Память о Пожарском жива в Пожаре

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский - спаситель Отечества в пору Великой Смуты начала XVII века. Мы по праву можем считать его своим земляком - по рождению являлся потомком князей...

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский – спаситель Отечества в пору Великой Смуты начала XVII века. Мы по праву можем считать его своим земляком – по рождению являлся потомком князей Стародубских и вел свой род от младшего сына владимиро-суздальского князя Всеволода Большое Гнездо.

20 апреля – памятная дата – полководец скончался в этот день в 1642 году в Москве и был погребен в Суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре. Помнят ли эту дату на родине героя?
Историки до сих пор спорят о месте рождения князя. Документы второй половины XVI века сохранились лишь частично, найти бесспорные данные, где появился на свет будущий сподвижник Козьмы Минина и предводитель земского ополчения, так никогда и не удастся. Зато в последние десятилетия исследователям удалось довольно точно определить местонахождение волости Пожар, или Погар, которая была дана в удел прапрапрадеду Дмитрия Пожарского. Именно по Пожару князья этой ветви и получили прозвание Пожарских, которое позже перешло в фамилию.
Родовое владение Пожарских находилось на территории нынешнего Ковровского района. Пожар начинался неподалеку от нынешней южной границы Коврова и простирался до нынешнего московско-нижегородского шоссе. Самым старым селением в уделе Пожарских – их "столицей" – являлось село Троицкое. Князья Пожарские владели Троицким до 1700 года. Но память о прежних сиятельных владельцах там сохранялась и века спустя.
В Троицком князь Пожарский бывал много раз. Крест и икона Николая Чудотворца, пожертвованные Дмитрием Михайловичем, бережно хранились в сельских храмах вплоть до 1930-х годов. Эти реликвии изучили еще члены Владимирской ученой архивной комиссии в начале XX века и признали их подлинными. Троицкую церковь в 1935 году разрушили до основания, а Никольскую в 1941-м закрыли, и постепенно от нее остались одни лишь ветхие стены. Вся церковная утварь оказалась разграбленной. Безвестно пропали и дары князя Пожарского.
Сегодня Троице-Никольское по большей части – прибежище дачников. Постоянных жителей всего два десятка. Несмотря на близость к городу, добраться до села в распутицу очень непросто – дорога туда при князьях Пожарских была, наверное, куда лучше. Селяне о причастности Пожарского к истории Троице-Никольского помнят. А вот даты жизни Дмитрия Михайловича назвать уже не могут. 20 апреля 2009-го, 367-я годовщина кончины боярина, пришлось на понедельник. В селе пустынно. Все же местных жителей удалось отыскать.В основном это ветераны труда, прожившие в Троице-Никольском многие десятки лет. Правда, коренных троицких среди них немного.
Антонина Федоровна Малышева приехала в Троице-Никольское после того, как вышла замуж за местного парня, и прожила здесь 45 лет. Ее покойный супруг Геннадий Александрович – потомок крепостных князей Пожарских. Про Пожарских Малышева много раз слышала от прежде живших в селе стариков.
– Раньше у нас на церкви даже памятная доска имелась, на которой было обозначено, что село – историческая родина князей Пожарских и, в том числе, вотчина самого Дмитрия Михайловича, – рассказала Антонина Федоровна. – Мы этим очень гордились. А потом доска куда-то пропала:
Соседка и подруга Антонины Малышевой Мария Ивановна Тимофеева поселилась в селе 40 лет назад. Металлическую доску на церковном здании хорошо помнит. Про Пожарского тоже.
– Я родом из Нижегородской области, – улыбается пенсионерка. – Мой земляк – Минин, а теперь получается и Пожарский тоже!
Одна из старейших жителей Троице-Никольского – 86-летняя Клавдия Семеновна Зиновьева, за плечами которой долгая трудовая жизнь. Пережила всякое – и войну, и послевоенную разруху. Подняла детей, потом – внуков. Сейчас у старушки уже правнуки подрастают.
– Церкви наши помню еще целыми, – вздыхает Клавдия Семеновна. – Теперь вот вроде взялись восстанавливать церкву, но что-то ни шатко ни валко дело идет. Вот увидеть бы, когда храм возродят да газ в село проведут – обещают уже который год. А про Пожарских раньше в селе много говорили. Как если бы они совсем недавно среди нас жили. Помню, рассказывали, как князь Пожарский, он ведь полководец был, воевал с иноземцами – забыла только, с кем. Говорили, приезжал сюда сам с дружиной и слугами, терем у него здесь на горе стоял. Валуны от основания долго были видны, а потом землей и травой их затянуло:
Пожелав собеседнице дожить до ста лет, прохожу по единственной растянувшейся на сотню метров почти непроезжей сельской улице. За помин князя Пожарского в годовщину его смерти здесь не пьют. Но память о неразрывной связи с этими местами человека, давно ставшего легендой, непостижимым образом в Троице-Никольском еще сохранилась.

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике