Вязники – Гонконг: миссия длиною в жизнь

В центре Гонконга - огромного мегаполиса на юго-востоке Китая, на крошечном старом кладбище можно видеть скромный могильный памятник, на котором ясно читаются русские буквы. Это место последнего упокоения...

В центре Гонконга – огромного мегаполиса на юго-востоке Китая, на крошечном старом кладбище можно видеть скромный могильный памятник, на котором ясно читаются русские буквы. Это место последнего упокоения протоиерея Дмитрия Успенского, которого судьба забросила за тысячи верст из родной Владимирской губернии. В течение почти 40 лет пастырь – выпускник Владимирской духовной семинарии – был настоятелем одного из самых удаленных православных приходов, сочетая работу иерея, миссионера, политика и дипломата на китайской земле под красно-синим полосатым британским флагом:

Пастырь из владимирской глубинки
Предки Успенского на протяжении нескольких столетий служили на духовном поприще в различных селах Владимиро-Суздальской епархии. Его дед Константин Николаевич Успенский был настоятелем храма в селе Богородское-Чечкиных Шуйского уезда, а отец Иван Константинович учительствовал, а потом также священствовал в селах Вязниковского, Ковровского и Меленковского уездов. Он был женат на Клавдии Ивановне Тихонравовой – двоюродной сестре известного владимирского историка и краеведа Константина Тихонравова. От этого брака у Тихонравовых в 1886 году в Вязниках родился сын, окрещенный Димитрием. Он пошел по стопам отца и в 1907 году окончил духовную семинарию во Владимире.
Уже тогда среди семинаристов было сильно брожение, многие молодые люди учились лишь по инерции, не желая связывать дальнейшую жизнь с церковным служением. Однако Дмитрий Успенский был примерным студентом, причем особый талант обнаружил в изучении иностранных языков. В семинарии серьезно учили латынь, греческий и древнееврейский, а также французский и немецкий. Юный вязниковец показал себя настоящим полиглотом, что в сочетании с глубокой религиозностью и истовой приверженностью к православию предопределило его дальнейшую карьеру.
В то время Русской православной церкви требовались миссионеры на Дальнем Востоке, и Дмитрий решил отправляться туда. Однако для трудов по обращению населения Маньчжурии требовалось в совершенстве знать китайский, монгольский и корейский языки. Поэтому студент Успенский был командирован в китайско-монгольское отделение Лазаревского института восточных языков во Владивостоке. После успешного окончания учебы, освоив еще как минимум 3 новых языка, Успенский в 1913 году вернулся в родной Владимир. Там архиепископ Владимирский и Суздальский Николай (Налимов), прежде благословивший отъезд семинариста на учебу во Владивосток, рукоположил Дмитрия Успенского во иерея. Случилось это 14 января 1913-го в кафедральном Успенском соборе.

"Апостол Китая"
Вскоре, простившись с родными, молодой священник отправился обратно на Дальний Восток. Как оказалось, он покинул свою малую родину навсегда, а никого из близких более никогда уже не видел. Священник Успенский был назначен настоятелем храма в селе Николо-Александровское близ Хабаровска. Одновременно он преподавал в Хабаровской женской гимназии. В 1917 году иерей Успенский стал служить священником на острове Русский в заливе Петра Великого в Японском море в так называемой Владивостокской крепости. В приходе отца Димитрия – 6 фортов и 27 береговых батарей, пороховые погреба и патронные склады, пристань, минно-торпедная станция и 4 телефонные станции. В разгар гражданской войны в 1920-м священник Дмитрий Успенский духовным начальством был переведен в китайский город Тяньцзин, где занялся пастырско-миссионерскими трудами и дальнейшему изучению китайского языка. За 7 с лишним лет, проведенных в Тяньцзине, отец Димитрий овладел китайским языком – одним из труднейших в мире, в совершенстве. Он даже составил учебник китайского и огромный русско-китайский словарь – фундаментальный труд, который сам по себе уже мог бы принести известность его автору. В шутку коллеги по миссии называли его "Апостолом Китая".
В марте 1927 года иерей Успенский был официально причислен к Российской духовной миссии, которую возглавлял титулярный епископ Переславль-Залесский Иннокентий II Фигуровский, чьи предки были родом из Владимирской епархии. После разгрома белых в Китай хлынул поток русских, бежавших через Дальний Восток и Среднюю Азию, причем число беженцев, по оценкам исследователей, достигало полумиллиона человек. Поэтому первоочередной заботой православных миссионеров в Китае стало духовное окормление соотечественников.

От Гонконга до Манилы
После 7 лет службы в Пекине в 1934 году Дмитрий Успенский, возведенный в сан протоиерея, был направлен в города южного Китая для совершения там регулярных богослужений. Священников в огромной стране катастрофически недоставало. В Гонконг, Кантон, Аомынь и другие города лишь изредка наезжал батюшка из Шанхая. Скромный, высокообразованный и отличавшийся неутомимой энергией протоиерей Успенский развил кипучую деятельность, быстро снискал всеобщее уважение и поддержку со стороны православного населения, полюбившего пастыря за его доброту и отзывчивость. Для многих эмигрантов на чужбине, оставшихся без средств к существованию и впадающих в отчаяние, материальная и моральная поддержка батюшки значила очень многое, нередко отец-протоиерей просто спасал жизнь своим соотечественникам.
Вскоре благодаря стараниям Дмитрия Успенского были открыты 3 новых молитвенных дома – Петропавловский в Гонконге, во имя иконы Богородицы "Нечаянная радость" в Кантоне и Троицкий в Макао. Осенью того же 1934-го батюшка организовал православную общину в Маниле – столице Филиппинских островов. В 1937-м протоиерей Успенский открыл молитвенный дом в Аомыне. Центром служения отца Димитрия стал Гонконг, где батюшка организовал прекрасный церковный хор и воскресную школу для детей и взрослых. Гонконг в то время являлся английской колонией. Высокообразованного священника-полиглота уважали и китайские власти, и представители британской колониальной администрации. Порой протоиерей Успенский служил посредником между своей паствой и местными чиновниками, отстаивая права прихожан.

"За нашу Победу!"
В годы Великой Отечественной войны не принявший победу большевиков протоиерей Успенский в своих проповедях высказывался в поддержку Красной Армии, желая победы Советской России над гитлеровцами. Он также выступал против японцев, которые, в частности, разрушили православный собор в Маниле. Говорят, что, имея в виду успешные действия советских войск, батюшка заканчивал свои проповеди тех лет, словно отважный советский киноразведчик, призывом "За нашу Победу!", чем шокировал наиболее "упертых" в своей непримиримости белоэмигрантов. В 1945-м приход протоиерея Успенского принял юрисдикцию Московского патриархата. Однако революция 1949 года в Китае создала перед старым батюшкой множество новых проблем. Страшась репрессий новой власти, эмигранты первой волны стали покидать Поднебесную, отправляясь, в основном, в Австралию, Бразилию, Канаду. Правительство Мао Цзедуна преследовало представителей разных религий, не делая исключения и для православных. Правда, сам Д.Успенский оставался на британской территории, но ему тоже не раз предлагали покинуть революционный Китай. Однако протоиерей остался со своей сильно поредевшей паствой.
Связь с начальником миссии и правящим архиереем прервалась. Последний православный епископ в Пекине Виктор уехал в Москву. Протоиерей Успенский остался в духовной блокаде. Такое положение из-за издержек большой политики затянулось почти на 20 лет. Только в 1968-м епископ Зарайский Ювеналий (Поярков) – будущий митрополит Крутицкий, руководитель отдела внешних церковных сношений РПЦ, посетил Гонконг проездом из Токио. Владыка наградил протоиерея Димитрия наперсным крестом – наградой от патриарха Московского и всея Руси Алексия I за многолетние самоотверженные труды на благо православия. 28 ноября 1968-го владыка Ювеналий совершил в Петропавловском храме Гонконга Божественную Литургию – это было первое архиерейское служение в этом городе, начиная с 1945 года.

Земля из Вязников на могиле в Гонконге
К тому времени здоровье Д.Успенского уже было сильно подорвано. Сам он уже был не в силах совершать бого-служение, но встретил молодого архиерея из Москвы в полном облачении. В 1969 году дочь Дмитрия Успенского Аделаида по его просьбе в качестве туриста посетила Советский Союз. По преданию, именно тогда, 40 лет назад, она посетила Вязники (оборонных секретов там не было, и иностранных туристов, хотя и неохотно, в этот город все-таки пускали) и привезла оттуда горсть родной земли. Утром 17 января 1970 года протоиерей Дмитрий Успенский скончался в Гонконге, одного дня не дожив до своего 84-летия. Погребение заслуженного пастыря и миссионера состоялось 25 января после Божественной Литургии на иностранном кладбище Colonial Cemetery. Задержка в погребении была вызвана ожиданием епископа Подольского Германа, который был специально прислан из Москвы для проведения похорон. На могилу протоиерея Успенского была брошена горсть земли из далеких Вязников.
Однако 9 лет спустя территория кладбища оказалась в зоне строительства новой автодороги, и английские власти решили его сравнять с землей. Последние остававшиеся в живых почитатели протоиерея Успенского обратились к тогдашнему генерал-губернатору Эдварду-Ричарду Шрейеру с просьбой перенести прах отца Димитрия на не попадающее под застройку место близ старой кладбищенской церкви. Э.-Р.Шрейер, как оказалось, по матери был потомком православных эмигрантов из Украины, поэтому просьбу дочери Успенского и его прихожан с готовностью удовлетворил. Так 30 лет назад окончательно завершилось земное странствование пастыря, начавшееся за 93 года до того в наших Вязниках.

Миссия продолжается
Главная святыня православного храма в Гонконге, закрытого вскоре после кончины Д.Успенского, особо почитаемая икона первоверховных апостолов Петра и Павла была передана новообразованному приходу Святой Троицы в австралийском городе Мельбурне. Только в 2004 году в Гонконге вновь открылся православный приход. Его настоятелем был назначен сотрудник отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Дионисий Поздняев, до того совершавший богослужения в странах Юго-Восточной Азии.
А в 2008-м прихожане Троицкого храма в Мельбурне передали Петропавловский образ своим единоверцам в специальном административном районе Китайской Народной Республики Сянган (так теперь официально именуется в КНР бывший Гонконг) – отцу Дионисию и его пастве. При этом в краткой церемонии были особо подчеркнуты заслуги протоиерея Успенского, миссия которого ныне продолжается.
К сожалению, на родине выдающегося церковного деятеля о нем за почти целый век, минувший с поры его отъезда на Дальний Восток в 1913 году, прочно позабыли. Исправить этот недостаток и призвана данная публикация.

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике