Легенды и быль гороховецкого золота

Что может быть романтичнее и азартнее поисков золота? Для того чтобы найти новое месторождение этого символа богатства, люди преодолевали моря и океаны, пересекали пустыни и забирались высоко в...

Что может быть романтичнее и азартнее поисков золота? Для того чтобы найти новое месторождение этого символа богатства, люди преодолевали моря и океаны, пересекали пустыни и забирались высоко в горы. Однако мало кто знает, что золото искали (и находили) не только в Сибири и на Урале, в далекой Калифорнии, на Аляске или в стране инков, но и в: пределах Владимирской губернии!

– Очередная газетная "утка"! – пожмет плечами искушенный читатель. И попадет, что называется, пальцем в небо. Факт поисков золота и обнаружения россыпей золотого песка во владимирских пределах зафиксирован в архивных документах и подробно отражен на страницах фундаментального труда профессора Владимира Данилевского "Русская техника", который увидел свет еще 60 лет назад и был удостоен Сталинской премии. Уважаемый профессор из-за полученных в молодости травм едва мог передвигаться на костылях, но, тем не менее, изъездил почти весь Советский Союз, изучая старые документы и беседуя со старожилами, собирая материалы обо всех примечательных разработках и экспедициях наших предков. Интереснейшие сведения ученый нашел в Гороховце. Именно там когда-то была организована экспедиция, которая нашла золото неподалеку от этого города. Однако обо всем по порядку:
Багратион мог бы сделать Гороховец новым Эльдорадо

Золото – символ богатства – именуют то благородным, то презренным металлом. За обладание этим редким химическим элементом, который в силу своей неподверженности коррозии, сравнительно малой распространенности в природе и небольших запасов стал аналогом денег еще в древнем мире, велись войны, лилась кровь, стирались с лица земли города и целые государства. Неудивительно, что поиски новых месторождений золота в течение многих веков велись почти постоянно. Не стала исключением и Россия.
Но вплоть до первой половины XIX века в Российской империи велись разработки лишь только золотой руды из коренных месторождений, то есть жильного золота. Промышленную добычу россыпного золота специалисты считали невозможной. Первым, кто пытался разработать способ промышленного использования так называемого золотого песка, был не кто иной, как знаменитый академик Михаил Ломоносов. Правда, решить эту задачу ученому-универсалу не удалось. Новую попытку предпринял талантливый инженер князь Петр Багратион – племянник и тезка известного полководца, окончившего свои дни в селе Сима Юрьевского уезда. Багратион-младший разработал технологию растворения золота в соляных растворах, из которых потом драгоценный металл мог быть получен путем несложной химической реакции. Но сообщение об этом Петр Багратион опубликовал лишь в 1843 году. Если бы результаты его исследований были бы известны раньше, то, возможно, Владимирский край имел шанс стать новым Эльдорадо:

Золотой песок – сказка, оказавшаяся правдой
Гороховецкая купеческая династия Туруловых издавна занималась торговлей солью. При Екатерине II купец Иван Турулов был даже в Гороховце соляным головой – чиновником, отвечающим за поставку соли во Владимирскую губернию с озера Эльтон, расположенного тогда во владении калмыков, а ныне – на территории нынешней Волгоградской области. Розоватой цветом эльтонской солью тогда снабжалась почти вся Россия. Перевозили соль барками по Волге и Оке, поэтому гороховецкая пристань на Клязьме служила важной перевалочной базой для соляной торговли, откуда соль перевозили обозами по окрестным губерниям.
Не раз посещая Эльтон, Туруловы познали практические основы геологии. Неудивительно, что внук и тезка головы Турулова Иван Турулов ровно 185 лет назад в 1824 году задумал экспедицию по поиску золота в долине реки Клязьмы. О том, что крупицы золотого песка находили бурлаки и крестьяне-отходники, Туруловы слышали не раз. Поначалу такие известия все считали баснями. Но однажды у одного из земляков Иван Турулов собственными глазами увидел металлические крупицы желтоватого цвета. Проверив, убедился – золото! Поначалу сделавший такую находку мужичок запирался, но потом изрядная порция хмельного развязала неизвестному счастливцу язык.

Экспедиция обманутых надежд
Выведав нужные сведения, Турулов решил найти золото сам. К участию в экспедиции он привлек местного чиновника – губернского секретаря Александра Сметанина. Тот мог добыть необходимое разрешение и, в случае удачи, помочь оформить права на добычу золота фирмой Турулова. Все приготовления к поискам Турулов и Сметанин хранили в тайне, а для участия в походе набрали минимальное число рабочих и приказчиков из числа самых надежных своих людей. Поэтому данных об этой экспедиции дошло до нас очень немного. Покинув Гороховец в середине лета 1824-го, Турулов и Сметанин почти целый месяц пропадали неизвестно где. А потом, возвратившись, объявили, что нашли месторождение золотого песка и начали хлопотать о получении привилегии по добыче драгоценного металла.
В Гороховце поговаривали, что однажды члены экспедиции причалили для дневки к песчаной косе и, вытащив лодки на отмель пляжа, обратили внимание, что песчинки слишком ярко посверкивают на ярком солнце. Промывка песка дала неожиданный результат – через считанные минуты в лотке оказалось несколько граммов чистого золота!
О столь невиданной находке было немедленно доложено владимирскому губернатору графу Петру Апраксину. Однако приглашенные специалисты, изучив привезенные пробы грунта, содержавшие крупицы золота, объявили, что промышленного значения найденное месторождение не имеет! Для организаторов экспедиции такое известие прозвучало как приговор. Их радужные надежды развеялись, как дым. Они и не подозревали, что не пройдет и 20 лет, как князь Багратион найдет способ использовать и такие "неперспективные" золотоносные слои.
Впрочем, Турулов и Сметанин еще в 1824-м не исключали, что возможность добычи золота на их заветном месте еще может состояться. Поэтому координаты участка, на котором был найден золотой песок, они держали в строжайшей тайне. К тому же по Гороховцу, да и всей Владимирской губернии, вскоре пошли слухи, что, мол, на самом деле золотоискатели ничего не нашли. Возможно, что такие толки распускали сами купец и чиновник, дабы не разжигать чрезмерного ажиотажа. Разочарованные земляки махнули на все рукой и, как оказалось, зря.

В поисках "золотого пляжа"
Прошли годы. Турулов умер, а Сметанин, выслужив потомственное дворянство, доживал свой век в отставке и хранил тайну "золотого пляжа". Только в конце 1860-х годов на основе документов, которые компаньоны когда-то подали в Горный департамент Министерства финансов, было опубликовано сообщение о "гороховецком" золоте. При этом утверждалось, что россыпи золотого песка находились на берегу Клязьмы по течению выше Гороховца, но ниже Вязников.
Узнав об эпопее Турулова и Сметанина, шуйский купец и фабрикант Иван Попов решил заново найти их "золотой пляж". Наняв рабочих и закупив буровой инструмент, он отправился в путь. Но гороховецкое золото он решил искать не на Клязьме, а на Лухе! Кто-то из числа старателей Турулова рассказал фабриканту из Шуи (этот город до 1918 года также входил в состав Владимирской губернии) о том, что на самом деле золото было найдено не на берегу Клязьмы, а в низовьях Луха – речки, впадающей в Клязьму между Вязниками и Гороховцом. Во всяком случае, Попов искал золото именно на Лухе. Экспедиция Попова вела работы в течение двух полевых сезонов 1870-го и 1871 годов, но золота так не нашла.

Клязьма или Лух?
Только спустя 70 лет профессор Данилевский заново обнаружил материалы забытой экспедиции 1824 года, изучил их и опубликовал в своей книге. Но точного места, где был найден золотой песок во Владимирской губернии, исследователь так и не узнал. Непревзойденный знаток гороховецкой старины, бывший глава Гороховца Николай Андреев, который сегодня по праву считается лучшим краеведом Гороховецкого района, придерживается той же версии, что и фабрикант Попов. Николай Иванович полагает, что "золотой пляж" находился именно в нижнем течении Луха неподалеку от устья. Однако точного местонахождения месторождения Турулова и Сметанина не знает даже он.
Сам факт находки "золотого пляжа" гороховецкой экспедицией 1824 года сомнения не вызывает. Не исключено, что с использованием современных технологий там сегодня можно было бы добывать драгоценный металл. Но поиски золота после экспедиции Попова ни на Клязьме, ни на Лухе больше никто не предпринимал. Да и реки за минувшие почти два столетия, очевидно, не раз меняли свое русло, поэтому не исключено, что "золотой" участок ныне представляет собой старицу, которых в пойме Клязьмы и Луха десятки.
Так или иначе, отправляясь в речной поход или на пикник на реку в окрестностях Гороховца или Вязников, внимательнее присматривайтесь к песчаным пляжам на берегу. Возможно, что именно там поблескивает баснословный природный клад, до сих пор уходивший от тех, кто его пытался найти. Как песок сквозь пальцы. Золотой:

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике