Счастливый случай

Демобилизованному десантнику, участнику чеченской войны Виктору Сапронову из Владимира в канун Нового года на передаче ОРТ "Жди меня" улыбнулась двойная удача.

Выстраданное счастье солдата

Демобилизованному десантнику, участнику чеченской войны Виктору Сапронову из Владимира в канун Нового года на передаче ОРТ “Жди меня” улыбнулась двойная удача.

Чудом, сравнимым разве что со сказкой, можно назвать то, что произошло перед Новым годом с нашим земляком, милиционером Владимирской ГИБДД Виктором Сапроновым.

На передаче “Жди меня” телезрители первого канала национального телевидения в конце декабря прошлого года могли воочию наблюдать, как улыбнулась этому парню капризная Фортуна. Он не только встретился со своим младшим братом и смог обнять своих боевых товарищей-однополчан. Ему была обещана двухкомнатная квартира! Сам мэр Владимира Игорь Шамов приехал на передачу с радостной вестью – молодую семью Сапроновых ожидает денежная субсидия для покупки двухкомнатной квартиры.

Он привык всего добиваться сам

Госпожа удача не слишком часто его радовала. Когда он был совсем маленьким, родители развелись. Его отец – двухкратный чемпион мира по самбо – воспитывал парня сам. Поэтому Виктор отнюдь не был тепличным растением. Однако то, что ему пришлось пережить в армии, вряд ли может вдохновить нынешних новобранцев.

– Определили в ВДВ, – рассказывает В.Сапронов. – Наш полк стоял в Наро-Фоминске. Во всем взводе был единственным новобранцем. Остальные “деды”. Все наряды, дежурства мои были. Это норма. “Дедовщина”, она ведь везде есть. Если нет, то “уставщина”. А это еще хуже. Полный, тотальный контроль со стороны командования. Но это редкий случай. Чаще призывникам приходится жить под руководством старослужащих.

Главное – с самого начала правильно себя поставить. Я не позволял над собой издеваться, не выполнял позорной работы.

Но ему все равно приходилось несладко. Особенно когда “старики” затевали гладиаторские бои между молодыми.

– Проиграть нельзя было, – вспоминает Виктор. – Ставки очень высокие. Проиграл – ящик водки за тобой. Где его достать – твои проблемы. Поэтому навыки борьбы, привитые отцом, очень даже пригодились. Год так “отбарабанил”, и вдруг объявляют, что едем в Чечню.

Боец Сапронов, не жалей патронов!

Это был первый, самый кровопролитный этап войны – январь 1995 года. Их воздушно-десантный батальон довезли до железнодорожного вокзала в Грозном глубокой ночью. По затаившимся пустым улицам шли пешком – техника, кухня были спрятаны в карьере за чертой города. Распределили дома. Захватили одну пятиэтажку и решили пока дальше не соваться. Три дня они удерживали этот дом. Питались тем, что находили в пустых квартирах (солдатская кухня в городе ни разу так и не показалась.) Так им дали возможность привыкнуть к войне.

С этажей прямой наводкой бьют боевики. На улицах танки. Причем не только с нашей стороны, но и с чеченской. Установки “Град” и самолеты. Их “точечные бомбовые удары” на все подряд жилые дома дополняли картину жуткой мясорубки. Недавним мирным паренькам по- началу даже в окно было страшно выглянуть. Кругом трупы, части человеческих тел, которые никто и не думал подбирать.

Первые мысли: во что бы то ни стало сбежать. Но постепенно человек ко всему привыкает. Их батальон перекинули на “зеленку” – частный сектор. Там своя специфика – растяжки, ловушки и засады. Те, кто прошел Афган, прямо говорили, что та война – семечки по сравнению с чеченской мясорубкой.

В городе воевали в постоянном окружении. С каждого окна, сарая, подъезда их подстерегала смерть. Только благодаря своему комбату майору Геннадию Пруссакову их батальон имел мизерные по сравнению с другими потери. “Всего 19 убитых и 97 раненых”. Когда в открытом поле их без техники и прикрытия бросили на танковые орудия, он отказался выполнять преступный приказ, чем вызвал на себя генеральский гнев: “Вы что, солдат жалеете?” – кричал генерал на него в телефонную трубку. “Да, – в тон ему зло отвечал комбат, – жалею и просто так убивать их не позволю”. Зато когда понадобилось захватить мост через Сунжу, майор смог найти способ обмануть противника и взять его почти без потерь. По трубам перекрытия осторожно, по два человека, батальон сумел незаметно для чеченцев перебраться на противоположный берег и “снять” снайперов.

Награда нашла Виктора на “гражданке”

И все-таки этот день настал. Через три месяца боев, когда они только-только стали набираться опыта, их батальон вывели из Чечни. К тому времени ребята уже успели почувствовать военный азарт, радость побед и горечь потерь. Война сплотила ребят в одну общую боевую семью. О дедовщине и не вспоминали. Виктор вернулся в тыл и еще через три месяца демобилизовался. Через несколько лет за мужество и отвагу, проявленные во время боевых операций в Чечне, Виктору Сапронову была вручена медаль Суворова. Далеко не всем удалось вернуться домой. По самым приблизительным подсчетам, около тридцати тысяч человек погибло только в первый, самый страшный месяц войны при взятии Грозного.

После демобилизации он вернулся домой к отцу. Хотел навестить и мать, но не застал. Соседи сказали, что она с сыном переехала в Узбекистан. Последний раз он ее видел перед армией. Самые родные люди – мать и сын почти не знали друг друга. Только перед самыми проводами он смог наладить с нею контакт. Тогда же он познакомился со своим младшим братом Русланом. Она ему писала в часть, но до него дошло только одно-единственное письмо…

Виктор был оглушен тишиной мирной жизни. Такая желанная на войне, размеренная и безопасная, она все чаще стала казаться ему скучным топким болотом. Устроился в милицию. И только потому, что здесь есть хоть какой-то элемент риска. И решил… вновь пойти воевать. “Нет, – сказали ему, – для этого надо отслужить три года в УВД. И туда теперь берут только офицеров”. Поступил в юридический институт, женился, родился ребенок.

Не было бы счастья…

Сначала жили в общаге, потом сняли квартиру. Из двух тысяч зарплаты полторы уходит на оплату жилья. Еще 800 – на учебу. Выручает зарплата жены (она работает продавцом на рынке). Жизнь шла своим ходом… И вот два месяца назад к нему на работу приехала журналист ОРТ. Она сообщила, что его разыскивает младший брат Руслан. “Что будете делать?” – спросила она Виктора. “Конечно, заберу себе”, – не задумываясь, ответил он. Дело в том, что случилось несчастье – умерла их мама.

Во Владимире ее жизнь не ладилась, а там, в Узбекистане, она сразу нашла себе работу, купила двухкомнатную квартиру. На рынке подобрала беспризорного мальчишку-узбека и усыновила его. Жили одной дружной семьей. И вдруг – смерть. Руслана определили в детский дом, но он знал, что у него есть старший брат.

Через воспитателей обратился в передачу “Жди меня”. Потом с большим трудом Виктора разыскали, пригласили на передачу. Руслан не смог сдержать слез радости, когда увидел родного брата. Да и Виктор был очень тронут. А потом ведущие стали приглашать в студию его боевых товарищей. Все это было похоже на сказочный сон. Кто-то приехал из Красноярска, кто-то из Орла, из Киржача…

Под занавес вышел наш мэр – Игорь Шамов. Он сообщил, что городская администрация Владимира приготовила семье героя свой сюрприз – субсидию на покупку двухкомнатной квартиры! Вот уж действительно – новогодний подарок! “Я думаю, – добавил он, – владимирцы на меня не обидятся”.

Лишь бы только все это было не просто словами! В городе, где отказались от строительства муниципального жилья, подобный жест доброй воли особенно дорог. Эта семья заслужила счастье. Чего мы и всем остальным жителям Владимирщины от всей души желаем!

Галина ПОЗДНИКОВА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике