1609-й: хроника войны во Владимирском крае

Кинофильм "1612 год", яркий образец историко-приключенческого жанра отечественного кинематографа начала нынешнего столетия, не так давно показали на телеэкранах. Бюджет киноленты в 12 миллионов долларов позволил достаточно точно воссоздать...

Кинофильм "1612 год", яркий образец историко-приключенческого жанра отечественного кинематографа начала нынешнего столетия, не так давно показали на телеэкранах. Бюджет киноленты в 12 миллионов долларов позволил достаточно точно воссоздать антураж российских реалий четырехвековой давности.

Даже технология заряжания пушек и мушкетов воспроизведена в мельчайших деталях. А массовые батальные сцены не уступают лучшим аналогам Голливуда. Впрочем, говорить о достоинствах и недостатках "исторического блокбастера" (так рекламировали этот фильм) – удел кинокритиков и специалистов. Можно лишь отметить, что хотя главная сюжетная линия, напоминающая роман Дюма, надумана и поистине фантастична, данная работа – едва ли не первая попытка напомнить о событиях Великой Смуты начала XVII века за последние несколько десятилетий. Кроме еще черно-белого сталинской поры фильма "Минин и Пожарский", да еще советской экранизации пушкинского "Бориса Годунова", о событиях начала 1600-х годов, когда решался вопрос – быть или не быть России как государству, более ничего не снималось. Между тем память о той давнишней исторической драме сегодня как нельзя более актуальна, и не случайно новым государственным праздником стало 4 ноября – годовщина победы ополчения Дмитрия Пожарского и Козьмы Минина в том же 1612 году.
Однако для Владимирского края особое значение имели события, предшествовавшие созыву второго ополчения, которое возглавил наш земляк князь Пожарский. Со времен монголо-татарского нашествия Владимиро-Суздальская Русь и ее окрестности не знали таких разорения и потерь, которые понесли в течение рокового 1609 года. Ровно 400 лет назад на территории нынешней Владимирской области шла настоящая война – затяжная, жестокая и кровавая, от которой нигде нельзя было укрыться. Причем жгли наши города и убивали их жителей как иноземцы-интервенты, так и примкнувшие к ним предатели из числа местного населения. Так что войну 1609 года можно с полным основанием назвать еще и гражданской.

Начало Великой Смуты
История захвата престола Лжедимитрием более или менее известна, но бесчинствовали на Владимирщине войска Лжедимитрия II. После смерти царя Бориса Годунова в 1605 году, свергнув его сына Федора, российский престол захватил самозванец Лжедимитрий, выдававший себя за погибшего в малолетстве младшего сына Ивана Грозного. Лжецаревича поддержал польский король Сигизмунд III, который давно хотел ослабить Московское государство и присвоить западные русские земли. Польские отряды составили основу армии самозванца. Однако уже в 1606-м Лжедимитрий был убит москвичами. Бояре возвели на трон Василия Ивановича Шуйского – потомка родного брата Александра Невского. Но польский король и те, кто служил первому самозванцу, решили взять реванш. Осенью 1608 года армия Лжедимитрия II, которой фактически командовал польский гетман Ян Петр Сапега, встала лагерем в подмосковском селе Тушино (именно поэтому второго самозванца прозвали "Тушинским вором") и начала осаду Москвы и Троице-Сергиева монастыря.

Как "Тушинский вор" захватил Владимирский край
После того, как тушинцы стали контролировать почти все Подмосковье, города бывшей Владимирской губернии вынужденно стали переходить на их сторону. Первым в октябре 1608 года в прежних владимирских пределах признал власть "Тушинского вора" Переяславль-Залесский. В Суздале некий изменник Меншик, поддержанный епископом Суздальским Галактионом, сагитировал горожан также принять сторону самозванца. Затем русские воеводы-изменники, переметнувшиеся к полякам, – Иван Годунов и Федор Плещеев – с помощью отряда Александра Юзефа Лисовского примерно в начале ноября без боя захватили Владимир, а потом и Муром. После того, как древние и наиболее крупные города оказались под властью интервентов, "царя Димитрия Ивановича" признали Юрьев-Польской, Стародуб на Клязьме (нынешний Клязьминский Городок в Ковровском районе), Ярополч (Вязники) и Гороховец.
Единственным городом, который оказал яростный отпор полякам и их русским союзникам, стала Шуя. С отрядом Плещеева шуяне "бились насмерть", но когда на помощь атакующим подоспели поляки, горожане были разбиты и сдались. Лисовский сжег город и разграбил его, а большая часть населения погибла.

Удавка для князя Вяземского
Казалось, что тушинцы пришли всерьез и надолго – вплоть до Нижнего Новгорода все было покорно их власти. Однако в самом Нижнем Новгороде воеводы князь Александр Репнин и Андрей Алябьев остались верны Василию Шуйскому. Вместе с дьяками и представителями православной церкви они приняли обращение, в котором заявили о готовности стоять за дело Шуйского до конца. Из Нижнего была предпринята первая попытка освободить Владимирский край от господства интервентов. В декабре 1608 года нижегородцы, которым прислал на помощь отряд воевода Федор Шереметев из городов нижнего Поволжья, двинулись на Муром. Однако попытка взять город с ходу оказалась неудачной, а осаду тоже пришлось вскоре свернуть. Ян Сапега отправил на Нижний Новгород рать под командой князя Семена Вяземского. Нижегородцы из-под Мурома срочно вернулись домой защищать родной город.
Вяземский вступил в Гороховец, который изъявил ему полную покорность, а потом двинулся в нижегородскую землю. Если бы ему удалось занять Нижний, то, по-видимому, российская история могла бы пойти совсем по-другому. Но в январе 1609 года в ожесточенной битве под самым Нижним Новгородом тушинцы были наголову разбиты. Князь Вяземский попал в плен. Ожесточение было столь велико, что победители предали воеводу-изменника позорной казни, которой князей рюриковой крови почти никогда не подвергали – его публично повесили. Затем отряд Андрея Алябьева вновь подступил к Мурому и в феврале 1609-го захватил этот стратегически важный город.

Кровавый март 1609-го
После известия о поражении Вяземского и занятии нижегородцами Мурома в тылу у тушинцев началось восстание. Города Стародуб, Ярополч, посад Холуй и десятки сел заявили о переходе на сторону Василия Шуйского. Повсюду изгонялись наместники и старосты, служившие полякам и самозванцу. В ответ Сапега снарядил карательную экспедицию под командой воеводы Федора Плещеева – того самого, который отличился при захвате тушинцами Суздаля и Владимира. Плещеев с отрядом суздальских стрельцов, казаками пана Мартына Собелского и головы (командира) Петра Опухтина, с артиллерией и ротой польских мушкетеров под командой пана Жичевского двинулся на Стародуб.
6 марта 1609 года начался штурм старинного города. Первый приступ был отбит. Тогда в дело вступили пушки. Стародуб начал гореть. Отряд Плещеева и мушкетеры вновь пошли в атаку. Они ворвались на валы, и на узких улицах началась резня. Почти все жители Стародуба погибли, лишь немногие успели убежать в лес. Основанный еще Юрием Долгоруким в 1152-м город Стародуб был уничтожен на 457-м году своего существования. Позднее там возникло лишь село, которое получило название Клязьминский Городок. После Стародуба 10 марта был сожжен и посад Холуй. Вокруг поляки и суздальцы разграбили десятки сел и деревень. Тысячи людей были убиты. Уцелевшие прятались по лесным дебрям. Дабы уберечь город от погрома, ярополчцы сдались без боя. Начало марта 1609-го – самая мрачная и кровавая пора в нашей истории со времен нашествия Батыя.
Кстати, показанные в кинофильме "1612 год" огромные пушки, якобы применявшиеся поляками при обстреле русских городов, – скорее плод фантазии. В действительности чаще использовались более легкие и удобные для перевозки малокалиберные орудия. На городище Стародуба, к примеру, было позже найдено множество ядер, однако вес самых больших не превышал 1 килограмма, а калибр – 60 мм.
Успех Плещеева оказался лишь временным. Воевода Андрей Алябьев из Мурома послал небольшой отряд во Владимир. Владимирцы к тому времени были крайне недовольны бесчинствовавшими тушинцами. В конце марта 1609-го, впустив в город людей Алябьева, они захватили своего воеводу Михаила Вельяминова, назначенного "Тушинским вором", и подвергли его мучительной казни – забили камнями до смерти. В ответ польские паны Лисовский и Сума осадили Владимир и попытались вернуть город. Приступы поляков продолжались четыре дня, после чего, понеся чувствительные потери, интервенты отступили в Суздаль. Тем временем восстание против поляков началось в Шуе. Воспользовавшись тем, что главные силы Лжедимитрия II были заняты под Москвой и под Владимиром, шуяне перебили польский гарнизон и вернули свой город под власть царя Василия.

Вторая осада Владимира – наша "блокада Ленинграда"
На помощь своим соратникам гетман Сапега послал в Суздаль отряд казаков, при помощи которого Плещеев с панами Сумой и Просовецким вновь подступили к Владимиру. В июне 1609 года Владимир уже во второй раз был осажден. На помощь к владимирцам спешил из Казани воевода Федор Шереметев, который прежде уже помог нижегородцам, но под Владимиром отряд Шереметева был наголову разбит поляками. Осада затянулась на несколько месяцев. Во Владимире начался голод. Над городом нависла угроза взятия и полного разорения. Но владимирцам вновь повезло. Племянник царя Василия князь Михаил Скопин-Шуйский в сентябре того же года занял Переяславль-Залесский, а в декабре – и Александрову Слободу (нынешний город Александров). Опасаясь нападения с тыла, поляки бросили свои позиции и отступили от Владимира, который выстоял после почти полугодовой обороны. Можно лишь сожалеть, что эта одна из наиболее героических страниц истории нынешнего областного центра, который во многом защитил всю страну, незаслуженно забыта.

Бегство пана Лисовского
В руках поляков на владимирской земле остались лишь Суздаль и Юрьев-Польской. В Суздале укрепились изменник Плещеев и один из наиболее способных польских воевод Лисовский. Последний пользовался европейской славой. Его воины, которых называли по фамилии командира "лисовчиками", считались едва ли не лучшими наемниками того времени. Даже великий Рембрандт увековечил "лисовчика" своей гениальной кистью. Укрепленный поляками Суздаль взять никак не удавалось. В декабре 1609-го воеводы Шуйского князья Борис Лыков и Яков Барятинский штурмовали суздальские валы, но понесли тяжелые потери и отступили. Однако поражение тушинцев уже было предрешено. В феврале 1610 года талантливый воевода князь Скопин-Шуйский разгромил войско гетмана Сапеги под подмосковным Дмитровом. После этого Лисовский и Плещеев, опасаясь попасть в мышеловку, бежали из Суздаля на соединение с уцелевшими силами поляков под Великие Луки. В марте 1610 года в Суздаль вступил отряд шуйского воеводы Якова Прокудина. Вслед затем был освобожден и Юрьев-Польской.
Наиболее тяжкие времена и жестокие сражения Смутного времени оставались еще впереди. Но для Владимирского края самым трудным оказался именно 1609 год, когда, помимо военных тревог, смертельной опасности и голода, всех томила неизвестность – что ждет впереди Россию? И то, что наши предки выстояли в это жестокое время, – без преувеличения настоящий подвиг.

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике