Другой Макаревич

На сцене Владимирской областной филармонии выступил Андрей Макаревич с "Оркестром креольского танго". Событие если не из ряда сенсационных, то уж не относящееся к проходным концертам точно.

На сцене Владимирской областной филармонии выступил Андрей Макаревич с "Оркестром креольского танго". Событие если не из ряда сенсационных, то уж не относящееся к проходным концертам точно.

Разумеется, это не первый визит Макаревича во Владимир – в составе "Машины времени" он выступал в нашем городе не раз. А вот свой сольный проект, созданный в 2002 году, представил на суд владимирской публики впервые.
Несмотря на далеко не кризисные цены на билеты, зал был заполнен практически полностью. В назначенный час "Оркестр" в полном своем составе появился на сцене, а спустя мгновение вышел и сам мэтр. Одет он был в стиле чикагских джазменов 20-х годов прошлого столетия: черный костюм, белая рубашка. А усами и бородой чем-то напоминал мушкетера:
Получился не очень большой по продолжительности (музыканты уложились в час сорок), но очень насыщенный концерт. Программа, представленная в этот вечер, демонстрировала все грани творчества коллектива: были исполнены песни разных лет, некоторые из которых были впервые представлены публике именно в рамках проекта, а шлягеры "Машины времени" звучали в непривычных оркестровках.
Публика в этот вечер была разновозрастная, но интеллигентная, умеющая слушать и способная слышать. Кто-то пришел на выступление коллектива, а кто-то – именно на Макаревича. Но профессионализм и харизма артистов, умные, глубокие тексты и изысканная музыка сделали свое дело: никто не ушел равнодушным. После концерта зpители активно делились друг с другом впечатлениями от увиденного и услышанного.
Несмотря на усталость, после выступления лидер "Машины времени" нашел время пообщаться с прессой. Редкое, говорят, в последние годы явление.
– Андрей Вадимович, как правило, сольные проекты музыкантов, играющих в той или иной группе, воспринимают как "вещь в себе", забаву для самих его создателей, которую широкая аудитория вряд ли примет:
– Во-первых, как выяснилось, приняла. Во-вторых, там была одна опасность, всегда возникающая в подобных случаях. Когда делаешь кавер-версии известных тем, обязательно найдутся стойко приверженные оригиналу слушатели, которые начинают сравнивать. Хотя создаются такие проекты отнюдь не для сопоставлений.
– Вас не обижает, что многие отмечают доминирующую роль "Оркестра" и ваше присутствие как бы на втором плане?
– Здесь велика роль каждого музыканта, решившегося на этот эксперимент, – и моя в том числе. Мне всегда хотелось сделать нечто принципиально иное, соединить бардовские вещи со свингом, который я играть не умею, но очень люблю. Героизм моего поступка заключается в том, что, во-первых, я на это решился, во-вторых, мне удалось найти и собрать вместе людей, которым это интересно, и в-третьих, по-моему, я нашел лучших музыкантов из тех, кто мог бы участвовать в данной затее.
Основная проблема сейчас в том, что в "Оркестре…" задействованы очень востребованные джазовые исполнители, ежедневно выступающие в нескольких местах. Трудно собирать их для концертов. Зато я пора-зился, как люди из совершенно, казалось бы, другого музыкального направления быстро и тонко поняли, чего мне хочется.
А вообще, при всей моей любви к рокерам ребята из "ОКТ" кажутся мне куда большими профи. У них потрясающая музыкальная память – ведь они регулярно играют с абсолютно разными людьми.
– Значит, "Машину времени" вы считаете значительно уступающей "оркестрантам" в профессионализме?
– Ну а что в этом такого? Я никогда и не утверждал, что "Машина времени" – команда виртуозов. Мы берем другим. Прежде всего тем, что обладаем неким вкусом и иногда можем найти для каких-то вещей и явлений выразительные определения.
– Но все-таки ваш основной вид деятельности – это "Машина времени". Когда же вам удается писать песни для исполнения с "ОКТ"?
– Обычно получается так: готовится какой-то альбом "Машины времени", все силы уходят на запись, потом на его раскрутку, а дальше – гастрольный тур. За это время накапливаются другие песни, и в промежутках между дисками "Машины" я выпускаю сольные пластинки.
В этом году группе исполняется 40 лет, и время сейчас очень насыщенное. Но в следующем году "Машина" будет отдыхать, и мы с "Оркестром креольского танго" станем работать гораздо больше.
– Понятно, что никакие секреты, связанные с юбилеем группы, вы пока раскрывать не будете:
– Да все уже достаточно известно. Юбилейный тур "Машины" начался – мы отыграли по стране концертов 15. Завершится все 11 декабря в Москве, в "Олимпийском". В первой части концерта будут участвовать музыканты, которые напишут трибьют на наши песни. Не знаю, кто именно, потому что желающих много, но все они не поместятся в один концерт.
– Вы очень хороший рассказчик и автор нескольких книг. А что-то художественное не хотелось бы написать?
– Очень хотелось, только я не знаю, как это делается. В литературе есть тонкая, едва заметная, но для меня не пересекаемая граница. Песни я могу сочинять, а прозу: пока что-то мешает. Даже опытов не было. Но, может, когда-нибудь и случится.
– И последний вопрос. Насколько часто вас тошнит от фразы: "Мы выросли на ваших песнях:"?
– Вы даже не представляете, насколько часто и сильно!
– По этому поводу хотелось бы реабилитировать владимирского зрителя в ваших глазах: под занавес концерта вам все-таки кричали "Браво!", а не "Поворот":
– Тогда я хочу извиниться перед владимирским зрителем. Я с ужасом ждал момента, когда публика начнет требовать эту песню. Иногда нас просят исполнить что-то из "Машины" – например, "Костер" или "Он был старше ее…". И мы способны это сделать, не повторяя "Машину времени". Но хочется надеяться, что за семь лет существования люди успели узнать, что представляет собой "Оркестр креольского танго", и понимают, что пришли совсем на другой концерт.

Татьяна ЛАПАТИНА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике