На пороге едва помаячили, и ушли, за солдатом солдат

В воскресенье во Владимире прошел День памяти погибших в "горячих точках", локальных войнах и конфликтах. Десятки родственников собрались у трех скорбящих ангелов - памятника воинам-интернационалистам в центре Владимира....

тема дня

На пороге едва помаячили,

и ушли, за солдатом солдат

В воскресенье во Владимире прошел День памяти погибших в "горячих точках", локальных войнах и конфликтах. Десятки родственников собрались у трех скорбящих ангелов – памятника воинам-интернационалистам в центре Владимира. Матери, отцы, жены и братья погибших ребят молча стояли с цветами и свечами в руках. В глазах застыла боль, на душе пусто и тяжело.

Они приехали сюда из Успенского собора после панихиды по погибшим в Афгане и Чечне и по традиции возложили к мемориалу цветы и венки.

Для меня этот день тоже был особенным. Мой отец служил в Афгане. Слава Богу, вернулся.

__________

Почти 11 лет длилась война в Афганистане. 15 февраля 1989 года война закончилась, итог ее печален:

– погибло 14 453 человека,

– пропало без вести 417 человек,

– стали инвалидами 10751 человек.

777 молодых владимирцев в разные годы прошли через кромешный ад непонятной войны. Вернулись ранеными 43 человека, остались инвалидами на всю жизнь – 30. Тринадцати уже никогда не будет среди нас, живых.

_______________

Жутко вспомнить об этом

Очень редко афганцы говорят о той войне. И все же, все же…

– Привезли из Союза солдат, – вспоминает отец. – На занятиях им поиграть захотелось, бросали гранату друг другу, как мяч, – кто поймает. Играть расхотелось после того, как повел их в палатку, где расположился армейский морг. Видно было, что многие погибшие уже побывали в руках афганцев – тела изрезаны были…

Но и среди ужаса есть что-нибудь приятное, например, – баня. С водой напряженка была. И все очень скучали по березовым веникам и березкам – везде их рисовали. А если кто-то приезжал из Союза, то обязательно привозил с собой веники березовые. Набивались в парилку только для того, чтобы вдохнуть родной запах. Потому и записи с песнями под гитару так пронизаны ностальгией по Родине…

Среди моих бывших одноклассников был мальчик, у которого отец погиб в Афганистане. В школе потерявших отцов ребят было несколько. Мы не понимали тогда, в 6-м классе, как это страшно, потерять отца на войне. Только потом дошло, что это такое, когда представила, что отца нет рядом. Страшно стало.

"Мне нужен он не мертвый, а живой…"

Я стояла среди плачущих матерей. Так тяжело смотреть на несчастных женщин. Подошла к одной из них – с портретом молодого парня. У Ирины Николаевны Сломинец сын Сергей погиб 8 августа 1999 года во время второй чеченской кампании.

– Ему было 22 года, – рассказывает мать. – Веселый был. Больше всего любил рыбалку. Радовался, что скоро домой вернется, служить ему оставалось 3 месяца.

Последние цветы легли на холодный мрамор. У памятника осталась одна из многих, с опухшими от слез глазами.

– Мы сюда приехали из Брянской области, из чернобыльской зоны, – с болью вспоминает Валентина Петровна Массан. – Хотела спасти детей. Старший сын Женя учился на одни пятерки. Во Владимире закончил одиннадцать классов. Хотел поступить в военное училище. Прошел все комиссии, а районная "забраковала" – повышенное давление. Я просила его: "Сынок, поступай в институт", а он сказал: "Мама, тебе денег не хватит меня учить, схожу в армию, а потом видно будет". Сходил…

Валентина Петровна не может сдержать рыданий:

– В Чечне Женя погиб. Домой последний раз приехал 19 октября. Служить оставалось полгода. С младшим братом Женечка в последний свой приезд домой собрался идти в клуб. Он наряжается, а я говорю: "Сынок, какой же ты у меня красивый". Он действительно был красавец: 184 рост, на лицо – ангел. Стоит посреди комнаты и говорит: "Мама, я в Чечню поеду". "Сынок, не соглашайся ни в коем случае".

С этим он уехал в часть. Я проводила его до Лакинска, предчувствие уже какое-то было. Он служил в Подмосковье, и я часто к нему ездила. Если нет его неделю или две, я к нему еду. А тут меня что-то держало. 18 ноября получаю письмо, где Женя пишет: "Мама, не приезжай, если даже приедешь, тебя не пустят, у нас, мол, учения". Я ушла на работу, а 19 числа прихожу с работы, включаю телевизор и вдруг вижу знакомую часть – те же березки, ворота. А ребят не показали. Тут я все поняла. 20 ноября вечером показали Чечню, и я увидела на экране Женечку. Его только и показывали крупным планом. Я закричала и упала. Он ровно два месяца там пробыл.

Женя Массан погиб, спасая жизнь своему командиру роты. Награжден орденом Мужества. Он не дожил даже до своего 20-летия.

_________

Я не хочу, чтоб орудийной канонады

Услышал мой ребенок, мой и твой.

И призовем мы криком – нет, не надо,

Мне нужен он не мертвый, а живой.

_______

Наталья ШАПОШНИКОВА.

Фото Рудольфа Новикова.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике