Эх, ребята, непроста журналистская тропа

После того как я подняла тему бесправия некоторых пациентов психбольниц, всех не вполне нормальных посетителей стали направлять ко мне. Я не прочь заступиться за больных и униженных людей,...

Горячие парни из психушки

После того как я подняла тему бесправия некоторых пациентов психбольниц, всех не вполне нормальных посетителей стали направлять ко мне. Я не прочь заступиться за больных и униженных людей, но некоторые из них оказывались довольно опасными.

Так, однажды ко мне направили очень странного человека. Он с самого порога прямо заявил, что маньяк и на это у него есть справка. Инвалид детства (его в Нижегородском роддоме на пол уронили, с тех пор и страдает головой) жаловался на то, что положенную ему пенсию недоплачивают, лечить не хотят. “Я нервный стал! – кричал он мне, распалясь. – Под горячую руку мне лучше не попадаться. Да, однажды просто так я взял и убил человека. Отсидел за убийство. Я и сейчас могу кого-нибудь покалечить. Не верите?” “Верю-верю”, – говорю я ему и тоже трясусь… от страха. Бешеное состояние нервнобольного не предсказуемо. А ну как решит доказать свои слова? А в нашем кубрике, как нарочно, ни души. Слушаю его, а сама думаю, как бы его поосторожней выпроводить. “Знаете, – говорю, – успокойтесь. Вы из Нижегородской области? Вот по месту жительства и обращайтесь, мы не имеем права перебивать хлеб у своих коллег”.

Хлебный разбой

Некоторые из посетителей считают, что главней их проблем и не бывает вовсе. Является такой тип как подарок. Мол, радуйтесь, журналюги. Я вам тему принес и за это, между прочим, даже денег не возьму. А на поверку выходит, что его дело и выеденного яйца не стоит. Один дедуля пришел, суровый такой, злой. “Где, – кричит, – тут корреспондент? Я ему такое расскажу!” Спрашиваю: “Вы по какому вопросу? Если по социальной теме, то это лучше в другой кабинет. Я пишу больше на криминальную тему – коррупция, рэкет, бандитизм…” “А у меня, – кричит дед в ответ, – как раз про бандитизм. Я в магазине хлеб купил. Цельный батон, а он оказался черствым. Что это, как не разбойное нападение на кошелек пенсионера?” И не возразишь ведь.

“Крыша” могла стать крышкой

А еще случай был. Взяла я как-то раз интервью у одного оперативника. Рассказывал он о том, в чем состоит принцип работы его отдела, вспоминал случаи из практики. В частности, в качестве наглядного примера описал действующую на тот период крупную преступную группировку. Добросовестно записав все на диктофон, я отписала материал, а о пленке забыла. Через некоторое время редактор дает задание взять интервью у известного в городе предпринимателя. Вновь беру диктофон и старую пленку, отправляюсь на встречу. В кабинете финансового магната стоит обычная на вид стенка. В разгар беседы в ней вдруг открывается дверца шкафа и оттуда один за другим, наклонив головы, молча выходят и направляются к выходу бритоголовые молодцы. Несколько шокированная их появлением, я не сразу поняла, что выходят они не из шкафа, а из соседнего помещения, вход в который был просто закамуфлирован под стенной шкаф. Потом только я узнала, что это и была та самая знаменитая банда, о которой шла речь в беседе с оперативником. Причем и пленка с этой беседой на тот момент у меня как раз была задействована. Так что если бы диктофон вдруг случайно заработал не на запись, а на воспроизведение звука… неизвестно, что было бы.

По крайней мере, все присутствующие на тот момент, и финансовый магнат, и его крутая “крыша”, были бы весьма озадачены.

Галина Поздникова.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике