16+

Возрожденные Медуши – погост Медового Спаса

В нашем древнем Владимирском крае есть немало затерянных в глубинке уголков, история которых уходит в глубину веков и до сих пор до конца не изучена. Одно из таких мест – Медуши, уединенное место среди леса и бездорожья на границе нынешних Ковровского и Судогодского районов.

Было время, когда именно Медуши являлись центром обширного Медушского стана. Подобное "медовое" название появилось в незапамятные времена и было связано с обилием там богатых бортных угодий. Медовый Спас, отмечаемый в пересчете на нынешний стиль 14 августа, являлся для Медушей праздником вдвойне. "Столицу" стана даже называли погостом Медового Спаса.
Самые ранние упоминания Медушского стана в сохранившихся старых грамотах относятся к 1460-м годам.
В XVII столетии в Медушах жил инок Карп, который позже был причислен Русской православной церковью к лику святых. Святой праведный Карп Медушский до революционных потрясений 1917 года почитался как небесный заступник и покровитель Ковровского края. На его могилу в Медушском погосте постоянно приходили паломники, причем молитва над гробом святого Карпа и взятая горсть земли с могильной насыпи многим помогали избавиться от различных тяжких недугов.
Вплоть до начала 1820-х годов в Медушах имелась лишь деревянная Богородице-Рождественская церковь. К тому времени погост уже давно потерял свое прежнее значение. Возможно, новый каменный храм там никогда бы и не был построен, но помогло: нашествие Наполеона! В 1812 году бежавший из захваченной французами Москвы отставной поручик Григорий Михайлович Дроздов поселился в одном из своих имений неподалеку от Медуш. Так как московский дом Дроздова в числе тысяч других был уничтожен пожаром, то этот помещик остался доживать век в пределах Владимирской губернии. В 1818 году Г.Дроздов скончался, завещав похоронить себя в Медушах и оставив крупную сумму для строительства в погосте каменной Рождественско-Богородицкой церкви.
Исполнять его последнюю волю пришлось правнукам Андреевым. Оставленных Дроздовым средств не хватило, поэтому начатая с размахом стройка затянулась более чем на 30 лет. Заложили каменную церковь в 1820-м, а полностью закончили только в 1854-м! Выстроенная в традициях классицизма церковь поражала воображение своими размерами. Один из приделов нового храма посвятили святому Карпу – в честь Карпа Медушского.
Попечителем "семейного" храма вплоть до своей кончины в 1902 году оставался племянник Андреевых Аполлон Александрович Майков – действительный статский советник, гофмейстер царского двора и известный писатель-славист.
В числе наиболее известных лиц, которых крестили в медушской церкви, был крестьянский паренек из приходской деревни Клюшниково Георгий Шпагин, позже удостоенный звания Героя Социалистического Труда и получивший всемирную известность в качестве конструктора-оружейника, творца знаменитого пистолета-пулемета ППШ.
Потомки местного духовенства по погосту носили фамилию Медушевских, которая прослеживается на протяжении четырех веков и продолжается до сих пор.
Во время гонений на православие погост Медуши, казалось, был обречен на уничтожение. 24 июля 1941 года Ивановский облисполком вынес постановление о закрытии Богородице-Рождественской церкви. Последний ее настоятель священник Митрофан Починский был расстрелян еще в конце 1937 года. Постепенно погост обез-людел, а храм оказался разорен и медленно погибал. Дороги туда зарастали, а потом лесовозы так укатали местные стежки, что до урочища Медуши (так стал именоваться прежний погост) впору было добираться лишь на танке.
Все изменилось 3 года назад. Один из ковровских предпринимателей, фамилия которого сохраняется в тайне, пожелал возродить старинный погост. Нелегкое бремя непосредственного восстановления храма в Медушах взяли на себя иноки Богоявленского монастыря во Мстере. В 2006-м в Медушском погосте поселился инок Карп. Молодой монах, приехавший во Владимирский край из далекого Комсомольска-на-Амуре, жил в выстроенной при храме келье один, терпя всевозможные лишения. Вначале в погосте не было даже электричества. Зимой было особенно туго – приходилось топить печь сырыми березовыми дровами, при попытках "пробиться" из погоста на "большую землю" порой ломалась и безнадежно застревала в заснеженном поле видавшая виды монастырская "Нива". Вокруг, словно в житийных преданиях, обитало всевозможное зверье: кабаны, лисы, зайцы, лоси.
Сегодня бывший инок Карп сменил монашеское имя и сан. Теперь он – иеромонах Симеон, скитоначальник Свято-Казанского скита в Акиншино близ Мстеры, подворьем которого и стал храм в Медушах. Богородице-Рождественская церковь Медушского погоста внешне почти полностью отремонтирована, включая колокольню, и в 2008-м оштукатурена. Но внутри еще предстоит масштабный ремонт.
Ныне в Медушах обитают инок Евгений и трудник Рафаил, которые постоянно заняты обустройством погоста и продолжением ремонта в церкви. В их монашеской келье нет ни телевизора, ни радио, сотовая связь в глуши практически отсутствует, и даже воду отец Симеон привозит в погост за полсотни верст из Акиншино, так как старые медушские колодцы высохли.В выстроенном по завещанию помещика Дроздова храме уже прошла первая после многолетнего перерыва церковная служба. Грибники, ягодники и охотники, случайно забредая на погост и видя восстановленный храм, удивляются:
– Зачем церковь в такой глуши? Кто сюда будет ходить?
– Господь приведет людей, – отвечает маловерам инок Евгений.
И действительно, погост становится все более известен. Туда уже приезжают паломники не только из Коврова, Владимира и Вязников, но и из Москвы.
У обитающей в Медушах братии имеется небольшой огород с теплицей. Из живности – два рыжих кота Кузьма и Рыжик, которые обороняют келью и скудные припасы от водящихся там в изобилии мышей. Впереди, помимо окончания ремонта в храме, – восстановление церковной ограды и расчистка кладбища. Буквально на днях было чудесным образом обнаружено белокаменное надгробие одного из храмоздателей Николая Ефимовича Андреева. Памятник 140-летней давности считался давно утраченным, но трудник Рафаил (кстати, высококвалифицированный сварщик, прежде работавший на автозаводе КамАЗ) сумел отыскать его в непролазных зарослях крапивы и бурьяна. В будущем возможно и появление пасеки – разнотравья вокруг полно, а какие же Медуши без меда!
В "красном углу" монашеской кельи – образ святого Карпа Медушского. Праведник сурово глядит на потомков. Но если вглядеться пристальнее, то, кажется, что лик старца смягчается, а во взгляде угодника – удовлетворение от зримого проявления торжества духа над плотью. И как никогда не прекратится празднование Медового Спаса, так и с карты уже не исчезнет запоминающееся и как-то особенно радующее глаз название – Медуши.

Николай ФРОЛОВ

Просмотры: