не кашляй!

Альбина Портнова: "Близорукость – расплата за блага цивилизации"

Ежегодно во Владимире выполняется 1200 микрохирургических операций для взрослых

– По моему субъективному ощущению, близорукость и дальнозоркость сильно помолодели. И вообще, за минувшее десятилетие резко выросло число владимирцев, нуждающихся в консультации и помощи ваших коллег-офтальмологов?

– Это действительно так. Ухудшение зрения – расплата за блага цивилизации. Обилие компьютерной и видеотехники требует напряжения зрения. Наши дети чуть ли не с пеленок приобщаются к видео- и компьютерным играм, много времени проводят в замкнутом пространстве. А им, как и всем людям, стоило бы побольше времени проводить на улице. Вот и получаются малыши в очках.

Очень велики нагрузки на глаза у школьников, студентов. Да и взрослые люди много времени проводят у телевизора. К сожалению, выходит масса печатных изданий "в дорогу" с неудобным мелким шрифтом… Человек, чтобы сохранить остроту зрения, должен смотреть не только вблизи, но и вдаль.

– А газеты читать не вредно?

– Если не такой мелкий текст, как в иных бестселлерах.

– Выходит, мы на пороге катастрофической ситуации? Скоро людей без очков на улице и не увидишь?

– Вовсе нет. Хотя число больных растет в геометрической прогрессии. Тем не менее, катастрофы не предвидится. Детей наблюдают с рождения, потенциальных пациентов офтальмолога выявляют буквально с пеленок. В детсадах и школах созданы кабинеты реабилитации. В них больным детям оказывается специализированная помощь и глазных врачей.

– Близорукость и дальнозоркость уже стали привычным явлением, вроде и не заболевания, как насморк…

– Это болезни. Близорукость развивается из-за слабости так называемой цилиарной мышцы. В итоге она может привести к тому, что человек без очков видеть не может – при 6-7 диоптриях. А значит, возникнут ограничения в работе. Дальнозоркость – врожденное состояние: это "маленький глаз", его недоразвитие. В перспективе дальнозоркий человек ни читать, ни ходить без очков не сможет.

А вот ослабление зрения в 40-летнем и более позднем возрасте не считается болезнью. Цилиарные мышцы глаз ослабевают настолько, что они уже не могут нормально сокращаться. Человек вблизи без очков не может видеть.

– Говорят, близорукие люди после сорока становятся дальнозоркими и наоборот.

– Это только слухи.

– А правда, что близоруким людям с очками до двух диоптрий лучше реже пользоваться очками?

– Это так.

– А контактными линзами?

– Если вам требуются очки менее 4 диоптрий, я не рекомендую использовать линзы.

– Что изменилось в наших глазных отделениях за последние десятилетия? Прогресс и новые технологии достигли Владимира?

– Достигли. Например, оказываем квалифицированную помощь при прогрессирующей близорукости. В нашем отделении мы делаем склеропластические операции для укрепления заднего полиса глаза. Это позволяет предотвратить развитие болезни, но не восстановить остроту зрения. В отделении мы испробовали массу операционных методик при этом заболевании, выбрали именно эту. Она позволяет избегать осложнений.

– Операции какого профиля вы преимущественно делаете в отделении?

– Мы многое можем! Основная масса операций – по поводу катаракты, глаукомы, а также склеропластические операции и всевозможные пластические операции на глазах, веках, на слизистой оболочке глаз.

– Самая лучшая операция – та, без которой можно обойтись. Оперировать глаукому и катаракту обязательно или возможно вылечиться капельками и кремами?

– Катаракту удалять обязательно нужно. Это не та операция, без которой можно обойтись. Катаракта не рассасывается. Не обязательно ждать, когда она "созреет". Как только острота зрения снизится до 0,1%, делаем операцию.

Глаукома – самая серьезная глазная болезнь. Это болезнь сосудов, приводящая к нарушению питания глазного нерва и безвозвратной слепоте. Глаукому можно компенсировать каплями, но чем раньше сделать операцию, тем легче станет человеку.

– Сегодня много глазных клиник и филиалов, обещающих вернуть зрение. Некоторые из них выезжают в регионы. Стоит ли рисковать, обращаясь туда для операций?

– Я с уважением отношусь к глазным клиникам. Особенно к институту микрохирургии глаза, основанному Святославом Федоровым. Они неплохо оснащены, там отработаны новые технологии.

– А ваше отделение чем отличается от таких клиник?

– Только оборудованием. У них такие же микроскопы. Мы работаем таким же режущим инструментарием, тем же шовным материалом. Но у нас нет лазера. Стоит он десятки тысяч долларов. Именно поэтому ряд операций мы не выполняем, а больных направляем в московские клиники.

– Это дорого?

– Да, но сегодня счет, если больного направляли мы, оплачивают страховые компании.

– Во Владимире появились коммерческие офтальмологические центры. Что они могут?

– У них великолепная диагностика, позволяющая, к примеру, быстро и качественно подобрать астигматические очки.

– У нас не хватает врачей?

– По нормам Минздрава у нас в городе полный комплект. Реально нужно больше. А сегодня норматив – один врач на 16 тысяч населения. Во Владимире 8 детских и 24 взрослых врача, включая микрохирургов.

Беседовал
Александр КЛЫГИН.

Фото автора.

г. Владимир.

Справка
"Призыва"

Альбина Николаевна Портнова – заведующая глазным отделением Владимирской городской больницы ПО "Точмаш" и ОАО "Автоприбор", главный офтальмолог г.Владимира. В офтальмологии – 40 лет.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике