история любви

Счастье со второй попытки

Иногда на нас обрушивается столько бед и несчастий, что кажется: удача навсегда покинула наш дом. Но не стоит отчаиваться, жизнь рано или поздно все расставит по своим местам. И после полосы неудач судьба неожиданно раскрасит наше существование яркими красками, добавив в палитру для разнообразия любовь и счастливый случай. Главное – верьте, и вам воздастся так же, как и нашей героине, Елене Домбровской. Ее историю жизни и любви записала от первого лица наш корреспондент Елена Питиримова.

Первый блин
комом

В свои тридцать два оборачиваюсь и пристально рассматриваю прошлую жизнь. Наворотила столько, что самой не верится. Вот она жизнь, как кинопленка, только назад ее не прокрутишь.

Было все: отчаяние, боль, слезы, одиночество. Прошла через предательство, смерть, непонимание, жалость и осталась оптимисткой. Замуж вышла рано, скорее всего, выскочила, полетела. И естественно, как у всех, по большой чистой любви. Мне было 18, ему 30 стукнуло. Тогда мне казалось, что он мудр, надежен, с ним будет хорошо и в постели, и с чашкой кофе на диване в умных беседах. Врать не буду, все так и было первые три месяца. Но любой актер, играя роль, рано или поздно выдыхается. Выдохся и он. Постепенно муж превращался в брюзгу, жадину, ревнивца и пофигиста. Весь быт и домашние обязанности он элегантно спихнул на меня. Раз жена – значит, должна и обязана. Я не успевала, многого не умела, училась в институте на втором курсе, посещала курсы и занималась репетиторством.

Егор стал погуливать: не раз мне "доброжелатели" докладывали, что видели его то в кабаке, то у друзей с какими-то девицами. Я закрывала глаза, мирилась и терпела. Ох, уж это долгоиграющее терпение и самопожертвование русских женщин! Когда получала диплом, ситуация стала еще смешнее, Егор перестал давать деньги на хозяйство. На себя я зарабатывала, но кормить еще и мужа – извините. Зачем тогда муж?

Собравшись с духом, объявила о разводе и ушла к маме. А через три дня обнаружила, что "немного беременна". Аборт делать побоялась, хотя желание и мысли были. Свекор со свекровью провели с сыном разъяснительную беседу, и он начал атаку за сохранение семьи. Каждый день встречал с работы, покупал цветы, посылал электронные письма, признавался в любви. Через месяц я сдалась – а что мне оставалось делать? Я его любила, ждала ребенка, одной оставаться было страшно. Ну что ж, первое замужество, как и первый блин, получилось комом.

Одна, без денег
и с ребенком

В 21 год родила Никитку и, когда первый раз взяла его на руки, расплакалась навзрыд. Вскоре меня, счастливую, торжественно выписали домой, муж был горд, клялся в любви и обещал помогать днем и ночью.

Помощь закончилась через неделю. Я осталась без денег и одна с ребенком. Егор пропадал днями, ссылаясь на работу. Молока у меня не было вообще, приходилось чуть ли не раскаленными щипцами вытягивать деньги на смеси для Никитки. В холодильнике несколько дней вольготно и в одиночестве отдыхали маргарин и капуста. Муж не требовал горячих ужинов, кушал на стороне, там же изменял. Потом начал пропадать: не приходил ночевать, не звонил. Наша "семья" продержалась так два года, в конце концов я сменила замки и выставила его вон. Никиту летом отдала в садик, а сама стала работать. Жизнь постепенно налаживалась.

Но через полгода, зимой, перед Новым годом сын заболел. Была высокая температура, "скорая" долго не приезжала. Назанимав денег у соседей, вызвала такси, сама повезла его в больницу. Мне сказали, приходите утром, все будет хорошо. Я отказывалась, хотела быть с ним рядом. Но меня буквально вытолкали, пообещав к утру улучшение.

Утром я узнала, что Никита умер. Подробностей не помню, все плыло как в тумане. Похоронами занималась мама и свекор. Муж на похоронах демонстративно снял кольцо и кинул мне в лицо, обвинив во всех смертных грехах. В тот день, как мне казалось, я похоронила вместе с сыном свою молодость, счастье и будущее. Пролежав месяц с нервным истощением в комнате с зашторенными окнами, я стала жить дальше. А что оставалось делать? Жаловаться, плакать, совать всем под нос свое разбитое сердце. Это никому не надо, да и я не такой человек. Так что в двадцать четыре года на меня из зеркала смотрела старуха с безумными глазами.

Ставки
на любовь

Два года длилось одиночество. Коллеги по работе стали шутить надо мной: "Постриг, что ли, готовишься принять?" А мне ничего не надо было, и я ни в ком не нуждалась.

Неожиданно у нас появился новый начальник Егор Даниэлевич. "Ну и имечко!" – пронеслось в голове, тем более ни о каких Егорах больше в этой жизни я слышать не хотела. Он был разведен, жена сбежала к другому мужчине, детей не было. Месяца через три он начал оказывать мне знаки внимания. Одинокие сотрудницы, сглотнув слюнки, поумерили свой пыл. Я не обращала на него внимания, смотрела как на стенку. Он злился.

На Восьмое марта женский коллектив обсуждал сексуальность мужчин. Я во всеуслышание объявила, что не терплю бородатых и усатых.

После праздника он пришел гладко выбритым, расставшись со своими пышными усами и окладистой бородой. Периодически "чисто случайно" по утрам оказывался возле моего дома и подвозил на работу. Приглашал в театр, кино, на выставки. Узнав, что я коллекционирую статуэтки сказочных героев и страшная любительница книг, начальник стал оставлять мне каждую неделю то статуэтку, то книжку. Я все оставляла на своем рабочем столе, пока было свободное место.

В октябре фирма на день рождения и за продуктивную работу презентовала мне путевку в Чехию на неделю. И кого я там встретила? Моего дорогого начальника, который расположился в соседнем номере. Позвонив домой, я у подруги узнала, что вся контора гудит как растревоженный улей. Народ стал делать ставки на меня: падет ли мой бастион в Чехии, стану ли я любовницей босса? И лишь моя подруга авторитетно всем заявляла, что раньше начнут кошки летать. Кстати, на выигранные деньги подружка купила себе видеомагнитофон.

И сроку дал неделю

В течение двух лет босс ухаживал за мной. Были романтические встречи, летний отпуск на море, бесконечные посещения театров и кино. И все. Но однажды утром в понедельник Егор объявил мне: "Лена, выбирай! Я так больше жить не могу, я же не мальчик, мне уже 36 лет, хочу семью, хочу ребенка". И сроку дал неделю. Сам же взял отгулы и на работе больше не показывался. Я, растравив в себе гордость и прошлые обиды, молчала всю неделю, не собираясь ни под каким предлогом переезжать к нему.

В воскресенье вечером Егор Даниэлевич позвонил и спросил: "Что, решила?" Ледяным голосом я ответила: "Нет". Он повесил трубку. Прошел час, я металась по комнате, на душе было неспокойно. Еще через час в душу закрались сомнения. Минут через двадцать начала понимать, как он мне дорог. Ближе к полуночи на меня снизошло: да ведь я люблю его! Схватив пальто и сумочку, я вылетела из квартиры – лифт не работал, с седьмого этажа на одном дыхании пролетела до входной двери и столкнулась нос к носу с Егором: "Я еще могу поменять решение?" "Если бы ты этого не сделала, я бы отшлепал тебя как сопливую девчонку!" – рассмеялся он.

Вот уже три года мы вместе. Обвенчаны, живем – тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, как в красивых книжках. Его любовь и забота растопили всю мою горечь и обиды. Скоро у нас будет ребенок. Я потихоньку занимаюсь распространением косметики, помогаю мужу в оформлении документов и дышу свежим воздухом в ссылке – в Боголюбове, у его тетки. А Егорушка вовсю занят расширением фирмы и, как полоумный, скупает чепчики, распашонки, игрушки. Каждый час звонит на мобильник – беспокоится за мое здоровье.

Читателем газеты напоследок хочу сказать одну вещь: "Никогда не отчаивайтесь. Счастье может быть вон за тем углом, главное – не слишком расчетливо выбирайте траекторию собственного движения".

г.Владимир.

Елена ПИТИРИМОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике