Мастер-класс белорусского адепта гитары прошел при полном зале

Концерт ДиДюЛи (о его предстоящем приезде "Призыв" сообщал на днях) работникам владимирской филармонии, вероятно, запомнится тем, что гость собрал полный зал поклонников, которые за время концерта (длившегося два...

Концерт ДиДюЛи (о его предстоящем приезде "Призыв" сообщал на днях) работникам владимирской филармонии, вероятно, запомнится тем, что гость собрал полный зал поклонников, которые за время концерта (длившегося два с половиной часа!) дважды аплодировали кумиру стоя.

Контакт с публикой ДиДюЛе удалось наладить сразу: "молодец!" и "браво!" сотни и сотни людей кричали уже во время второй(!) композиции. Ни грамма чопорности в атмосфере – только радость владимирцев от того, что они находятся в этот вечер здесь и сейчас, феерическая игра всех без исключения музыкантов команды белорусского мастера гитары и физически ощутимые позитивные вибрации, которые шли из зала на сцену и наоборот.
Маэстро кружился на сцене волчком и при этом успевал извлекать из своего инструмента (звучание которого нередко было приправлено всевозможными эффектами) острые, как бритвы, и неизменно четкие фразы, перкуссионисты устраивали настоящие дуэли, басист невозмутимо переходил с простого аккомпанемента на преисполненный грува слэп, саксофонист самозабвенно терзал свой инструмент, а выходившая время от времени на сцену танцовщица добавляла всему действу средиземноморского колорита.
Во время концерта ДиДюЛя не сказал ни слова, предпочитая, чтобы за него говорила музыка. Но "Призыву" удалось по окончании представления поговорить с композитором, гитаристом, продюсером и просто очень талантливым человеком, сумевшим построить свой маленький музыкальный мир на пересечении танца, света и гитарной мистерии.
ДиДюЛя общался без звездных замашек, но и без панибратства, сохраняя во время беседы – очень корректно и ненавязчиво – ощутимую дистанцию между собой и собеседником, и при этом предельно открыто и максимально развернуто ответил на наши вопросы.
– С чего начался ДиДюЛя? С 2000 года и альбома "Фламенко" или раньше? Когда вы почувствовали, что нашли свою нишу: свой стиль и свою публику?
– Сама идея яркого инструментального действа у меня была готова уже в 1996 году. Просто нужно время, чтобы все организовать: приехать в Москву, найти единомышленников, начать выступать и записывать пластинки. Это было неимоверно сложно, особенно если учесть, что институтов продюсирования инструментального жанра в России нет и по сей день. Поэтому пришлось освоить работу и звукорежиссера, и продюсера, и музыканта-исполнителя. То, к чему я пришел сейчас, – результат большой и кропотливой работы. Впрочем, это только начало пути. Очень много идей я до сих пор не могу воплотить в жизнь – в силу того, что пока нет компаньонов из сферы большого бизнеса, которые могли бы поддержать нас и влиться в эту замечательную историю под названием ДиДюЛя. Пока больше помогают другим жанрам, например, шансону. Видимо, из-за того, что, играя инструментальную авторскую музыку, мы идем на полшага впереди остальных.
– Следующий вопрос немного общий, но у кого как не у вас спрашивать о будущем инструментальной музыки в России: Так есть оно, это будущее?
– Конечно, есть! И сегодняшний концерт – тому подтверждение. Просто не нужно бояться доносить свою музыку до других. Сейчас наступает время свободных музыкантов, свободного творческого волеизъявления. Дальше появятся продюсеры. Может быть, и я чем-то помогу тем, кто пойдет вслед за мной. Жанр развивается и будет развиваться несмотря ни на что. И мы к этому прилагаем неимоверные усилия.
– Вы долго играли по клубам, смотрели, что имеет успех у публики, корректировали программу. Насколько силен был компромисс между тем, что вы хотели играть, и тем, что от вас хотели слышать?
– Все, что я играю, – я хочу играть. Компромисса здесь нет, есть творческие рамки, и они достаточно широкие. Поэтому я просто делаю акцент на той части моего творчества, которая более востребована. Если вижу, что аудитория хочет слышать простую понятную мелодию, – здорово! Если понимаю, что люди хотят глубины, авангардных и альтернативных решений, – замечательно! Все это мне тоже интересно. Хотят слышать отдельно каждого музыканта группы, нравятся сольные номера? Я выстраиваю сет таким образом, чтобы подчеркнуть индивидуальность каждого.
– Кстати, о стиле: как бы вы сами охарактеризовали…
– (перебивая) Современная инструментальная музыка.
– То есть вам не претит навешивание ярлыков?
– Нет… Нас часто причисляют к стилю фламенко. Гитара, испанские мотивы? Значит – фламенко. Критикам и слушателям нужна некая точка опоры. К тому же и первый мой альбом назывался "Фламенко". Хотя к этому стилю он имеет отношение разве что по духу… Можно еще назвать все это фьюжном, неким миксом из разных жанров.
– Обратимся к только что завершившемуся концерту: когда вы почувствовали, что контакт с залом установлен?
– С первой же композиции. Впрочем: (задумывается). Контакта и не нужно было устанавливать: когда я еще только вышел на сцену – сразу понял, что меня здесь любят, а самого концерта – ждут, и что мое выступление будет трепетно прослушано от начала и до конца. На самом деле моя сверхчувствительность позволяет делать правильный вывод только лишь по первым аплодисментам.
– Мне показалось, что в номерах сегодняшнего концерта, где были задействованы все музыканты, ваша гитара в большей степени играла роль ритм-инструмента, нежели соло…
– Здесь не все так просто. Конечно, должен быть стопроцентно четкий ритм. В то же время я сторонник простых четких мелодий. Эти две плоскости мы и накладываем одну на другую. Не люблю куролесить по грифу, мне не нравится направо и налево демонстрировать свою технику. Когда-то я посвящал этому много времени, но потом понял: ни уму, ни сердцу это ничего не дает, и ушел в совершенно другую творческую плоскость. Зрителю-слушателю (да и мне тоже) хочется переживаний, хочется куда-то унестись – в будущее, в детство, в какое-либо другое пространство, а это простой беготней по грифу не сделаешь, тут приходится подключать иные ресурсы.
– Насколько сильна доля импровизации на сцене, в записи? Бывает так, что уже в процессе меняется суть композиции, если в голову неожиданно пришла идея?
– Я не любитель бесконечных совершенствований. Воплотив задуманную идею и на личной госприемке поставив самому себе печать "годен", больше к ней в ее студийном воплощении не прикасаюсь. Потому как совершенствовать можно до бесконечности: тут нотку переиграть, здесь новую тарелочку повесить: На концерте – другое дело. Нередко при взаимодействии с коллективом рождается очень интересное концертное воплощение той или иной композиции. Например, на этом концерте было много импровизации – процентов сорок, и это исключая сольные номера.
– В вашей коллекции более двадцати различных гитар, какие из них вы сегодня привезли с собой?
– Самые обычные. Я не использую инструменты топ-класса (за исключением гитары фирмы "Taylor"), потому как они очень проблемные и, как ни странно, я не добиваюсь от них нужного звука. Идеальное решение для любой студийной и концертной работы – это хороший инструмент среднего класса. Сегодня я играл на гитаре "Godin" – отлично разыгранный инструмент из превосходного дерева, и на гитарах мастера Александра Козырева. Также в моем арсенале греческая бузука. Такой инструментальный набор позволяет ярко и доступно говорить языком музыки.
– В заключение несколько вопросов от поклонниц, которые они очень просили задать. Насколько процесс сочинения зависит от состояния души в этот момент, от настроения?
– В моем случае между настроением и композиторскими элементами нет четкого взаимодействия. Тут все намного тоньше: нередко настроение может быть одно, а музыка рождается совершенно иная, например, от противного.
– Если бы не сложилась дружба с музыкой, чем бы вы занимались?
– Мне нравится организационная, продюсерская работа: совмещать что-то в единое целое, создавать некие проекты. Например, брать разных музыкантов и добиваться того, чтобы они зазвучали вместе. Думаю, у меня есть для этого необходимые качества – интуиция, вкус и чувство меры.
– Ваши учителя, друзья, кумиры?
– Боюсь, этот список будет очень длинным и люди в нем будут не только из музыкальной сферы. Можно зайти на наш сайт и в разделе "благодарю" узнать о тех, кто так или иначе впечатлил, взрастил или напитал мою душу и сердце мыслями, эмоциями и знаниями.
В заключение беседы прошу ДиДюЛю оставить пожелание для владимирских поклонников его творчества. "Нет проблем, – говорит он и размашисто оставляет на листе бумаги свой автограф. – Владимир наполнен стариной, это чувствуется на каждом повороте, на каждом перекрестке. Мы обязательно к вам вернемся…"

Владимир МИХАЙЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике