где нас не ждали

Ужас владимирской деревни

К ветеранам Великой Отечественной у жителей нашей страны особое отношение. В День Победы. В остальное время мы забываем о своем долге перед ними. В Муромцево корреспондентов "Призыва" привело известие о том, что участник войны Александр Иванович Полховский после пожара остался без дома и вынужден вместе с семьей ютиться в …курятнике. Мы решили выяснить, так ли это на самом деле.

Александр Иванович – старый и больной человек. Семьдесят один год все-таки. Передвигается с трудом, опираясь на оторванную от штакетника палку. Вместо одного глаза – мертвая стекляшка. На лице – седая щетина. Время проводит между банькой, в которой ему пришлось пару раз ночевать, и домом соседа, где он отныне квартирует. В соседском дворе стоит его покореженная огнем мебель.

Живет А.Полховский один. Пенсия у него невелика – 1200 рублей. Больной, по словам соседа, эпилепсией сын лежит в больнице. Последние два месяца он нигде не работал. Жена, Евгения Ивановна, когда-то работавшая в местной школе техничкой, парализована. Живет в Кольчугине у дочери, которая трудится в отделении связи почтальоном.

Сводить концы с концами А.Полховскому помогает огородик за сгоревшим домом. Возится там он сам, но особенно тяжелые работы выполняет сосед Юрий Викторович Матвеев. В роковую ночь в начале июня он вынес старика из огня. Дело было в половине первого ночи. Потом нырял в горящий дом еще дважды – выносил вещи и документы. На третий раз он задержался в огне особенно долго. И тогда отчаянно закричал его сын – десятилетний Колька. Мальчишка два дня оправлялся от страшного испуга: не мог говорить.

В администрацию Муромцевского сельского округа нас провожал Юрий Викторович. Заодно он провел своеобразную экскурсию по поселку. Кивнул на пепелище напротив дома Полховских: "Оттуда я вынес труп. Не успел: сгорел человек". Пожарищ в Муромцеве мы насчитали с добрый десяток. По словам Ю.Матвеева, старое здание сельсовета постигла та же участь, и администрация ныне размещается в детском саду. Наш провожатый, как выяснилось, и дорогу-то к нему не знает. Пришлось расспрашивать прохожих и слушать историю о судьбе имения Храповицких в интерпретации Юрия Викторовича. А заодно выслушать и маленькую лекцию о социально-экономическом положении Муромцева.

Имение Храповицких, которое расположено здесь, было необыкновенно красиво. Лодочная станция, каменный забор, кишащие рыбой пруды, по которым плавали величественные лебеди. Плюс ценные породы деревьев, которые свозили отовсюду. И венец всему – прекрасный замок, построенный в диковинной заморской манере.

Грабить и разрушать местные мужики начали сразу, как только изгнали хозяев. В пятидесятых годах съели последнего лебедя. В конце концов сгорел и замок, где в последнее время размещался техникум. Учебное заведение перебралось в другое здание, а к реставрации замка строители приступали много раз. Сейчас, по словам Ю.Матвеева, "опять наняли каких-то алкашей".

Найти работу в Муромцеве нелегко. Сам Юрий Викторович сейчас тоже нигде не работает. Только и дел, что водку пить да в огороде копаться.

"Почему Полховские сгорели? Загорелся сеновал: когда-то у владельцев дома была собственная лошадь. Старик мог уронить сигарету, тут же поджечь новую и забыть об этом", – ответил он, дыша перегаром, на наш вопрос. На том и расстались.

Главу Муромцевского сельского округа В.Макарова мы застали на рабочем месте. Первый раз в свой кабинет он вошел 27 мая нынешнего года. До этого был главным ветеринарным врачом района. Поэтому, по собственному признанию, пока только осваивается.

Дома горят, замечает он, в основном у тех, кто пьет. Вспомнив о множестве увиденных пепелищ, мы сделали вывод, что в Муромцеве водочку в неумеренных количествах любят чуть ли не все.

Полховскому местная администрация, заверил нас Виктор Викторович, помочь не сможет: денег нет совсем. Да и не обращался он ни к кому. Вся надежда, что дочь его этим делом в районе займется.

Что касается помощи, то вот погорельцам Феофановым, которые из-за пьянки дома лишились, район лес выделил. Они его благополучно пропили.

В кабинет заходит и вступает в разговор бывший директор местного совхоза "Пионер" и депутат Законодательного Собрания области, ныне муромцевский пенсионер И.Бугай. По его словам, сгоревшие дома никто не разбирает. Не хотят. И никто их заставить не может. В конце разговора он называет страшные цифры: "За пять месяцев в поселке родилось три человека. Умерло 37". Как живешь, российская глубинка?!

Н.Михайлов.

пос.Муромцево.
Судогодский район.

Фото Геннадия Попова.

P.S. Встретиться с главой администрации Судогодского района С.Шпилиным, к сожалению, не удалось. Наши звонки, видимо, основательно надоели его секретарше, но она каждый раз терпеливо и доброжелательно объясняла, что Сергей Алексеевич был, но куда-то уехал, и сегодня его уже не будет. Тогда мы сами приехали в Судогду. С.Шпилина на месте опять не оказалось, а его заместитель принять отказался: надо с властями о встрече заранее договариваться. Но если журналисты из областной газеты не могут встретиться с районными руководителями, то есть ли на это шансы у родственников бездомного старика? По слухам, дело Полховского власть "держит на контроле". Интересно, сможет ли "контроль" дать беспомощному ветерану хоть какое-нибудь жилье?

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике