Обреченный рейс

Побережье Северного Ледовитого океана кажется далеким от событий Великой Отечественной войны. Однако именно там, в Карском море, разыгралась одна из самых страшных морских трагедий середины 40-х. В списке...

Побережье Северного Ледовитого океана кажется далеким от событий Великой Отечественной войны. Однако именно там, в Карском море, разыгралась одна из самых страшных морских трагедий середины 40-х. В списке жертв оказались и наши земляки.
Недавно во Владимирскую ассоциацию поисковых отрядов "Гром" пришло письмо из Салехарда: "Просим вас помочь в подготовке Всероссийской экспедиции памяти "Карская экспедиция-2009". Мы разыскиваем участников событий, произошедших в Арктике в августе 44-го, и их родственников"…

Как умирают пароходы
8 августа 1944 года из архангельского порта вышел небольшой конвой "Белое море – Диксон № 5", сопровождавший транспортный пароход "Марина Раскова". На борту парохода находились свыше 350 человек: экипаж, проходившие службу на Карской военно-морской базе краснофлотцы, в том числе двое призывников из Владимирской области, очередная смена полярников, семьи работающих на Диксоне (среди них около 150 женщин и детей). Капитаном "Марины Расковой" был опытный полярник Виктор Демидов. Транспорт сопровождали три тральщика американской постройки – ТЩ-114, ТЩ-116 и ТЩ-118. На флагманском тральщике ТЩ-118 служили четверо владимирцев. Командовал конвоем капитан Александр Шмелев, уроженец Иванова. Рейс обещал быть простым: безоблачное небо, хорошая видимость, спокойное море. Корабли конвоя имели хорошее противолодочное вооружение и, главное, гидроакустическую аппаратуру для обнаружения подводных лодок. Правда, радиус ее действия был около 12 кабельтовых. И это сыграло свою роль в дальнейших событиях.
– В начале августа 1944 года германское командование отправило для действий в Карском море ударную группу "Грайф" – шесть подводных лодок, – рассказывает Сергей Шулинин, организатор проекта "Карская экспедиция-2009". – Все субмарины были оснащены самонаводящимися акустическими торпедами Т-5. В отличие от обычных они двигались бесшумно и почти бесследно, шли на шум винтов и взрывались, даже не касаясь цели – под действием магнитного поля корабля. К тому же стрелять этими торпедами можно было с расстояния в 25-30 кабельтовых, оставаясь вне поля действия гидроакустической аппаратуры наших кораблей. С берега подводные лодки заметили и оповестили всех находящихся в плавании. Наш конвой усилил наблюдение за морем; кроме того, суда подошли ближе к острову Белый, где из-за небольшой глубины можно было чувствовать себя в относительной безопасности от субмарин врага. Однако все это не помогло…
Немецкая субмарина U-365 из группы "Грайф" обнаружила и атаковала наши корабли. 12 августа, около восьми вечера, на пароходе "Марина Раскова" у переборки между вторым и третьим трюмом по правому борту раздался взрыв. Очевидцы вспоминают, что он был настолько мощным, что мешки с мукой из трюма выбросило через пробоину в борту на палубу парохода. Пароход дал крен. Начались хаос и паника – люди побежали на верхнюю палубу. На конвойных кораблях решили, что причиной взрыва стала донная мина, и поспешили на выручку "Марине Расковой".

Спастись им не дали…
Первым к тонущему пароходу подошел флагманский тральщик ТЩ-118. Однако немецкая субмарина достала и его: два взрыва, и корабль быстро ушел под воду. Остальные два тральщика развернулись и, сбросив вешки (еще было предположение, что конвой попал на минное поле), отошли и остановились на расстоянии 1-1,5 мили от парохода. По дороге они подобрали оказавшихся в воде моряков с ТЩ-118 – тех, кто успел спастись. В их числе оказался и капитан Александр Шмелев.
В это время на "Марине Расковой" сажали в спасательные шлюпки пассажиров парохода. Первыми эвакуировали женщин и детей – их доставили на борт ТЩ-114. Остальные пассажиры и члены экипажа спустили на воду два кунгаса (большие беспалубные лодки). Первую взял на буксир катер с тральщика ТЩ-116; второй (на борту находились 46 человек) шел к этому же кораблю на веслах. Но подлодка не собиралась бросать начатое: в 0.15 вражеская торпеда подбила корабль ТЩ-114. Он затонул четыре минуты спустя, спастись не удалось никому. Погибло более 200 человек – женщины, дети, команда, спасенные с ТЩ-118 моряки. Сейчас неизвестно, были ли среди них владимирские краснофлотцы или море забрало их раньше – после взрыва на флагманском тральщике.
Командир последнего конвойного корабля ТЩ-116 к этому моменту уже догадался, что дело не в минах. Он ушел с места аварии, увозя команду и 186 спасенных. Катер с тральщика, ведший на буксире кунгас с очередной партией пассажиров, обрубил буксирный канат, оставил кунгас, а сам направился к ТЩ-116, который в это время уже дал ход.
Вскоре после того, как корабль скрылся за горизонтом, в два часа пятнадцать минут раздался двойной взрыв: немецкая подлодка добивала "Марину Раскову"… Когда расколовшийся надвое корпус парохода скрылся с поверхности и успокоилась бурлившая вода, из морской глубины неподалеку от места гибели судна медленно всплыла рубка подводной лодки. Субмарина отплыла, держа курс вслед ушедшему на восток тральщику… Однако нашему кораблю повезло – он благополучно добрался до порта.

В поисках выживших
Но на месте трагедии еще оставались люди: на двух кунгасах, вельботах, шлюпках, плотах – всего около 150 человек. Где-то среди них были и двое владимирских моряков – пассажиров с "Марины Расковой". Долгое время суденышки носило по волнам. Их пассажиры изнемогали от холода, голода и жажды. Судьба брошенных в море сложилась по-разному. На их поиски были отправлены корабли и самолеты, но спасательной операции мешал разыгравшийся шторм. 17 августа – через пять дней после трагедии – была обнаружена одна из шлюпок с парохода "Марина Раскова", в которой находились 19 человек. На следующий день из воды подняли вельбот. Пассажиры – двадцать пять человек, с опухшими, раздутыми ногами, руки окровавлены. "Пить! Пить!" – просили они. Ничего не просил только средних лет мужчина в военной форме. Другие спасенные объяснили: "У него погибли дочь и жена. На катере они были отправлены на тральщик ТЩ-114. Только их на палубу подняли – взрыв. И 114-й на глазах – на две половины. Вот он с тех пор ни слова и не сказал".
Настоящий подвиг совершил летчик Матвей Козлов, командир летающей лодки "Каталина". 23 августа он заметил первый кунгас и сумел вытащить всех выживших. Вот строки из его отчета: "Нашли там 14 человек живыми и более 25 трупов. Трупы лежали в два ряда на дне кунгаса, наполненного по колено водой. На трупах лежали и сидели оставшиеся в живых, из которых примерно шесть человек были способны с трудом передвигаться самостоятельно. По заявлению снятых людей и осмотру кунгаса было установлено, что пресной воды, а также каких-либо продуктов на кунгасе не было". Из-за шторма и перегрузки "Каталина" не могла взлететь. Матвей Козлов двенадцать часов вел ее к берегу по бушующим волнам.
Второй кунгас нашли на берегу острова Белый в конце августа. В нем были только тела погибших. Имен выяснить не удалось. Высланная похоронная команда закопала останки близко к берегу, и могила была размыта волнами и разорена медведем. Из 636 пассажиров и членов экипажей, бывших на "Марине Расковой" и торпедированных тральщиках, погиб 381 человек. Все владимирские моряки – шесть имен – оказались в этом траурном списке.

Александр СОБОЛЕВ
Фото из архива Сергея Шулинина

Кстати
Сейчас по всей России и ближнему зарубежью идет поиск выживших участников трагедии и родственников погибших. В августе этого года к месту события отправятся участники "Карской экспедиции-2009". Там, где затонула "Марина Раскова", будет проведена траурная церемонии отдания воинских почестей погибшим. На острове Белый будет установлен памятный знак. Во Владимире уже начались розыски родных и близких наших моряков. Известен адрес, по которому жил краснофлотец Алексей Пугачев, проходивший службу на тральщике ТЩ-118. Вместе с поисковиками мы нашли этот дом, но сейчас в нем расположен ресторан. Куда переехали жильцы, пока неизвестно. Если родственников удастся найти до августа, они смогут принять участие в экспедиции.

Просьба откликнуться родным и близким
Беляков Анатолий Иванович, место рождения – д. Лошаки Петушинского района; дата рождения – 1924 г.; дата и место призыва – Петушинский РВК Московской области; последнее место службы – ВВС КБФ; воинское звание – краснофлотец. Пассажир парохода "Марина Раскова".
Дельдюжев Сергей Григорьевич, дата рождения – 1915 г.; место рождения – с. Ундол Собинского района; дата и место призыва – 1941 г.; воинское звание – старшина (главный старшина); последнее место службы – Карская ВМБ. Пассажир парохода "Марина Раскова".
Пугачев Алексей Иванович, воинское звание – краснофлотец; должность и специальность – электрик 3-го кл.; год рождения – 1921 г.; место рождения – г. Владимир; дата и место призыва – 1941 год; последнее место службы – минный тральщик ТЩ-118, бригада траления ОВР ГБ СФ; семейное положение – холост; родственники – мать: Александра Алекс:, г. Владимир, ул. 3-го Интернационала, д. 76.
Силантьев Николай Васильевич, воинское звание – мичман; должность и специальность – старшина группы электриков, электрик 1-го кл.; год рождения – 1918 г.; место рождения – г. Владимир; последнее место службы – минный тральщик ТЩ-118, бригада траления ОВР ГБ СФ.
Краснов Валентин Григорьевич, воинское звание – старшина 2-й статьи (ст. краснофлотец); должность и специальность – моторист 3-го кл.; год рождения – 1922 г.; место рождения – Никологорский р-н; последнее место службы – минный тральщик ТЩ-118, бригада траления ОВР ГБ СФ; семейное положение – холост; родственники – мать: Прасковья Ивановна, Никологорский р-н, д. Юговская.
Мельников Федор Александрович, воинское звание – ст. краснофлотец; должность и специальность – электрик 3-го кл.; год рождения – 1917 г.; место рождения – Юрьев-Польский р-н; последнее место службы – минный тральщик ТЩ-118, бригада траления ОВР ГБ СФ; место призыва – Кольчугинский РВК; семейное положение – холост; родственники – отец: Александр Е:, г. Кольчугино, ул. 8 Марта, д. 135.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике