Россыпь звуков от Вадима Руденко

Пианист Вадим Руденко крайне консервативен в выборе площадок для своих выступлений. Красноярск, Саратов, Санкт-Петербург - вот, пожалуй, единственные города, где маэстро выступает часто и с удовольствием.

Пианист Вадим Руденко крайне консервативен в выборе площадок для своих выступлений. Красноярск, Саратов, Санкт-Петербург – вот, пожалуй, единственные города, где маэстро выступает часто и с удовольствием.

К радости владимирских поклонников его романтичной фортепианной техники, наш город также входит в число "привилегированных" мест, где артист всегда готов сыграть.
– Владимир – это в хорошем смысле небольшой провинциальный городок, и мне это импонирует, – говорит Вадим, когда по окончании генеральной репетиции и за несколько часов до начала концерта "Призыв" встречается с ним в кабинете директора Центра хоровой музыки и дирижера губернаторского симфонического оркестра Артема Маркина. Решив развить тему, интересуемся, в чем, на его взгляд, принципиальное отличие публики небольших городов от тех, кто ходит на концерты в городах-миллионниках?
– Думаю, принципиальных отличий (даже если брать для сравнения крупнейшие города мира) нет. Дело, скорее, в моем отношении к публике. В больших городах – большие темные залы, в них я не вижу лиц, а значит, могу сосредоточиться на игре, выбросив из головы все посторонние мысли. Но когда я приезжаю в небольшой город, где не раз уже бывал, меня встречает не просто безликая публика, среди нее есть знакомые. Это очень волнующе, но в каком-то смысле меня это мобилизует: когда ты уверен, что в зале есть человек, которого знаешь лично, начинаешь более ответственно относиться к происходящему на сцене…
От обсуждения публики переходим к обсуждению Зала классической музыки. Сравнивая свои ощущения от концертов, которые он играл здесь в прошлом, Вадим замечает, что уже на репетиции смог оценить, по его словам, явно улучшившуюся после реставрации акустику зала. С ним солидарен и директор ЦХМ Артем Маркин:
– Ощущения волшебные! Благодаря вентиляционным работам в зале появились дополнительные полости, что улучшило его акустику. Несмотря на то, что в какие-то моменты я просто терял надежду, что зал можно будет когда-нибудь открыть, ремонтные работы удалось провести в сжатые сроки: со времени последнего концерта здесь прошло всего 9 месяцев. Более того, каким-то чудом удалось сразу же составить очень плотный концертный график: сегодня у нас Вадим Руденко, через неделю – Александр Гиндин, еще через неделю – Денис Мацуев, а в мае приедет Николай Луганский.
Оркестрантам губернаторского симфонического будет приятно узнать, что, кроме красот нашего города и великолепной акустики Зала классической музыки, еще одна причина любви Вадима Руденко к Владимиру – это исполнительский уровень наших музыкантов.
– Приятно, что в оркестре девяносто с лишним процентов – это молодые люди и девушки, которые уже все могут, но еще чего-то хотят. И от себя, и от дирижера, и от музыки. Когда коллектив состоит из 60-70-летних асов, то такой оркестр нередко играет на автопилоте. Знаете, в стиле "пришел, отработал, ушел". Здесь же витает дух авантюризма, творчества, товарищества и соперничества…
… Общаясь с Вадимом Руденко, невольно обращаешь внимание на его открытость и незашоренность. Например, пианист убежден, что "поп-рок-музыка была, есть и будет более популярной, нежели классика, и это абсолютно нормальное явление", а если она еще и исполнена на высоком уровне классными исполнителями, то даже необходима. Так сказать, для контраста, и ничуть не мешает классике жить своей жизнью. При всем при этом сам Вадим, по его же словам, предпочитает играть музыку, которая написана много лет назад, как минимум до середины XX века, и не следить за новыми именами даже в стане композиторов:
– Вершина для меня, причем во всех ипостасях – это Рахманинов. Не думаю, что я в этом оригинален. И Денис Мацуев, и Николай Луганский разделяют мою точку зрения.
– Для пианистов с такими возможностями, как у Вадима, лучше того, что написали Рахманинов, Чайковский или Прокофьев, пока никто не создал. Играть что-то еще с таким уровнем исполнения – все равно что электрическим шуруповертом гвозди забивать, – высказывается на эту тему Артем Маркин. И видно, что Вадим если и не согласен с такой оценкой, то только с той ее частью, что касается его исполнительского уровня. Ничуть не смущаясь, он признается, что концерт для фортепиано с оркестром №1 Рахманинова он будет играть сегодня первый раз, так как разучил его совсем недавно. И играть он его будет быстро не потому, что хочет блеснуть мастерством, а потому, что надеется таким образом скрыть шероховатость исполнения…
…В завершение беседы – небольшой блиц-опрос, ведь впереди у музыканта концерт, на который надо настроиться, а потому занимать у него много времени не хочется.
– Какой момент жизни вы считаете поворотным в вашей карьере?
– Он еще впереди…
– Назовите навскидку пять любимых композиторов.
– Так вот внезапно… Ну ладно: Рахманинов, Чайковский, Бах, Моцарт, Шопен.
– А пять произведений?
– Это слишком мало. У Рахманинова, Шопена, Баха и Моцарта я выбираю все ими написанное.
– Идеальный концерт для вас – это когда…
– …все пошло так, как надо.
– Чего ждете от сегодняшнего вечера?
– Хотелось бы, чтобы люди не ушли с ощущением потерянного времени.
…Если попытаться охарактеризовать концерт Вадима Руденко перед, к сожалению, до обидного малочисленной аудиторией, то на ум сразу придет уже растиражированная, но на удивление точная характеристика, данная французской газетой "Фигаро": "Игра Вадима Руденко – это серебристое сияние, сверкающая россыпь звуков, которые он извлекает из рояля". Те, кто решил в пятницу вечером посетить этот концерт, наверняка согласятся с этим емким определением на все сто. Что касается самого маэстро, то он, очевидно, был тронут теплым приемом: в подарок владимирцам он исполнил на бис прелюдию до минор пера Рахманинова.

Владимир МИХАЙЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике