За чертою круга

Моэм - автор коварный. Интеллектуальные тексты Моэма должны играться умно и тонко, хладнокровно и расчетливо. Попытки затенить смыслы великого драматурга оборачиваются поражением. Обыграть этого автора на его поле...

"Не будьте естественны. На сцене не место этому. Здесь все – притворство. Но извольте казаться естественными". Сомерсет Моэм. "Театр"

Моэм – автор коварный. Интеллектуальные тексты Моэма должны играться умно и тонко, хладнокровно и расчетливо. Попытки затенить смыслы великого драматурга оборачиваются поражением. Обыграть этого автора на его поле нереально. Безупречным вкусом обладают, увы, далеко не все.

Вчера во Владимирском академическом областном театре драмы им. А. Луначарского состоялся генеральный прогон пьесы Сомерсета Моэма "Круг" в постановке заслуженного деятеля искусств Марий Эл Юрия Ильина. При полном понимании того, что спектакль недавно сведен воедино, еще недостаточно обкатан и обжит актерами, уже можно судить о том, что он лишен присущей творениям Моэма стильности, шарма и изысканности.
Действие спектакля, главной пружиной которого является супружеская измена, не отнесено к какому-либо конкретному времени и помещено в условные реалии. Между тем авторский текст буквально нашпигован точными ремарками и характеристиками персонажей, речь которых оснащена не хуже речи ведущего антикварных аукционов. Как вам, например, такой пассаж: "У владельца поместья – изысканный вкус, и он гордится, что его дом построен во французском стиле. Сквозь окна виден прекрасный сад. В гостиной нет ничего, что не принадлежало бы георгианской эпохе". В гостиной, которую увидела на сцене приглашенная на просмотр публика, не было ничего, что хотя бы намекало на стиль. Немаловажно и то, что декорации были просто неудобны и актрисы постоянно спотыкались на ступеньках бесчисленных лестниц. Еще бы: ведь они вынуждены передвигаться по сцене на каблуках.
Наши мужчины и женщины и без того сильно отличаются от их джентльменов и леди, так зачем же усиливать эту бросающуюся в глаза разницу мешковатыми пиджаками и пестрыми платьями, словно купленными на рынке "Факел"? Возражения ожидаемы: не стоит скрупулезно следовать Моэму, если мы хотим создать некое символическое полотно! Ну тогда прежде всего следовало бы англоязычные имена персонажей заменить их русскими эквивалентами (Китти – Катя, Элизабет – Лиза), чтобы не возникало иллюзий по поводу "великолепной одетости", аристократизма, утонченной образованности, а также "летнего светлого платья" и "фланелевых костюмов для игры в теннис". У Моэма эксцентрично одеты только леди Китти и лорд Портес, а в нашей интерпретации – все, а особенно Элизабет, щеголяющая в мини утром, днем и вечером.
Иными словами, для текста Моэма ждешь просчитанного до мелочей, точного, емкого обрамления, умной сценографии, но в случае со спектаклем "Круг" в оформлении заслуженного работника культуры РФ Станислава Бахвалова этого не случилось. Впрочем, то же самое можно сказать и о не соотнесенной ни с какими временными приметами, как будто случайно подобранной музыке.
Вот в этих наспех сколоченных и как будто недокрашенных декорациях, в этих странных платьях с люрексом (какой моветон!) и костюмах с оттянутыми на коленках брюками приходится существовать "английской аристократии". Вольно в этом смешении французского с нижегородским чувствует себя только народный артист РФ Михаил Асафов. Он настолько внутренне дистанцируется от происходящего, так наблюдает за реакциями партнеров и так обыгрывает их, что его сэр Клайв Чампион-Ченей становится ярче, рельефнее, оживает и приобретает характерные узнаваемые черты. Асафов лучше всех в первом действии и очень хорош во втором, когда его партнеры, наконец, разыгрываются и рвут страсти в клочья.
Самое большое и искреннее удивление вызывает поведение на сцене страстно влюбленных друг в друга Элизабет (Инга Галдина) и Тедди Льютона (Антон Карташов). Молодые люди (слыханное ли дело?) за все время один раз поцеловались, один раз обнялись и ни разу не схватились за руки. Искра не проскакивает между этими персонажами и не заряжает эмоциями зал. Непонятно, какого черта она с ним бежит бог знает куда от своего полыхающего страстями энергичного мужа Арнольда (Игорь Клочков). Поступок ее свекрови леди Китти (заслуженная артистка РФ Жанна Хрулева), в свое время удравшей без оглядки в Сен-Мишель с лордом Портесом (заслуженный артист Александр Чубченко), как раз можно понять. Эта пара существует на сцене убедительно и оправдывает предполагаемые чувства соответствующими жестами, реакциями и эмоциями.
На фоне отдельных актерских удач можно сказать, что пока спектакль не состоялся как стройное, цельное, стильное действо. От Моэма ждешь праздника, игры, раскованности, язвительной иронии, легкости – при всей сложности поставленных проблем. К этому нас приучили лучшие российские прочтения текстов знаменитого английского драматурга.

Ольга РОМАНОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике