Гусь-Железный – столица империи Баташевых на владимирской земле

"Жили у бабуси два веселых гуся: Гусь-Хрустальный и Гусь-Железный", - так шутили жители южной окраины Владимирской губернии в старину. Оба селения с похожими наименованиями находились в пределах Меленковского...

"Жили у бабуси два веселых гуся: Гусь-Хрустальный и Гусь-Железный", – так шутили жители южной окраины Владимирской губернии в старину. Оба селения с похожими наименованиями находились в пределах Меленковского уезда на одной и той же речке Гусь, по которой и получили свои названия.

Если первый из Гусей в верховье реки стал центром стекольного производства известных заводчиков Мальцовых, то второй в нижнем течении Гуся близ впадения в Оку – столицей не менее прославленных "железных королей" Баташевых. Около полутора веков "два веселых гуся" числились во Владимирском регионе, но в XX веке после череды административно-территориальных реформ Гусь-Железный оказался в соседней Рязанской области. Тем не менее, история этого второго Гуся неотделима от прошлого нашего края. К тому же и сейчас от Гуся-Железного до границы Владимирской области по прямой насчитывается всего лишь около 10 километров.

Пушки для армии
В старину на месте нынешнего Гуся-Железного находился погост Веркуцы Владимирского еще дореформенного уезда, в состав которого входил и Гусь-Хрустальный. В 1778-м Веркуцы оказались в составе Меленковского уезда. От Владимира до Веркуц считалось 140 верст, а от Меленок – 55 верст. Крутая перемена в жизни затерянного среди мещерских лесов уединенного погоста произошла в 1758 году, когда промышленники Андрей и Иван Родионовичи Баташевы приобрели обширные земельные угодья в окрестностях Веркуц, устроили поблизости от речки Гусь искусственный пруд и возвели там крупный чугунолитейный завод. Близ Веркуц были обнаружены крупные залежи железной руды, что и предопределило рождение Гуся-Железного.
Братья Баташевы, впервые обосновавшиеся в низовьях Гуся, были внуками тульского кузнеца Ивана Тимофеевича Баташева, который, подобно известным Демидовым, "вышел в люди" в царствование Петра I (поначалу родоначальник династии Баташева даже служил управляющим у Никиты Демидова) и постепенно создал свою промышленную империю. Пушки и ядра, произведенные на Баташевских заводах, шли на снабжение русской армии, начиная с Северной войны со Швецией. В пору расцвета в последней четверти XVIII столетия Баташевым принадлежали десятки металлургических заводов во Владимирской, Калужской, Нижегородской, Рязанской, Тамбовской и Тульской губерниях. "Столицей" этого Баташевского царства и стал Гусь-Железный, который в народе называли Гусем-Баташевским. Четверть века братья Иван и Андрей Баташевы прожили в своей новой резиденции на Гусе, которое получило название "Орлиное гнездо".

Самовольство на границе губерний
Усадьба промышленников была построена с большим размахом и своим видом напоминала средневековую крепость. "Орлиное гнездо" окружали массивные стены из красного кирпича с башенками и бойницами для стрельбы из мушкетов. Эта ограда по периметру простиралась на 2 версты. Внутри находился целый комплекс построек: двухэтажный дом-дворец Баташевых, крепостной театр, оранжереи с редкими тропическими растениями и плодовыми деревьями (в дебрях Мещеры вызревали персики и ананасы), парк с гротами, беседками и павильонами, помещения для караульных и многочисленной прислуги. На вооружении едва ли не целого батальона охраны в изобилии имелись ружья и пушки местного производства – целый арсенал.
Баташевы жили, словно удельные князья – в роскоши и своевольстве. Не только крестьяне, но даже и помещики окрестных сел и деревень боялись столь могущественных соседей. Ссориться с "железными королями" было чревато большими проблемами. Известно, что однажды братья украли целую: деревню у несговорчивого владельца, не хотевшего ее продавать. За одну ночь все избы и сараи разобрали и перевезли на землю Баташевых, куда вооруженные слуги угнали и местных крестьян. Оставшийся пустырь перепахали, превратив в ровное поле. Потом чиновники долго ломали голову, куда подевалось селение, в котором проживало несколько сот человек.
Гусь-Железный находился на самой границе Владимирской и Рязанской губерний. Когда туда порой прибывали проверяющие, посланные губернатором, к которому поступали многочисленные жалобы на бесчинства промышленников, Баташевы "скрывались" в соседней губернии. Их длинный дворец в "Орлином гнезде" был построен таким образом, что одно его крыло находилось на владимирской земле, а другое – на рязанской. Если приезжали владимирские чиновники, хозяева спокойно переходили на рязанскую половину своего дома, а незваным гостям объявлялось, что Баташевых в губернии, мол, нет. Если прибывали ревизоры из Рязани, то "путешествие" господ промышленников совершалось в обратном порядке. В "чужой" губернии проверяющие не имели никаких полномочий, а договориться о совместной проверке владимирскому и рязанскому губернаторам, кажется, так никогда и не удалось.

"Купленная" жена отвоевала наследство
В 1783-м Иван и Андрей Баташевы поссорились. Иван Родионович уехал в Выксу неподалеку от Мурома, а Андрей Родионович остался единственным владельцем Гуся-Железного. В 1786-м к тому времени овдовевший (его первая супруга, дочь тульского купца умерла) А.Баташев купил себе: новую жену! Ею стала "дворовая девка" Матрена Егорова, которую 57-летний промышленник сначала приобрел, потом дал ей вольную, а уже затем и обвенчался с красавицей. Кстати, брак с купленной женой оказался вполне счастливым, и у Баташевых родилось трое сыновей-наследников. Правда, в конце своей жизни ставивший превыше всего свои прихоти Андрей Родионович женился в третий раз, причем, не разводясь со второй "половиной":
А.Баташев скончался в 1799-м году. Завещания он не оставил, поэтому его наследники вели между собой долгую тяжбу. В итоге в 1801 году Святейший Синод признал единственным законным наследникам старшего сына промышленника от первого брака – поручика Андрея Андреевича Баташева, которого в отличие от отца прозывали Андреем Баташевым-Черным. Сыновей Матрены объявили рожденными вне законного брака и отдали в солдаты. Но их мать не смирилась с таким исходом. Почти 30 лет она добивалась пересмотра дела, и в 1830 году Сенат утвердил право ее детей на часть наследства. Каких это стоило усилий и взяток – об этом история умалчивает. Все имущество покойного Андрея Родионовича оценивалось в 6,6 миллиона рублей – по тем временам почти фантастическая сумма, поэтому было ради чего затевать судебные тяжбы.
В итоге владельцем Гуся-Железного стал сын Матрены Иван Андреевич Баташев. В молодости он служил солдатом, причем прозывался Иван Гусев – такую фамилию ему дали по месту рождения. На долю Ивана пришлось 2,7 миллиона рублей – даже в таком "усеченном" виде это было огромное богатство. Однако, став богатым барином и Баташевым, Иван Андреевич на свою родину в Гусь, где помнили его бесчестье, возвращаться не пожелал, а остался жить в Петербурге. Там он быстро промотал большую часть наследства и наделал множество долгов. Баташевы породнились с именитым дворянством, в частности на Дарье Баташевой из знаменитого рода женился герой войны 1812 года генерал Дмитрий Шепелев. Новоявленным аристократам представлялось негоже входить в "купеческие" затеи. Дела на заводе в Гусе-Железном из-за отсутствия хозяйского догляда шли с каждым годом все хуже. Казалось, еще немного, и баташевскому бизнесу там придет конец.

Производство прикончил кризис
Но в начале 1860-х годов в Гусе-Железном поселился сын И.Баташева Эммануил Иванович Баташев, оказавшийся достойным преемником своего деда Андрея Родионовича. При нем объемы производства стали расти, на предприятиях появилась самая передовая техника. В 1885 году именно на заводах Эммануила Баташева была запущена регенеративная пудлинговая печь с двумя рабочими пространствами – первая в России. Кроме того, Э.Баташеву принадлежало несколько водяных мельниц и целая флотилия пароходов и барж на Клязьме и Оке.
Однако, в конце концов, чугунолитейный завод в Гусе-Железном был остановлен именно при Эммануиле Ивановиче. В 1904 году из-за очередного экономического кризиса спрос на чугун и изделия из него резко упал. Сократились военные заказы и истощились запасы железной руды на берегах Гуся. 64-летний хозяин предпочел прекратить производство – считалось, что это временная мера. Но вскоре Баташев заболел, и ему стало не до завода. В 1910-м он скончался. Его сын Виктор Эммануилович Баташев не имел предпринимательских талантов предков. К тому же он тоже вскоре умер – в 1916-м в канун революционных потрясений.
Последней хозяйкой усадьбы в Гусе-Железном оставалась вдова Эммануила и мать Виктора Зинаида Владимировна Баташева. В 1918 году все ее имущество было конфисковано новой властью. 75-летнюю старуху, не признавшую большевиков, красные расстреляли 16 ноября 1918 года вместе с участниками разгромленного белогвардейского мятежа в соседнем городе Касимове. Приговор революционного трибунала гласил: "За активное и пассивное выступление против Советской власти". В 1931-м расправились даже с мертвыми Баташевыми, вскрыв их фамильный склеп. Так окончилось владычество Баташевых в Гусе, именовавшемся прежде по их фамилии, и продолжавшееся ровно 160 лет, в течение которых "Орлиное гнездо" и Гусь-Железный находились в составе Владимирского уезда и Владимирской губернии.

Руины и легенды "Орлиного гнезда"
От огромного завода Баташевых в Гусе-Железном ничего не осталось. Сегодня это поселок городского типа с населением менее 3 тысяч человек в Касимовском районе Рязанской области, в 20 километрах северо-западнее города Касимова. Из нашей области туда ведут дороги через Меленки и через Туму. В изрядно обветшавшем дворце Баташевых помещается детский интернат. От театра остался лишь поросший деревьями холм из земли и кирпича. Ограда частично обрушилась и напоминает руины Брестской крепости. Запущенным выглядит и старинный парк "Орлиного гнезда" с вековыми липами.
В Гусе-Железном бытуют многочисленные предания, связанные с усадьбой. Там рассказывают о подземных ходах, которые якобы находятся внутри старой усадьбы-крепости. Сохранилось множество легенд о зверствах Баташевых, которые будто бы заживо замуровали в подземельях несколько сотен своих рабочих, о находившемся в усадьбе подземном нелегальном монетном дворе, где чеканили фальшивую монету. Даже парк в этих рассказах именуют не иначе как "Страшным садом". Так или иначе, бывшее "Орлиное гнездо" – и сегодня место удивительно своеобразное и романтичное.
Наиболее зримым памятником Баташевым ныне является Троицкий собор в самом центре Гуся-Железного. Его возводили по заказу Андрея Андреевича Баташева с 1802 по 1868 годы – всего с перерывами 66 лет, словно в средние века. Сложенный из каменных блоков огромный храм и напоминает собой средневековое сооружение. В его архитектуре присутствуют диковинные для наших мест готические элементы. Подобная постройка вполне уместно смотрелась бы и в Германии, и во Франции. Считается, что автором проекта собора был знаменитый архитектор Василий Баженов – строитель Пашкова дома в Москве.
До сих пор в местах бывших усадеб и предприятий Баташевых время от времени находят ценные клады, а по всей России ходят по рукам самовары с фирменным клеймом Баташевских заводов. И хотя в Гусе-Железном чугун и железо уже более столетия не выплавляют, в самом этом своеобразном названии до сих пор сохраняется память о "деле Баташевых" – некоронованных владык таинственного "Орлиного гнезда".

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике