плотоводец

Год назад о нем заговорила вся область. Инвалид, у которого отказали ноги, проплыл за 30 с небольшим переходов от Мурома до Нижнего, а затем еще по Волге до...

русский экстрим

плотоводец

Год назад о нем заговорила вся область. Инвалид, у которого отказали ноги, проплыл за 30 с небольшим переходов от Мурома до Нижнего, а затем еще по Волге до Макарьевского монастыря. Всего – 330 километров. При этом еще тянул за собой 300-килограммовый плот.

Сам Валерий Сорокоумов из Мурома тогда на меня обиделся: "Где ты видела, чтобы я в сильные морозы пиджак поверх рубашки надевал? Когда прихватит, я майку под рубаху поддеваю, а пиджака или там пальто у меня никогда и не было". Так что исправляю ошибку.

Год выявления ошибок

Снова мы встретились с Валерием после его возвращения из Крыма. На этот раз он покорял Азовское море. По Аральскому и Каспийскому уже плавал, но на плоту, под парусами. Азов же он решил "взять" вплавь, как и в прошлом году буксируя плот, который был его пристанищем в морских просторах.

Когда он в прошлом году об этой задумке рассказывал, я подумала: "Ну дает мужик! Полупарализованный, а о каких-то морских заплывах мечтает". Но когда весной встретила его на ногах, самостоятельно двигавшегося, порадовалась за него и снова поразилась его силе воле. Мелькнула мысль: "А ведь поплывет!"

И сейчас не сомневаюсь, хотя в нынешнем году покорить Азов Сорокоумову и не удалось. Разумом-то он бы все сделал, но здоровье… Инвалидность зря не дают. Хотя и встал на ноги с помощью массажиста и ежедневных упражнений, да тот заплыв на 300 с лишним километров по Оке и Волге, как сам утверждает, здорово помог, но долго стоять и сидеть трудно.

Взявшись сооружать плот, немного затянул с его доводкой. Да и напросившиеся в компаньоны люди в последний момент отсеялись. Из 5 человек ни одного не осталось. Как сказал сам Валерий, прочитав в газете красивый материал про его заплыв, увидев фотографии, многие откликнулись на призыв отправиться в путешествие по морю. А как до дела дошло, у всех неотложные дела нашлись.

– Но я ни о чем не жалею, – говорит Валерий. – В этом году у меня просто была генеральная репетиция. От задумки не отказываюсь, осуществлю ее в будущем году. А этот был годом испытания и выявления ошибок.

А я еду, а я еду за мечтою…

Плот Валерий собирал по собственным чертежам на даче. Деревенский люд все лето неподдельно интересовался чудным горожанином. Мужики заглядывали к Валере на огонек и не упускали случая подколоть: "Ты еще не на море?" А когда он, загрузив конструкциями и вещами сразу резко осевший прицеп, вырулил на стареньком "Жигуленке" за околицу, многие с тоской смотрели вслед. Человек за мечтой поехал…

Верная подруга Алла – единственный человек, кто не бросил его в авантюрном предприятии. Они ехали по знакомой дороге и думали, что жизнь продолжается. Они в этом и не сомневались. А вот другие, видя его беспомощным, в это верили с трудом или совсем не верили. Кто-то пустил по Мурому слух: дескать, Сорокоумов, тот, что в пруду зимой купается и ходит в одной рубашке в мороз, умер. Другие приходили с просьбой продать им прицеп, мол, ему уже не понадобится. Третьи потихоньку растаскивали запчасти с его машины. А он назло всем выжил и ехал туда, куда мечтал.

– До места добрались, но, увы, приехали поздно. Начался период штормов, – рассказывает Валерий. – Должен сказать, народ там замечательный, душевный. Тепло они к нам отнеслись! В порту Ейска все рассказали об особенностях моря, карту дали. В пластик ее упаковали, чтоб не промокла. Но начальник и капитан порта предупредили, что выходить в море опасно.

Испытание морем

Тем не менее Валерий с Аллой разбили на берегу Азова бивак. Люди они общительные, быстро нашли друзей и единомышленников. Рыбаки им выделяли по нескольку рыбин из улова. Приглашали на постой в дом, так как похолодало и ветер пронизывал насквозь их прицеп, в котором они и обитали.

Но Валерий отказался. В доме они и в Муроме поживут. А сюда приехали наслаждаться морем, вода в котором не превышала 10-12 градусов. Местные мальчишки во все глаза наблюдали за странным мужиком, купавшимся в ледяной воде: для них "моржи" в диковинку.

Валерий собрал плот и опробовал его. Он не слушался, не мог держать курс.

– Понадеялся на авось и не сделал дверцы, решив, что и без них обойдусь, – прокомментировал Сорокоумов. Камеры по бокам создавали ужасное сопротивление. Плот болтало так, что установленное оборудование, в том числе и газовая плита, на которой предстояло готовить еду, ходило при шторме ходуном. Нужен был какой-то крепеж.

– Я все это вовремя выявил и теперь знаю, как надо будет исправить, – сказал Валерий. – Пока в прицепе шторм переживал, все рассчитал и начертил, недаром же инженерное образование имею. На будущий год приеду к морю в мае. Сразу начнем с новой командой все переделывать. Люди, мечтавшие совершить такой заплыв по морю, на Азове нашлись. У них и плот оставил.

Своей увлеченностью муромский последователь Федора Конюхова заразит кого угодно. Она согревает Валеру и в ледяной проруби, и в морозный день у открытого окна.

Людмила МАУРОВА.

Фото из архива

Валерия Сорокоумова.

Муромский округ.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике