журналист меняет профессию в день медицинского работника

Администрация Детской городской поликлиники поздравляет с профессиональным праздником и благодарит за труд веcь персонал поликлиники, отделение Скорой и неотложной помощи во главе с заведующей Н.И.Казенновой, оcобую благодарность выражает старшим врачам отделения В.С.Афанасьевой, В.В.Малинину, С.Я.Цветковой, С.И.Клепче, а также всему персоналу.
Мы очень ждем от администрации города и области новый санитарный транспорт для спасения маленьких пациентов и новую подстанцию в юго-западном районе.

По поручению коллег – главный врач
поликлиники Татьяна Цветкова.

Если ребенку плохо, звоните 21-10-10

Получив редакционное задание сменить профессию, я долго не раздумывала. Из многих Врачей с большой буквы, с которыми меня сталкивала жизнь, я вспомнила именно ту бригаду из отделения скорой помощи ДГП, которая год назад спасла моего трехлетнего Антошку. На дежурство я отправилась, закончив дневные дела, уже в семь вечера.

Мой экипаж – врач-реаниматолог Валентин Станиславович Новицкий, медсестра Ирина Павлова, медбрат Алексей Шагос и водитель Александр Живцов – самая серьезная бригада "Детской скорой". Реанимационной бригаде достаются все тяжелые случаи, когда под угрозой жизнь ребенка. Кроме реанимации, в "Детской скорой" еще 5 бригад: одна – интенсивной терапии и 4 линейные.

19.30
Вызов из Энергетика

У двухлетнего Андрея – проблемы с дыханием, видимо, отек верхних дыхательных путей. При неблагоприятном развитии ситуации наступает удушье, и счет здесь идет на минуты. На сборы нам – ровно минута. А если случай особо опасный, бригада уже в машине дослушивает распоряжения диспетчера по рации. По самым скромным подсчетам, из Доброго до места назначения не меньше четверти часа. В идеале подстанции "Скорой" должны иметь радиус обслуживания 6-7 километров, но у нас в городе их нет. Единственную подстанцию на ул. Лакина пришлось закрыть – нет базы, и стоящие на улице машины постоянно калечили и разбирали всякие отморозки.

– Мы выезжаем и в Ново-Александрово, и в Бараки, и в Лесной, и в Лунево, – говорит Ирина. – Машину так трясет на ухабах, что приходится держаться – иначе слетишь со скамейки. Каждая рытвина – лишние секунды драгоценного времени. А мы еще умудряемся капельницы ставить – иглу руками прижимать приходится, чтобы на рытвине из вены не выскочила. Реанимобиль – простая "Газелька" с носилками в центре салона – лучшая из всех машин на нашей "Скорой". В других – так тесно и неудобно, что к пациенту даже подойти трудно.

Наконец мы на месте. Доктор Новицкий, опытный анестезиолог-реаниматолог, деловито разговаривает с перепуганной мамочкой и мягко, спокойно – с малышом. К счастью, стеноз не сильный, жизни не угрожает. Андрюшу подключаем к аппарату "Небулайзер", а потом везем в больницу. – В принципе, можно было бы не госпитализировать, но вдруг возникнут осложнения – в Энергетик быстро не доберешься, лучше не рисковать.

20.15
Отделение
на ул. Пушкина

Туда привозим Андрюшу с мамой. По сравнению с бывшей ДБСП отделение выглядит плачевно. Возвращаемся в город в сумерках – врачи уже подустали: они-то в отличие от меня дежурят с восьми утра.

– Сейчас для нас наступили, пожалуй, самые спокойные дни, – говорит Валентин Станиславович. – Пришла бы ты несколько дней назад, когда детей уже отпустили из школ и еще не вывезли за город. На позапрошлой неделе по нескольку раз в день – то автоаварии, то тяжелые травмы.

На днях был случай, поражающий своей жестокостью.

22.00
Вызов
на ул. Белоконской

Из сбивчивых маминых объяснений сложно понять, что с двухлетней Катюшей. "Ребенку плохо!"- кричит в трубку женщина и не может от волнения что-либо объяснить. Катюша – одни огромные глаза на личике. Температура, озноб, болит животик – типичные признаки кишечной инфекции. Что поразительно, она совершенно разумно, по-взрослому отвечает на вопросы нашего доктора.

"Больные дети – они все ужасно взрослые. Иногда посмотришь в глаза – и в дрожь бросает – сколько там недетской боли". Вообще дети – это что-то. Какая-нибудь крохотуля человечнее всех нас вместе взятых.

О машинах "Скорой" в этот момент почему-то никто не думает. Светает, тягучая тишина в отделении "Детской скорой" в любой момент может разразиться тревожным звонком. В день случается от 40 до 70 вызовов, в период эпидемии и за сотню зашкаливает. За окном поют соловьи, и ночь кажется безмятежной.

Я прощаюсь с врачами, медсестрами, фельдшерами, диспетчерами и водителями. В эту ночь они показались мне единой семьей. Кстати, придя однажды, люди отсюда редко уходят – что-то не отпускает. Может быть, предназначение свыше?

О.Успенская.

Фото Руслана Громова и Рудольфа Новикова.

Вызывают нас к месту аварии. Прохожий увидел, как красные "Жигули" сбили мальчишечку лет семи-восьми и вызвал по "мобильнику" "скорую". Приезжаем на место – никого нет, записали приметы, возвращаемся. Но в больницу тоже никто не приезжал. Мы подождали еще немного, стали обзванивать все больницы – никаких следов. Пришлось поднять на ноги ГИБДД, сообщить номер машины. Через 2 часа выходим покурить – те самые "Жигули" стоят у нашего травмпункта. А две молодые особы и молодой человек (по описанию – водитель) пытаются объяснить травматологу, что незнакомый мальчик упал с дерева. У мальчишки – сложные переломы ноги, он белый, как полотно, из-за болевого шока. Все это время его возили по городу – пытались найти родителей и договориться, чтобы не возбуждать дело. Правда, безуспешно – отца дома не оказалось, а мамы у мальчишки нет. Вместо того чтобы в первые секунды подумать о здоровье ребенка, люди пытались спасти свою шкуру и чуть дитя не загубили.

На днях везу 11-летнюю девочку со страшным ранением – разбитая стеклянная дверь буквально прошила грудную клетку. Боремся, чтобы не потеряла сознание, кровопотери огромные, а она, собрав последние силенки, маму успокаивает: "Ты только не переживай, мамочка, все обойдется". В больнице, когда сделали рентген, врачи были в шоке – половину грудной клетки занимал осколок стекла, он своей тяжестью прижал артерии, только это и спасло Иринке жизнь. В то дежурство в очередной раз врачи вспомнили коммунальщиков – Ирочку с осколком в груди Новицкому пришлось на руках нести в машину "скорой" – в новых домах грузовые лифты хронически не работают, а по запасной лестнице с носилками пройти невозможно. Иногда медвежью услугу оказывают жители, которые перегораживают двор столбами, чтобы автомобили не проезжали.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике