16+

Наши предки и земляки – герои Куликовской битвы

Куликовская битва – это сражение известно, без преувеличения, каждому россиянину, даже если он очень слабо разбирается в истории. Невиданное прежде по числу участников, ожесточению, упорству и потерям сторон (это лучше всего отражает неофициальное название Мамаево побоище), оно стало первым опытом объединения сил большей части русских княжеств против вековой угрозы со стороны Золотой Орды, первым шагом к освобождению русских земель от ненавистного монголо-татарского ига. Для нас, жителей Владимирского края, особенно интересно проследить участие земляков в одном из величайших сражений всех времен. И сразу же можно сказать: владимирцам есть чем гордиться!

Арифметический курьез
Сегодня в нашей стране годовщину Куликовской битвы отмечают 21 сентября, которое считается одним из дней воинской славы России. Однако на самом деле дата знаменитой битвы, которая произошла 8 сентября 1380 года, в пересчете с юлианского на григорианский календарь выпадает на 16 сентября. Для событий XIV века "поправка" на новый стиль составляет всего лишь 8 дней, а не 13, как это было в канун революционных потрясений в начале XX века. Однако при Б.Ельцине ко всем датам воинской славы, невзирая на века, механически прибавили по 13 суток, создав, таким образом, историко-арифметический курьез, который до сих пор почему-то не исправлен. Так или иначе, но действительная годовщина Куликовской битвы именно 16 сентября, а не 21-го.

Дмитрий Донской – великий князь Владимирский
Общеизвестно, что русским войском на Куликовом поле командовал московский князь Дмитрий Иванович, получивший за проявленную личную доблесть на Куликовом поле и победу прозвание Донского. Однако не стоит забывать, что Дмитрий Донской в 1380 году руководил общероссийским войском в качестве великого князя Владимирского – этот титул он носил к тому времени уже 17 лет, получив его еще в 1363-м после борьбы со своим тестем и тезкой князем Дмитрием Константиновичем Суздальско-Нижегородским. Именно город Владимир на Клязьме в пору Куликовской битвы являлся столицей Северо-Восточной Руси. Поэтому с официальной точки зрения на Куликовом поле победила Владимирская Русь, быстро растущим, но пока еще неформальным центром которой становилась Москва.
Численность русского войска, которое вышло против Мамая, исследователи оценивают по-разному. Наиболее реалистическая цифра – около 60 тысяч человек, что по меркам средневековья составляло более чем внушительную армию. У хана Мамая (не являясь потомком Чингисхана, формально он был лишь темником – полководцем хана-марионетки, но фактически являлся самовластным правителем) на Куликово поле, скорее всего, вышло порядка 80 тысяч человек, включая наемников, самый крупный отряд которых составляли генуэзские латники-копьеносцы. Летописи и ряд иных письменных источников сохранили достаточно подробные сведения о составе войска князя Дмитрия Ивановича, в том числе информацию о том, где, как и под чьим непосредственным командованием сражались дружины из княжеств, территория которых находилась в пределах нынешней Владимирской области.

Полки выходят в поход
Известно, что в поход на Дон выступил отдельный владимирский полк, который состоял из дружины из Владимира и отрядов бояр-землевладельцев со всей владимирской округи – очевидно, в пределах позднейшего Владимирского уезда. Так как самостоятельных князей во Владимире к тому времени не было, то первоначально командовал этим воинским контингентом служивший Дмитрию, будущему Донскому, князь Роман Прозоровский – потомок великих князей Ярославских. Вероятно, вместе с владимирцами шли и суздальские дружины. Суздальские князья, враждовавшие с Москвой, сами в поход не пошли (через 2 года после победы на Куликовом поле они приведут на Русь орду хана Тохтамыша), но сами суздальцы, не колеблясь, отправились воевать с ненавистным врагом.
Еще один полк выставило Юрьев-Польское княжество, которое с 1340 года вошло в состав московских владений после смерти своего последнего князя Ивана Ярославича – правнука Всеволода Большое Гнездо. Однако и спустя 40 лет после кончины удельного правителя статус отдельной территории за Юрьевским княжеством еще сохранялся, поэтому на Куликово поле оттуда также направился отдельный полк, которым командовал молодой воевода Тимофей Васильевич, который в летописях обычно именуется как Тимофей Волуевич. Этот Тимофей был внуком выходца из Литвы Окатия Волуя, сын которого Василий Окатиевич занимал высокий пост окольничего при дворе великого князя Московского и Владимирского Симеона Гордого – дяди Дмитрия Донского, скончавшегося от чумы в 1353 году. В 1380 году в поход отправились и отец Василий Окатиевич, и его сын Тимофей. Первый – в качестве добровольца (бывший окольничий Симеона Гордого к тому времени был уже ветераном), а второй – воеводой великого князя.
Также отдельным полком в составе объединенного войска двинулись на Дон и военные силы Стародубского княжества. Его центром был город Стародуб на Клязьме – ныне это село Клязьминский Городок Ковровского района, где до сих пор сохранились валы средневекового городища. К 1380 году в Стародубе правил князь Андрей Федорович – прапраправнук того же Всеволода Большое Гнездо. Ровно за полвека до Куликовской битвы, будучи еще малолетним ребенком, стародубский правитель потерял своего отца князя Федора Ивановича, который был убит в Орде татарами по приказу тогдашнего хана Узбека. Поэтому, несмотря на преклонный по меркам XIV столетия возраст (Андрею было уже под 60), стародубский князь не только вывел в поле значительные по местным меркам силы, но и лично возглавил свой отряд, стремясь поквитаться с ордынцами.
Наконец, отдельный воинский контингент выставил Муром, который прежде входил в состав обособленной Муромо-Рязанской земли, но к 1380 году уже находился в орбите московского влияния. Если великий князь Рязанский Олег Иванович в силу политических расчетов был союзником Мамая, то муромляне отправились воевать против Золотой Орды вместе с воинством соседних земель по Оке под командой князей Андрея Муромского и Юрия Мещерского.

Перед сражением
Непосредственно перед сражением владимирский и юрьевский отряды вошли в состав Большого полка – главного подразделения русского войска, занимавшего центральное место на поле боя. Именно в Большом полку находился великий князь Дмитрий Иванович, над ним развевался великокняжеский стяг – темно-красного или даже черного цвета с ликом Вседержителя Спаса. Командование перед сражением над владимирскими и юрьевскими дружинами было возложено на более опытного воеводу князя Романа Михайловича Брянского и на приведшего юрьевцев Тимофея Волуевича. Там же находились и муромо-мещерские полки вместе со своими князьями.
Князь Андрей Федорович Стародубский со своей дружиной вошел в состав полка правой руки, который соответственно названию находился на правом фланге русского войска. Вместе со своим полным тезкой князем Андреем Федоровичем Ростовским, стародубский князь в качестве воеводы получил командование над полком правой руки, получив под команду еще и отряды из Ярославля. Очевидно, при подобном назначении был учтен богатый боевой опыт князя-ветерана из Стародуба, которому доверили один из самых ответственных постов. И как оказалось позже – не зря!

Куликовская битва
Ход сражения большинству, наверное, известен еще из школьных учебников. Сражению предшествовал поединок инока Троицкого монастыря Пересвета с татарским богатырем Темир-мурзой (Челубеем). После того, как оба соперника поразили друг друга копьями, начался бой по всему фронту. Войско Мамая истребило сторожевой полк русских, смяло передовой полк и начало теснить Большой полк, одновременно заставив отступать и полк левой руки. В этот самый опасный момент сражения особенно отличились наши земляки. Прежде всего, стойкость и мужество продемонстрировали отряды владимирцев и юрьевцев. Именно они подоспели на помощь, когда татарская конница врубилась в глубь московских и коломенских дружин и поразила боярина Михаила Бренка, с которым Дмитрий Донской поменялся доспехами. Со стороны многим показалось, что убит великий князь. Одновременно был подрублен и пал русский стяг. Лишь яростная контратака владимирских и юрьевских дружин, которую возглавил воевода Тимофей Волуевич, помогла выправить ситуацию.
Огромное значение имело и то, что полк правой руки под командой Андрея Стародубского и Андрея Ростовского, несмотря на бешеный натиск воинов Мамая, остался на том месте, где и находился к началу боя. Правый фланг русского войска не отступил ни на шаг, позволив сохранить позицию в целом. Линия боя уподобилась закрывающейся двери: левый фланг русских отступал, центр чуть подавался назад, но полк правой руки стоял неколебимо, не давая татарской коннице окружить Большой полк и заставляя врага отвлекать из центра немалые силы.
В конце концов, в тыл ордынцам, преследовавшим полк левой руки, ударил засадный полк под командой двоюродного брата Дмитрия Донского князя Владимира Храброго и воеводы Боброка-Волынца, скрывавшийся до этого в дубраве у реки Непрядвы. После того, как на левом фланге татары побежали, отряды Мамая стали отступать и в центре. Большой полк и полк правой руки вместе с конницей засадного полка тоже перешли в наступление. Враг был отброшен, началось всеобщее бегство мамаевой рати. Продолжавшееся несколько часов сражение окончилось полной победой воинства великого князя Владимирского. Если прежде удавалось одерживать верх лишь над отдельными отрядами ордынцев, то теперь впервые было разгромлено все главное войско Золотой Орды!

Цена победы
Однако успех дался очень дорогой ценой. Данные о потерях разнятся, но, по-видимому, русские потеряли убитыми более половины своего войска! И хотя ордынцев было убито еще больше, столь страшное опустошение в полках не позволило Дмитрию Донскому преследовать Мамая. Известно, что погибло 35 владимирских, 50 суздальских и 40 муромских бояр, которых по нынешней терминологии можно считать офицерами того времени. На Куликовом поле пал владимирский воевода Тимофей Васильевич-Волуевич, тело которого нашли рядом с убитым в самом начале боя иноком Пересветом. По свидетельствам очевидцев, воевода погиб в неравной схватке с татарами, когда прикрывал владимирских воинов, отбивавших у неприятеля главное знамя русского войска. У Тимофея Васильевича, который успел положить на месте нескольких врагов, была отрублена рука, а когда горстку воинов при нем изрубили, татары прикончили раненого. Но стяг к тому времени был унесен в глубь Большого полка и не достался врагу. Неподалеку от сына погиб и отец Тимофея ветеран Василий Окатиевич. В битве также были убиты князья Юрий Мещерский и Роман Прозоровский.
Князья Андрей Стародубский, Андрей Муромский и Роман Брянский уцелели, хотя только в одном полку правой руки пали 5 ярославских и углицких князей. Всего же число только погибших бояр исчислялось сотнями, а князей пало более 30.

Потомки героев Куликова поля
Любопытно, что известны потомки воевод, которые командовали нашими земляками на Куликовом поле. Герой-воевода Тимофей Волуевич стал родоначальником известного дворянского рода Валуевых. Его прямым потомком являлся граф Петр Александрович Валуев, занимавший в 1860-1870-е годы посты премьер-министра, министра внутренних дел и государственных имуществ.
Потомком воеводы Прозоровского был прославленный фельдмаршал князь Александр Александрович Прозоровский – герой войн с турками при Екатерине II, проживавший в своем имении селе Ивановское-Прозоровских в Покровском уезде Владимирской губернии.
До сих пор продолжается род князей Гагариных – прямых потомков воеводы Андрея Федоровича Стародубского. В их числе – вице-президент Академии художеств, генерал и известный художник князь Григорий Григорьевич Гагарин и ныне здравствующий профессор Петербургского университета, доктор физико-математических наук князь Андрей Петрович Гагарин. Кстати, в 2002 году А.П.Гагарин приезжал во Владимирскую область на празднование 850-летия основания Стародуба. Потомком Андрея Стародубского был и прославленный спаситель Отечества князь Дмитрий Михайлович Пожарский.
К сожалению, имена тысяч рядовых воинов, сражавшихся и погибших близ Дона и Непрядвы, остались безвестными. Но память о Куликовской битве, отправной точки в возрождении российской государственности после полуторавекового порабощения, останется в памяти навсегда. И мы можем и должны гордиться подвигом своих предков.

Николай ФРОЛОВ

Просмотры: