девочка узнала меня и прыгнула на сиденье. Нам предстоял долгий путь. Вечером я перезвонил деду, просил передать жене, что дочка будет жить со мной.

Последняя ночь в Харькове, сборы, дорога, поезда, граница… Только в России я пришел в себя и немного успокоился. Первое время жил в Москве, потом перебрался в Ковров. Собирал компьютеры, но скоро спрос на них стал падать. Пришлось потуже затянуть пояса.

В мае 95-го знакомые посоветовали нам переехать в село Сарыево Вязниковского района. Компьютерами в этой глухомани никто не интересовался. Зато в каждом доме был старенький телевизор, который нет-нет да и ломался. Как только народ прознал, что я в этом деле разбираюсь, пошли заказы. Этим и жили.

Через год переехали с дочкой на станцию Крестниково Ковровского района. Я по-прежнему ремонтировал телевизоры. Вика первые годы училась на дому, а к пятому классу запросилась в школу. Пришлось обратиться в районо. Инспектора по охране прав детства встретили меня с недоверием. Спрашивали: "Как девочка очутилась здесь? Почему вы ее украли?" Потом долго беседовали с дочкой за закрытыми дверями.

Нам пошли навстречу. Сделали запрос в Харьков. Оттуда пришло свидетельство о рождении. Вика начала посещать занятия. Три года подряд занимала призовые места на районных олимпиадах.

У бывшей жены сейчас другая семья, дочери от второго брака недавно исполнилось 10 лет. Два месяца назад мы звонили ей, дали адрес, пригласили в гости. Сказала, что приедет в феврале на Викино 16-летие и заберет ее к себе.

О сироте и безотцовщине

Вот такую историю поведал нам Александр Николаевич Чаурский. Правильно или нет поступил он 9 с лишним лет назад – Бог ему да еще Вика – судьи.

Российский суд в подавляющем большинстве случаев встает на сторону матери. Но в последнее время все чаще печатаются истории о мужчинах, укравших своих детей. Несмотря на разрыв с женами, они не отказываются от отцовства и решаются на крайние меры. "Разделить" ребенка в суде непросто. Одна из сторон всегда будет недовольна. Но и воровство детей – не оптимальный вариант.

После 9 классов Вика пошла в вечернюю школу. В Крестникове нет средней школы, поэтому с февраля этого года Чаурские снимают однокомнатную квартиру в Коврове.

Проблем хватает. В 95-м Александр Чаурский потерял паспорт. Выправить новый оказалось непросто. Вике в феврале исполняется 16 лет, но до сих пор у нее также нет паспорта. Хотя Чаурские в России уже более 9 лет, они не смогли обзавестись своим жильем, жили на частных квартирах без прописки.

Мне не удалось поговорить с бывшей женой Александра. А вот с Викой я побеседовала. Она ни о чем не жалеет. Говорит, если бы снова пришлось делать выбор – прыгнула б на сиденье отцовского велика не раздумывая, как в тот далекий вечер.

И они счастливы.

Марина ПОНОМАРЕВА.

Фото автора.

г.Ковров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике