Брат ты мне или не брат, Карамазов?

У телевидения есть великая миссия - пересказывать книги. На прошлой неделе состоялась самая интеллектуальная премьера телесезона - "Братья Карамазовы". Таким образом, Достоевский стал абсолютным лидером среди отечественных классиков...

У телевидения есть великая миссия – пересказывать книги. На прошлой неделе состоялась самая интеллектуальная премьера телесезона – "Братья Карамазовы". Таким образом, Достоевский стал абсолютным лидером среди отечественных классиков по количеству телевизионных экранизаций.

"Братья Карамазовы" – четвертый перевод литературно-философской глыбы на язык масскульта после "Идиота", "Преступления и наказания" и "Бесов". Что и говорить, задача перед режиссером Юрием Морозом стояла наисложнейшая.
Во-первых, отечественный зритель за последние годы пресытился так называемыми телероманами по произведениям титанов российской словесности. "Мастер и Маргарита", "В круге первом", "Доктор Живаго", "Тихий Дон", "Война и мир" – наши деятели кино еще не перевели на "мыло" разве что Пушкина и Салтыкова-Щедрина.
А проснувшийся интерес к Федору Михайловичу понятен и вполне закономерен. Привлекателен этот писатель не столько своей философской глубиной, сколько сильными сюжетами. Что и понятно: практически любой роман Федора Михайловича – это готовый сценарий для детективно-драматического телесериала.
Съемки телевизионного сериала "Братья Карамазовы" шли несколько лет: долгая работа над многосерийной экранизацией объясняется щепетильным подходом к материалу романа – классика, как известно, не терпит суеты. К тому же по замыслу создателей проекта новая картина должна раскрывать роман более полно.
Премьера прошла довольно скромно: без массированных рекламных кампаний по ТВ и прочих современных атрибутов продвижения телепродукта. Вот только есть одно "но", которое, собственно, и заставило журналистов "Призыва" обратиться к творчеству Достоевского.
Везде сообщают, что съемки многосерийного фильма "Братья Карамазовы" проходили в Минске, Москве, Россоши. Специально для картины строили декорации, специально шили костюмы. Снимали в Ленинских Горках, в усадьбе князей Трубецких: И почему-то мало кто упоминает, что значительная часть натурных съемок велась в нашем "русском Голливуде" – то бишь в Суздале.
Достоевский создавал "Братьев Карамазовых" в Старой Руссе. Этот же унылый городок и вывел в произведении под "говорящим" названием "Скотопригоньевск": Видимо, тот факт, что сериал снимался не в невзрачной Руссе, а в "чистеньком гламурно-патриархальном Суздале, глянцевая эстетика которого никак не сочетается с мрачно-аскетическим духом, свойственным романам писателя", и стал причиной замалчивания.
Как-то обидно стало за град наш белокаменный, тем более что журналисты "Призыва" дважды присутствовали на съемках этой картины. Да и Юрий Мороз выбирал Суздаль для натурных съемок не случай-но – в 1980 году он в качестве актера дебютировал в историчес-кой дилогии Сергея Герасимова "Юность Петра", часть сцен которой также снималась в Суздале.
Первый приезд съемочной группы "Братьев Карамазовых" в Суздаль случился в сентябре 2006 года – тогда была отснята только часть материала. Город встретил кинематографистов очень переменчивой погодой. Причем, когда снимали у Александровского монастыря, все было нормально, как только выходили на Торговую площадь – начинался дождь:
Следующий визит в Суздаль режиссер откладывал несколько месяцев – режиссер ждал хорошего снежного покрова. Мороз дождался мороза в феврале 2007 года.
Кстати говоря, к съемочному процессу актеры относились максимально серьезно: заучивали канонический текст безо всякой "отсебятины" и безропотно терпели 25-градусный суздальский мороз:
Удалось ли режиссеру Юрию Морозу втиснуть основные положения писательской метафизики в рамки телесериала и можно ли считать новую экранизацию удачной или же дотошной и беспомощной – решать, в любом случае, телезрителю.
Только вот съемка финальных сцен фильма до сих пор стоит перед глазами. Происходило действо на земляном валу близ Кремля. Исполнитель роли Мити Карамазова Сергей Горобченко, несмотря на промокшие и замерзшие ноги, в лаптях, утопая по колено в суздальском снегу, тащит на плечах огромный (пусть и бутафорский) крест: И от того, что это всего лишь кино, момент не становится менее впечатляющим.

Маргарита КОРОЛЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике