“Это нужно живым”

В 1994 году увидела свет восьмитомная "Книга Памяти" Владимирской области. В ней увековечены фамилии и имена тысяч наших земляков, отдавших свои жизни в годы Великой Отечественной.

В 1994 году увидела свет восьмитомная "Книга Памяти" Владимирской области. В ней увековечены фамилии и имена тысяч наших земляков, отдавших свои жизни в годы Великой Отечественной.

Составители проделали огромный труд, но, к сожалению, допустили неизбежные неточности и ошибки. К тому же из-за недостатка средств и банальной экономии о погибших фронтовиках приводились крайне скупые сведения. И хотя иной "Книги Памяти" пока нет, подобное положение удовлетворяет далеко не всех. Среди тех, кто активно пытается восполнить пробелы "Книги Памяти", – житель города Камешково Юрий Александрович Епишин.
Уроженец Нижегородской области, историк и философ, кандидат философских наук, начинал свою трудовую биографию рабочим на заводе, а потом после получения высшего образования и защиты диссертации более четверти века проработал во Владимирском государственном педуниверситете. Теперь ветеран уже несколько лет занимается сбором материалов для пополнения и исправления "Книги Памяти" как для Камешковского района, так и для всей Владимирской области, особенное внимание уделяя участникам Сталинградской битвы. В свои без малого 70 Юрий Александрович полон энергии и сил. Он ведет огромную кропотливую работу, в том числе в нескольких государственных архивах. Его цель – издание к 65-летию Победы книги "Память сердца. Хроника Владимирской Книги Памяти о воинах, погибших в Сталинградской битве 1942-1943 годов".
Существующий вариант "Книги Памяти", где информация о фронтовиках приведена по фамилиям в алфавитном порядке, по мнению Юрия Епишина, далеко не бесспорен и нуждается в дополнении по хронологическому принципу.
– Недостаток такого способа построения "Книги Памяти", – полагает Юрий Епишин, – заключается в разрыве хроники событий, когда на одной и той же странице мы встречаем имена воинов, погибших в различные военные годы и месяцы. Наряду с алфавитным (вертикальным) необходимо применение и иного способа составления данной "Книги:" – по сочетанию событий (горизонтального). Группировки имен погибших воинов могут осуществляться по различным признакам и составят хронику или летопись "Книги Памяти". Оба способа ее прочтения превращают "Книгу Памяти" в единое целое!
– Какие материалы войдут в книгу "Память сердца"?
– Ее основой станут выборки из владимирской "Книги Памяти" справок о погибших воинах, которые были захоронены в Сталинграде и на территории Сталинградской области. Всего таких записей там содержится 2294. Однако скупые сведения о наших земляках, павших в Сталинградской битве, опубликованные 15 лет назад, будут по возможности существенно дополнены. Предварительно общий объем рукописи уже составил 320 машинописных страниц. Кроме того, эти справки о погибших необходимо привести в сравнительно сопоставимый вид. К примеру, уже сейчас ясно, что около трети всех павших владимирцев (681 человек) под Сталинградом погибли в сентябре 1942-го на территории Городищенского района нынешней Волгоградской области. Однако немалая часть этих имен на месте их гибели до сих пор не значится на установленных там мемориалах. К 65-летию Победы только на плитах монумента братской могилы в селе Орловка Городищенского района будут высечены имена 120 наших земляков, в том числе 13 уроженцев Камешковского района. Этой работой также занимается Камешковский районный музей под руководством Светланы Кудряшовой, понимающей важность и значимость этого дела.
– Удалось ли выявить какие-либо неточности в областной "Книге Памяти"?
– Там много погрешностей. Они возникали непреднамеренно из-за неразборчивости текста извещения о гибели воина, оговорок, пропусков, искажений названий населенных пунктов. К тому же информация неполна. Например, во владимирской "Книге Памяти" отсутствуют сведения о воинских соединениях, где служили наши земляки, а, скажем, в аналогичном издании в Ивановской области они есть. Только в разделах "Книги:", посвященных Камешковскому, Петушинскому, Суздальскому и Судогодскому районам, имеются указания на день гибели фронтовика. По всем остальным районам приводятся лишь месяц и год кончины. Зачастую отсутствуют конкретные данные о месте погребения. Скажем, по Селивановскому району из 84 человек, погибших в Сталинградской битве, лишь у 8 воинов приводятся данные о месте их захоронения. По Судогодскому району из 104 человек, павших под Сталинградом, место погребения значится лишь у 13-ти. По остальным стереотипно указано: "похоронен в Сталинградской области" – и все!
Кропотливую работу по исправлению неточностей и пополнению биографических фактов Юрий Епишин ведет со своими единомышленниками – сотрудниками Камешковского музея и районной библиотеки, ветеранами, студентом истфака Сергеем Харитоновым.
Вот один наглядный пример, которых можно привести множество. В областной "Книге Памяти" значится:
"Шолохов Валентин Витальевич, род. 1922, пос. Камешково. Младший лейтенант. Погиб в бою 15 ноября 1943. Похоронен в Днепропетровской области". А теперь это будет выглядеть так: "Шолохов Валентин Витальевич, род. 1922, пос. Камешково. Призван Камешковским РВК. Младший лейтенант. Командир танка. Член ВЛКСМ. Пропал без вести 15 ноября 1943 в районе деревни Красно-Константиновка Петровского района Днепропетровской области. Отец Шолохов Виталий Акимович, проживал в Камешкове на улице Луначарского".
Вроде и немного добавилось, но разница существенная! И так по сотням и тысячам имен:
Директор Камешковского музея Светлана Кудряшова привела несколько фактов, когда не вернувшиеся с войны камешковцы в "Книгу Памяти" почему-то не попали. В центре села Ряхово Камешковского района стоит памятник военному летчику старшему сержанту Ивану Ларионову. 26 апреля 1943 года штурмовик Ил-2 Ларионова во время "работы" по вражеской колонне был подбит. Летчик пошел на огненный таран. С устрашающим воем горящий штурмовик врезался в гущу грузовиков и бронетранспортеров врага. Сильнейший взрыв разметал все на десятки метров вокруг:
Повторивший подвиг нашего земляка капитана Николая Гастелло старший сержант Иван Антонович Ларионов посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени. Биографии героя посвящен стенд в районном музее. Однако в "Книге Памяти" Камешковского района Иван Ларионов не значится – уходил на фронт он не из родного села. А в официальном списке героев "огненных таранов" вместо Камешковского района ошибочно значится "Каменковский", да еще и Ивановской области:
Не попал в "Книгу…" и гвардии лейтенант Владимир Федорович Владимиров, уроженец села Тынцы Камешковского района. Звание Героя Советского Союза командиру роты 118-го гвардейского стрелкового полка В.Владимирову было присвоено за отличие при форсировании Днепра в 1943-м – посмертно. Но даже кавалер Золотой Звезды у нас в области "в списках не значится".
Зато полковник-танкист Виктор Прохорович Елизаров из Камешкова (о нем недавно уже писала наша газета) в той же "Книге Памяти" 1994 года издания значится погибшим в сентябре 1944-го, хотя здравствует до сих пор.
Работы по исправлению и дополнению "Книги Памяти" как по Камешковскому району, так и по области в целом – непочатый край. И, наверное, только благодаря энтузиастам и подвижникам, подобным Юрию Епишину, можно достойно завершить этот нелегкий, но крайне важный труд.

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике