Скульптор при живописцах

На съезде в Суздале выбрали нового председателя СХР Впервые в истории Союза художников РФ его председателем избран не живописец, а скульптор. Произошло это на владимирской земле, в Суздале,...

На съезде в Суздале выбрали нового председателя СХР
Впервые в истории Союза художников РФ его председателем избран не живописец, а скульптор. Произошло это на владимирской земле, в Суздале, где проходил X съезд художественного Союза.
Председателем стал народный художник РФ Андрей Ковальчук, сменивший, казалось, бессменного руководителя СХР Валентина Сидорова. Корреспонденту "Призыва" удалось встретиться как с новым, так и с бывшим председателем СХР и обсудить с ними проблемы российской живописи и монументального искусства.

В закрытом режиме
В самом деле, с кем еще можно компетентно поговорить о современном изобразительном искусстве, как не с такими мэтрами. Тем более что для проведения съезда они уже второй раз подряд выбирают суздальский туркомплекс. Правда, на "официоз" мы не попали – съезд проходил в закрытом режиме. Как сообщил работник службы охраны, в холле туркомплекса не было даже транспаранта с подобающим случаю приветствием к участникам съезда. Не афишировалось мероприятие и на сайте самого СХР.
Как объяснил вашему корреспонденту уже экс-председатель СХР Валентин Сидоров, избранный, впрочем, тем же съездом почетным пожизненным председателем Союза художников России, "съезд проходил в закрытом режиме, потому что боялись всяких подвохов". И он припомнил, как на прошлом съезде в Сергиевом Посаде то в одном, то в другом месте обнаруживались листовки, "осквернявшие деятельность союза".
– Может быть, благодаря закрытому режиму у нас так все организованно и прошло, – предположил Сидоров.

Небывалый интерес к памятникам
Главный итог съезда: избран новый председатель СХР. Им стал народный художник РФ, лауреат Госпремии, 49-летний Андрей Ковальчук, один из наиболее известных и плодовитых скульпторов последних лет. Его кандидатуру предложил сам Валентин Сидоров, и альтернативы ей не нашлось. Впрочем, сам Сидоров признал, что среди делегатов были разговоры о том, почему, дескать, скульптор, а не живописец.
– Действительно, – согласился Сидоров, – никогда ранее скульптор не возглавлял Союз художников России. А теперь в Московской организации СХР председательствует скульптор Казанский, в Санкт-Петербургской – скульптор Чаркин, в Академии президентствует опять-таки скульптор Церетели, а теперь вот и во всем СХР председатель – тоже скульптор.
Так и хотелось добавить к этому списку: и во Владимирской организации СХР председатель – тоже скульптор Игорь Черноглазов! Так где же, как не на владимирской земле, на которой уже водружены монументы Владимиру Святому, Александру Невскому и Илье Муромцу, а в работе находится и памятник Андрею Боголюбскому, не избрать скульптора председателем СХР? Святое дело.
Монументальная скульптура, как любой может наблюдать, уже не первый год широко шагает по стране. То там, то сям спадают белые покровы, обнажая величественную фигуру древнего князя, а то и княгини. Перефразируя знаменитую фразу классика, можно сказать, что сейчас из всех искусств для нас важнейшим является монументальная скульптура.
– Скульпторам сейчас легче реализовывать свои замыслы, – не стал скрывать почетный председатель СХР. – Потому что памятники у нас в последнее время активно устанавливаются, к памятникам у нас интерес со стороны правительства, отделов культур. Их и там, и сям ставят. – Везде памятники, памятники, памятники: – последнюю фразу мэтр живописи произнес немного задумчиво.
– К сожалению, не всегда эти памятники сделаны достаточно профессионально, – признал Валентин Сидоров. – Наскоро делаются. Вот деньги появились, и мы давай скорее Екатерину поставим, дали еще денег, мы и Петра поставим! То, что памятники ставят, это вообще-то хорошо, но к ним должна быть высокая требовательность. Даже элементарная мемориальная доска должна иметь высокохудожественное исполнение.
Разумеется, замечания о поспешности и недостатке требовательности никак не относились к работам нового председателя СХР Андрея Ковальчука. Даже над скульптурной композицией из нескольких мамонтов, выполненных из бронзы в натуральную величину в Ханты-Мансийске, его мастерская работала несколько лет.
– Это ничего, что скульпторы начинают возглавлять организации СХР, – закрыл тему Валентин Сидоров, – главное, чтобы при них хорошие живописцы были!

Художественная школа – только в России
И все же некоторые потери наша художественная школа понесла: снизился-таки общий уровень подготовки художников. Об этом открыто рассказал сам Валентин Сидоров. Судить об этом 80-летний патриарх СХР может вполне компетентно, поскольку возглавлял Союз художников целых 22 года. Но при этом заметил, что, объездив почти весь мир, сделал вывод, что художественная школа осталась только в России.
– Вот Ван Гог, – стал развивать идею важности академической подготовки художников Сидоров, – он никакого образования не получил, но от этого ведь он сам страдал. А вот когда пройдешь школу, тогда как угодно можешь работать над своими завихрениями, если они появятся.
Он вспомнил и Малевича, и Кандинского, которые были подлинными профессионалами кисти.
– А у нас думают, что "Черный квадрат" Малевича – это так просто! У меня звонок был интересный в свое время: "Вы Валентин Михайлович, председатель Союза художников? Почему Совет не принимает мои квадраты? Они у меня аккуратней, чем у Малевича, и разноцветные!"

Ковальчук пообещал господдержку
Избранный на съезде новый председатель СХР Андрей Ковальчук как в президиуме, так и на банкете сидел рядом с Валентином Сидоровым. Он выглядел вполне довольным результатами съезда. К нему то и дело подходили делегаты и гости съезда – а всего их было около двухсот, – чтобы поздравить с избранием. Несмотря на такую занятость даже на банкете, новый председатель нашел время на довольно продолжительную беседу, из которой выяснилось, что каких-либо серьезных перемен в СХР не намечается.
– Мой принцип – не революция, а эволюция, – заявил Андрей Ковальчук. По его словам, продолжится работа над законом о творческих союзах (она, впрочем, ведется уже долгие годы и конца ей пока не видно).
Самое главное, по мнению Ковальчука, помочь художнику в широком смысле этого слова. Чтобы он чувствовал, что государство понимает: профессиональный художник отличается от человека, который занимается творчеством в свободное от основной работы время в свое удовольствие.
– Художники нуждаются в господдержке, – провозгласил Ковальчук, – особенно в период кризиса, поскольку СХР выполняет государственную программу по сохранению культуры и искусства.
По его словам, съезд был, на удивление, единодушен в принятии решений. Часть из них носила принципиальный характер. Как пояснил председатель владимирской организации СХР Игорь Черноглазов, в Устав СХР были внесены изменения, позволяющие всем региональным организациям СХР приобретать в собственность находящиеся у них в пользовании объекты недвижимости. Тому есть веские причины: по мнению Ковальчука, СХР вносит весомый вклад в сохранение и приумножение объектов культуры и искусства, частично взяв на себя государственные функции. Сам Ковальчук в этом году был удостоен Государственной премии "За создание значимых патриотических скульптурных образов, вклад в развитие традиций отечественной пластической культуры" – за монумент "Жертвам Чернобыля" на Митинском кладбище в Москве и несколько скульптурных композиций, посвященных Великой Отечественной войне. Недавно установленную в Лефортово скульптурную композицию Ковальчука авиаполку "Нормандия – Неман" открывали на самом высоком уровне – Владимир Путин на пару с Николя Саркози. А ханты-мансийскими мамонтами Ковальчук бросил перчатку самому Зурабу Церетели в деле монументализации. Кто знает, быть может, по случаю избрания в Суздале и этот древний город обретет монумент авторства Ковальчука. Тут есть над чем поработать:

Людмила ГУСЕВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике