По святым местам

Пока власти пропагандируют экскурсии по родной земле как достойную альтернативу турецким и египетским берегам, паломнический туризм без лишней рекламы успешно развивается сам собой. Поверили?

Пока власти пропагандируют экскурсии по родной земле как достойную альтернативу турецким и египетским берегам, паломнический туризм без лишней рекламы успешно развивается сам собой. Поверили?

Пусто не бывает
Офис паломнической службы Владимиро-Суздальской епархии в разгар дня напоминает железнодорожные кассы на южном направлении. "Мне в Дивеево!". "В автобусе в лавру еще есть места?". "Если завтра еще две подруги захотят поехать к Матронушке, они успеют?". "А на Валаам не намечаются поездки?". На столе разрывается телефон.
"Здесь не всегда так шумно, – улыбается отец Андрей (Воскобойник), помощник благочинного по паломнической службе, – но интерес именно к таким путешествиям действительно постоянно растет. Даже кризис сказался только в том плане, что сократился спрос на поездки за рубеж, в Святую землю, на Синай, гору Афон и т.д. Зато к родным православным святыням люди ездят охотно".
В паломнические поездки владимирцы отправляются по разным причинам. Одни действительно хотят приложиться к мощам чтимого святого или другим христианским реликвиям – попросить помощи и защиты. Других привлекает возможность посмотреть русские памятники архитектуры (а почти все они у нас связаны именно с православием – это не Европа с королевскими дворцами и рыцарскими замками). Для третьих это шанс увидеть мир без особого ущерба для кошелька.
Молодой юрист Екатерина Симочкина признается: ей просто захотелось съездить куда-нибудь на денек. В первый раз зашла в паломническую службу не без опаски. Боялась, что ее с ходу отругают за короткую юбку, а потом заставят сдавать что-то вроде зачета по религии, а без этого в поездку не возьмут. На самом деле берут всех – и верующих, и нет. В паломнической службе вспоминают, что однажды в Оптину пустынь ездила даже мусульманка: ее интересовали жизнь и деяния наших святых. Те, кто не слишком много знает о православии (а таких в этом году очень много), обычно опасаются, что в дороге их начнут "обращать". На самом деле выезды, как правило, довольно ранние, поэтому первую часть пути паломники просто спят. Потом им ставят фильм о том месте, куда они отправляются. На обратной дороге все "новенькие" обычно расслабляются и начинают задавать вопросы.
– Многие уверены, что церковь – это такое мрачное место, где ходит священник в черном и свирепые старушки ругаются по любому поводу, – говорит отец Андрей. – А потом видят, что все не так страшно, что со священником можно и поговорить, и посмеяться; да и старушки не такие злобные, какими кажутся… Довольно часто бывает, что человек едет в паломничество один раз, потом другой, а потом рассказывает, что начал ходить в храм, читать Библию… Это очень приятно, что люди открывают для себя новый, добрый и мудрый мир.

Просите, и получите
Паломнические поездки отличаются от обычных туристических. Их, как правило, начинают с молебна, который служится в храме перед началом пути. Участникам сразу рекомендуют сдержанность в одежде: для женщин – платки (которые, впрочем, необязательно затягивать под подбородком) и длинные юбки (хотя бы на завязочках, которые надеваются поверх штанов); для мужчин – брюки (а не шорты, например). Это не догма, а знак уважения к месту, куда совершается поездка. Если в назначенном монастыре есть святые источники и группа собирается там искупаться, женщин просят захватить сорочки. Внутри храмов обычно нельзя фотографировать – для этого нужно разрешение настоятеля; снаружи – пожалуйста.
Вместе с тем, во время поездки не обязательно отстаивать долгую церковную службу или очередь к мощам. Чем заниматься – личное дело каждого: можно пойти в храм, а можно и погулять по городу. Правда, большинство все-таки предпочитает в церковь зайти и к реликвиям приложиться. В конце концов, у каждого есть тайные желания и молитва в этом деле как минимум не повредит. Как максимум – поможет.
Определенно кажется, что во всем этом есть элемент сделки: "Я тебе сейчас помолюсь, а ты мне за это дай". Священники уверены: это не страшно. Если правильно объяснить человеку суть молитвы, он рано или поздно перестанет потребительски относиться к таинствам.
Кстати, хотя святых мест в России – тысячи, владимирские паломники предпочитают ездить в наиболее известные: Троице-Сергиеву лавру, Покровский монастырь, где хранятся мощи Матроны Московской, Оптину пустынь… Хотя паломническая служба предлагает и другие маршруты: например, в Переславль-Залесский, Ростов Великий, Звенигород. Но это – не дань моде. "Люди просто не знают, что там тоже есть высокие духовные святыни, – говорит отец Андрей, – специально "пропагандировать" мы не собираемся, но хотим в автобусах на обратном пути ставить фильмы о городах и монастырях, которые могли бы заинтересовать".

Дорогой Ильи Муромца
Альбина Вильченко, 46-летний бухгалтер, – паломник с почти пятилетним стажем. "Помню, как сначала спрашивала: кому лучше помолиться о семейном благополучии, а кому – о здоровье, – рассказывает она. – Теперь уже понимаю, что это смешно: помогают все святые, была бы вера. Все зависит от нас самих, той решимости, с которой мы стремимся к Богу. А поездки просто укрепляют на этом пути".
Есть мнение, что путешествие паломника на время пути приравнивается к труду монаха: человек специально оказывается в стесненных обстоятельствах ради высокой цели. Впрочем, оно вышло из тех времен, когда люди отправлялись по святым местам пешком и почти босыми.
Современные паломнические службы активно развиваются. Хотя "православные путешественники" до сих пор довольно неприхотливы – готовы ночевать в автобусе и есть захваченные с собой бутерброды, – при многих монастырях сейчас специально открываются гостиницы и трапезные. Появляются и новые формы паломничества – например, автостопом. Так, киржачский менеджер Дмитрий Павлович "стопом" доехал до Валаама и пожил там "насельником": спал в келье, ел вместе с монахами, помогал им по хозяйству. Говорит, что получил не только яркие впечатления, но и ценный опыт – узнал, что "деньги не главное".
Кстати, в монастырях в последнее время очень меняется отношение к приезжим. Раньше посторонних сторонились – теперь привечают. Паломники приносят не только деньги на содержание монастырей – они "люди, идущие правильным путем", и уже за это заслуживают уважения. Даже если ведут себя странно, по монашеским меркам, и норовят на память сфотографировать, "как я здесь молюсь". Это ничего, это пройдет.
Владимирская область и сама по себе – центр паломнического туризма. Ежедневно сюда приезжают группы со всей России и из-за рубежа. Гостей привлекают не только Владимир и Боголюбово, но и Суздаль, Муром, Петушки (там служил святой Афанасий Ковровский), Лукианова пустынь в Александрове… Есть и новые маршруты – в Никольский монастырь в селе Санино или Введенскую пустынь, где раньше была женская колония, а сейчас – монастырь. Ежегодно организуются специальные (!) паломнические поездки на крестный ход во славу иконы Боголюбовской Богоматери. Оказывается, он включен в календарь крестных ходов России.
Причем настоящих паломников интересуют не древние храмы и не фрески Андрея Рублева, а люди, которые здесь жили. Такие поездки показывают реальные, а не вымышленные примеры людей, живших праведной жизнью. Вере, стойкости, любви к людям приезжие учатся у наших Андрея Боголюбского, Евфросиньи Суздальской, Ильи Муромца…

Валентина КУДРЯВЦЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике