16+

Учитель, перед именем твоим…

Да разве сердце позабудет того, кто хочет нам добра, того, кто нас выводит в люди: Почему-то именно накануне этого профессионального праздника тянет на высокий "штиль", хочется говорить стихами, благодарить от всего сердца. И мы в редакции решили не гасить в себе "души прекрасные порывы", а в кои-то веки разрешить журналистам совершенно легально воспользоваться служебным положением – дать возможность каждому рассказать о своем любимом учителе, о том, кто действительно был непререкаемым авторитетом, кто повлиял на формирование личности, кто давал уроки жизни, уроки совести.
Итак, невыдуманные истории:

За оценками по жизни – только к ней!

Говорят, что учить и давать советы в нашей стране могут все. Сложнее быть Учителем. Наверное, мне просто повезло – мои школьные годы чудесные прошли с классным учителем!

В 4-м классе поменяла школу – оказалась в классе со спортивным уклоном средней школы №21 города Владимира. И познакомилась с новыми одноклассниками и первым (и единственным) классным руководителем – Ниной Михайловной Бычковой. Она преподавала у нас алгебру и геометрию. Но, помимо обязательных уроков, проводила с нами очень много времени.
Юные спортсмены – весьма беспокойная публика, особенно если учесть, что тренировки у некоторых занимали не меньше времени, чем сама учеба. Но успевали, тем не менее, многое и на уроках, и после. Вспоминаю, как вместе с родителями боролись за рекордные сборы макулатуры и металлолома – мамы приносили с работы ненужные бумаги и газеты, мы разоряли домашние библиотеки, но вышли-таки на первое место по школе!
Двадцать лет спустя после окончания школы сидим за столом дома у нашей Нины Михайловны. Собираемся небольшими компаниями, так проще встретиться. Собрались, чтобы вскрыть конверт, куда в 10 классе спрятали свои мысли о том, кто и кем хотел бы стать. У многих мечты сбылись. И наш классный руководитель знает почти обо всех.
На этот раз Нина Михайловна достает объяснительные с педсовета. Наши одноклассники пишут, кого и за что ударили (один из образцов – "Он назвал меня: "Васькой грязным", и я его ударил"), почему прогуляли урок, как демонстрировали чудеса смекалки во время списывания (формулы из физики вывесили прямо на стенде "Жизнь отряда", замаскировав под список мероприятий, состав актива и т.п.). В то время эти ситуации казались едва ли не катастрофами, ЧП школьного масштаба. А сегодня – взрыв хохота! И вместе с нами смеется и наша Нина Михайловна, которой, ох, сколько нервов мы потрепали, сколько здоровья унесли.
Некоторые из нас приходят, чтобы спросить у нашей учительницы, в какую школу отдать ребенка, как выбрать учителя. Спорим, надо ли растить полиглота, кто же нужнее – физики или лирики. Она для нас – лучший эксперт. А еще – тот самый человек, кто вопрос: "Как дела, ну рассказывай?!" – задает с искренним интересом. И вместе с нами переживает, слушая ответ.
Ловлю себя на мысли, что оценки получаем от нее до сих пор. И до сих пор признаем их значимость. Потому что всегда наш Учитель видит в каждом из нас личность. И никогда мы, порой огорчавшие ее до предела, не слышали в свой адрес оскорблений. Укор и грустные глаза, – помню их до сих пор. Мы "шалили", она пыталась вразумить и доказать, что плохо – это категория постоянная. Но изменить ее есть возможность у каждого.
Нынешнее первое сентября Нина Михайловна Бычкова, наверное, впервые встретила не у классной доски. У нее сейчас – большая перемена в полувековом педагогическом стаже. Кроме 21-й школы областного центра, ее прекрасно знают учащиеся Владимирского педагогического колледжа.
Пользуюсь случаем, прошу вас, Нина Михайловна, не терять оптимизма, улыбаться. Здоровья и удач!

Светлана САЛАТАЕВА.

За попугаев – "отлично"!

Любопытно, что, кто бы как ни учился, сколь бы прилежным (или не очень) учеником ни был, а все до единого помнят учителя физики Игоря Лазаревича Мермана.

Ни один выпускной учеников школы № 16 города Владимира не обходится без интересных воспоминаний про уроки физики и астрономии.
А вспомнить есть что. Наш выпуск 1998 года, быть может, и не оставил заметного следа в истории школы, зато мы об альма-матер помним всегда, и особенно – об уроках физики. Игорь Лазаревич – пожалуй, самый мудрый педагог, который встречался на моем пути, да простят меня другие учителя и преподаватели педагогического университета.
Сложно научить гуманитария основам физики. Но в 10-11-х классах у меня была стойкая "четверка" по физике и иногда давалась "пятерка" по астрономии. Как сейчас помню свою гордость за преодоление очередного барьера знаний этого предмета, которая подпитывалась похвалой учителя. Игорь Лазаревич Мерман – очень честный и справедливый педагог. Многие тянулись к знаниям именно потому, что знали: труды не будут напрасны, педагог оценит старания.
Вот один интересный случай. Классу был задан вопрос, в чем измеряется длина. Отвечали все, назвали современные и устаревшие единицы, и вдруг одна ученица выдала: "В попугаях измеряется!". Игорь Лазаревич похвалил девочку и поставил ей "отлично".
Все уроки проходили не лекционно, скучно и буднично, а в беседе, рассуждениях, не обходилось без юмора, остроумных замечаний. Отдельные воспоминания о лаборатории Игоря Лазаревича и кабинете. В кабинете на стенах висели плакаты с изречениями известных людей. Над дверью красовалась надпись: "Все в ваших руках, но надо бы что-то иметь в голове". Эти плакаты Игорь Лазаревич менял раз в два-три месяца, чтобы написанное запомнилось и было осмыслено учениками.
Игорь Лазаревич всегда говорил: на экзамене не обязательно решать задачи, рассказывать все, что выучил. Достаточно объяснить, в чем проявляется физика. К примеру, как объяснить явления грозы, радуги.
Знаю выпускников, с удовольствием вспоминающих время, когда Игорь Лазаревич был у них классным руководителем. Он не только отличный педагог, но и очень интересный человек. Столько лет прошло с момента учебы, а при случайной встрече на улице Игорь Лазаревич всегда поздоровается, улыбнется, скажет доброе слово, узнает, как дела на работе, расскажет, что читает газету, вспомнит последний материал под моей подписью. И снова возникает то чувство гордости за свои успехи, которое грело душу и в школе после похвалы мудрого и уважаемого педагога.

Анна ТУМАНОВСКАЯ.

"Жертва" школьной реформы

Герман Николаевич Кучумов – пожалуй, самый необычный учитель, с которым мне приходилось сталкиваться.
Он появился, когда мы учились в седьмом классе: высокий, подтянутый, с острым взглядом, в котором, впрочем, не было ничего отталкивающего – скорее, это были глаза очень умного, пытливого и наблюдательного человека.
Преподавал он историю. С его приходом этот предмет перестал быть просто набором дат, имен, событий. Мы пытались понять взаимосвязь и закономерность различных исторических этапов, размышляли над мотивами поступков людей, живших сто, двести, триста лет назад, пытались взглянуть на явления, отраженные в учебниках, по-новому.
Герман Николаевич не был диссидентом в традиционном понятии. Просто он имел собственный взгляд на вещи. И не боялся его выражать. А еще он был максимально честен с учениками. Когда я спросил у него, кто такой Хрущев (его имя упоминалось в учебнике истории одной строкой), Герман Николаевич принес мне книгу Аджубея о пребывании генсека в Америке. Естественно, в те доперестроечные времена это было практически запрещенное издание, изъятое из библиотек. Если бы информация о том, что учитель предложил ученику такую книгу, всплыла на поверхность, Кучумову пришлось бы туго. И ведь он осознавал, что доверяется не взрослому человеку, способному хранить тайны, а, по сути, сопляку, который запросто может все разболтать. Впрочем, может быть, я ошибаюсь: как раз дети и не способны на подлость.
К сожалению, надолго в нашей собинской школе Герман Николаевич не задержался. В апреле 1984 года началась школьная реформа. Ближе к лету в школу нагрянула проверка – то ли из облоно, то ли из самого министерства образования. У преподавателей допытывались, как они меняют свою работу в свете школьной реформы. Дошла очередь и до Кучумова. Тот ответил: "Никак не меняю. Я и раньше работал на совесть, и впредь буду работать на совесть". Озадаченная комиссия уехала. А школьное руководство, не дожидаясь результатов проверки, предложило Герману Николаевичу уйти "по собственному" – от греха подальше. Так что новый учебный год мы встретили с новым учителем истории – молоденькой выпускницей нашего "педа". Успеваемость по истории у меня на некоторое время резко упала.

Николай ЛИВШИЦ.

Подарила любимую профессию

Пожалуй, мой любимый учитель, человек, который во многом предопределил мое журналистское будущее, – словесник Татьяна Валентиновна Ключкова (Медведева).

Мне повезло, что я попал к такому талантливому педагогу и творческой личности.
Никогда не забуду, как 1 сентября 1988 года к нам, четвероклашкам Бутылицкой школы, зашла в класс новая учительница – выпускница Владимирского пединститута. Это была Татьяна Валентиновна. Мы были ее первым классом и первым настоящим профессиональным испытанием, а она была нашим первым классным руководителем. Я даже запомнил ее наряд – черный костюм в тонкую горизонтальную полосочку. Голос уверенный, немного строгий. Теперь-то я понимаю, что на самом деле Татьяна Валентиновна скрывала под этой маской волнение. Она оказалась душевным человеком, замечательным рассказчиком с чувством юмора и просто большим нашим другом! На ее уроках было всегда интересно. Мы ходили в походы, проводили вечерние "огоньки" после занятий, обожали участвовать в художественной самодеятельности с нашей дорогой Татьяной Валентиновной. Мы не только многому учились у нее, но и она, уверен, многое брала от нас. Все мальчишки нашего класса тотчас же влюбились в новую "училку", да и девочки тоже.
Помню, как я впервые в жизни накатал сочинение на десять листов на "свободную" тему. Я писал о зимней поездке в Москву, о "дорожных" впечатлениях, о снегирях на ветках и о том, как прикладывал медный пятак к замороженному стеклу. Наверное, это был сущий бред, но Татьяна Валентиновна оценила сочинение на: "отлично". У меня выросли крылья – соответственно, и творческий размах. Наверное, я стремился удивить любимую учительницу, поразить ее воображение и продолжал писать сочинения в полтетради – и почти всегда получал неизменное "пять".
Уже потом мы узнали, что папа нашей Татьяны Валентиновны – детский писатель Валентин Степанович Медведев. Однажды в наш книжный магазин поступила цветная книжечка, изданная Верхне-Волжским книжным издательством. На обложке было написано: "Огнекрылка", Валентин Медведев. Это был самый большой наш школьный бестселлер! Книжка до сих пор хранится у родителей как дорогая реликвия. Детские поучительные истории, изложенные простым и в то же время поэтическим языком, не могли оставить нас равнодушными. И, наверное, эта скромная книжечка тоже пробудила мой интерес к литературе и языку. Ведь литература – это не только великие писатели, но и творцы, которые рядом, до которых можно дотронуться, пусть даже через воспоминания людей, их знавших.
Татьяна Валентиновна и сейчас ведет большую краеведческую работу, знакомит учеников с писателями Меленковского края и стала лауреатом областного конкурса лучших учителей. Так мы узнали о писателе Валентине Медведеве, поэтах Наталье Фоменковой и Алексее Седове.
Дорогая Татьяна Валентиновна, от лица всего нашего класса поздравляю вас с Днем учителя! Спасибо вам за ваши сердечность, теплоту и привитую любовь к литературе и родному краю.
Пятнадцать лет прошло, как я окончил родную школу, и вот думаю, что бы стало, если бы к нам в класс пришла не наша дорогая, веселая и молодая Татьяна Валентиновна, а какая-нибудь "училка" старой закалки, не терпящая индивидуализма, возражений, озабоченная лишь тем, как бы покрепче вбить в юные головы Гоголя и Пушкина? Боюсь, не выходили бы из-под моего пера вдохновенные сочинения в полтетради, и не пришла бы мысль написать первую заметку в районную газету "Коммунар", а потом и вторую, третью, десятую. И не пришла бы мысль поступить на журфак:

Андрей ТРОХИН.

Хоть и не "классная", зато – классная!
Почему-то в школе литература с ее анализом поэтических произведений и пересказом момента утопления Муму порой становится настолько скучной, что надолго отбивает охоту к чтению.

Те, кому не повезло встретить хорошего учителя, могут десятилетиями не касаться Пушкина и Толстого. А мне повезло.
Наталья Анатольевна Оськина стала преподавать у нас в 10 классе, и с первого дня было понятно, что привычная литература "для галочки" здесь не пройдет. Пришлось и писать много, и читать много. Уже позже, в институте, оказалось, что все услышанное на уроках литературы – лекции с филологического факультета. Можно долго спорить о том, нужен ли в школе столь серьезный подход, но, как мне кажется, культурный уровень человека во многом определяется его знанием и пониманием художественной литературы. А для меня с приходом Натальи Анатольевны классические произведения открылись с какой-то новой стороны. Литература стала: "живая", что ли, понятная, близкая. Наверное, самое главное то, что все прочитанное можно было обсудить с учителем. В таких разговорах рождались и новые трактовки замысла автора, и характеров героев, новое понимание, порой весьма неожиданное, появлялось на ходу. И оказалось, что дискуссия с умным и, что важно, способным принять чужую версию человеком лучше любых "планов анализа" учит мыслить. Важная способность педагога – не только понятно объяснить материал, но и услышать своего ученика. В бесконечных стараниях не отстать от программы не у всех находится время на "лишнее" общение, не у всех хватает сил. Где Наталья Анатольевна черпает вдохновение – загадка. Но и сейчас к ней обращаются за помощью и школьники, и их родители, потому что знают, что здесь найдут поддержку.
Наталья Анатольевна любит путешествовать и запросто может организовать поездку своих учеников на каникулы в Европу. Мне же, зная мой интерес к театральному искусству, она предложила съездить в "Ленком" – был свободный билет. Бывают в жизни людей события, которые производят огромное впечатление и будто переворачивают жизнь. Для меня таким событием стал тот спектакль.
Как-то Наталья Анатольевна обронила фразу о том, что ученики уходят и забывают учителей, работа педагога – неблагодарная. Нет, они не забывают. Они проносят свою любовь сквозь всю жизнь, просто, может, не всегда успевают и умеют выразить свои тепло и благодарность. Для многих Наталья Анатольевна стала образцом стиля, образованности и интеллигентности. Поэтому возьму на себя смелость сказать от всех: спасибо. Спасибо за все.

Ирина КУРОЧКИНА.

Спасибо за все!

Первую учительницу, как первую любовь, позабыть невозможно.

Навсегда останется в памяти яркий, по-летнему теплый солнечный сентябрьский день в уже далеком 1974 году, с которого началась моя учеба в средней школе № 15 города Коврова. Преподаватель начальных классов Людмила Александровна Баринова, без преувеличения, вкладывала душу в каждого из нас. Тогда ни о какой демографической "яме" никто и помыслить не мог. Классы были огромными. В нашем первом "А" насчитывалось более 40 учеников! С такой оравой и опытному педагогу справиться непросто. А наша молодая учительница (это только сейчас понимаешь, насколько молодая) "вела" класс легко и непринужденно, заложив в своих питомцах основы основ, благодаря которым многие, что называется, потом "вышли в люди". Волею судеб давно уже не встречался со своей первой учительницей, в семейном архиве после переездов уцелела лишь одна фотография нашего класса вместе с Л.Бариновой, но, многоуважаемая Людмила Александровна, от имени всех одноклассников могу сказать: мы Вас помним, любим и ценим. Огромное спасибо за все!

Николай ФРОЛОВ.

Просмотры: