“Все равно буду я вязниковкой”

Жизнь поэтессы, члена Союза писателей России Ирины Советовой связана с двумя городами: родилась в Вязниках - окончила филологический факультет Горьковского университета. Работала на родине Фатьянова - окончила высшую...

Жизнь поэтессы, члена Союза писателей России Ирины Советовой связана с двумя городами: родилась в Вязниках – окончила филологический факультет Горьковского университета. Работала на родине Фатьянова – окончила высшую партшколу в Горьком. Преподавала в Вязниковском техникуме литературу, философию, политологию – сейчас трудится в Нижнем Новгороде.
Так и идет жизнь на два дома: в Вязниках – муж и литературная группа, которую она возглавляет несколько лет, в Нижнем – сын и внук. Юбилей свой отметила сначала в родных Вязниках, затем в Нижнем Новгороде. Между юбилейными мероприятиями все же удалось поговорить с поэтом, в чьих стихах можно найти ответы на разные вопросы. Ее творческий багаж не уместился даже в пяти выпущенных сборниках, строчки из которых цитируют наизусть не только жители родных ей Вязников:

Мы разучились говорить
Раньше у нас была большая потребность поговорить. Даже ругали поколение 70-х – "говорильщики на кухнях". Но ведь в этом была особенность человеческой сущности – человек облекал свои мысли в слова. А сегодня свели общение к минимуму, у меня даже родились строки: "Мы с тобою ели, пили, а поговорить забыли".
У немногих это осталось – умение поговорить о серьезном: о смысле жизни, о том, что ты значишь и во имя чего ты живешь, и т.д. Беседуя, человек давал оценку себе и окружающим, анализировал следующий шаг, что-то меняя и в себе тоже. А когда все сводится к "просмотрел сериальчик, прочитал детективчик, встретился в ресторанчике, отметил юбилейчик", получается выхолощенная жизнь, и сам человек, на мой взгляд, становится выхолощенным. Формируется некий образ обывателя, и понимаешь, что поэзия ему становится ненужной. Ведь поэзия должна давать толчок в себе покопаться. А копаться, как правило, не хочется.

Творчество или профессия?
Профессиональный писатель – тот, кто может только своими произведениями заработать себе на жизнь. Я сейчас не назову ни одного такого, за исключением некоторых поэтов-песенников, сочинителей детективных и любовных романов.
Прозу еще как-то читают, поэзию – совсем мало. К серьезной поэзии сейчас очень мало обращаются. Получается, что это не надо людям. Не хочется "загружаться": будь то серьезная передача, политическая статья или поэзия.
Любое серьезное поэтическое произведение несет в себе огромную философию, выраженную в простых словах и оборотах. Сейчас навязывается другой стереотип мышления. Приходится констатировать, что поэзии очень мало места в современной жизни. Поэтому особенно ценно, когда люди кого-то из авторов знают, кого-то читают. Поэтических сборников в магазинах очень мало: либо это классика, которую изучают в школе, либо книжки тех, кто часто появляется в теле- и радиоэфирах, – Дементьев, Рубальская. Заходить в книжные магазины уже не очень хочется – книги становятся роскошью. Но я нашла выход – и в Нижнем Новгороде, и в Вязниках хожу в библиотеки, читаю журналы "Наш современник", "Октябрь", книжные новинки.

Литературная группа
У нас в Вязниках литгруппа существует почти 60 лет. В молодости многие пишут стихи, но не все сохраняют в себе эту потребность в дальнейшем. Я пришла туда, когда мне было четырнадцать. Это островок, где встречаются единомышленники – люди, которые тебя понимают. Это еще и учеба. Ведь не всегда ты свои произведения можешь оценивать объективно, здесь получаешь профессиональную оценку членов литературной группы. Они могут указать на какие-то нелогичные вещи, и ты начинаешь воспринимать свое творчество уже по-другому, как бы со стороны.
Руководить литгруппой – большая ответственность: надо соблюдать периодичность занятий, привлекать внимание общественности, организовывать встречи на предприятиях. Пишущая братия – это три десятка человек. На сегодняшний день у нас в составе литературной группы четыре члена Союза писателей России. Где вы еще такое найдете?
Николай Соловьев ведет секцию прозаиков, я – поэтов. Я делала некоторый перерыв в работе. Человек ведь устроен так, что иногда ему все надоедает. Поэтому и у меня возникло желание дистанцироваться. Но сейчас я опять здесь, опять осуществляю руководство, и для меня это очень важно. Например, 7-го у меня был юбилей, мне гостей встречать надо, а 6-го у нас запланирована встреча с ребятами в гимназии. Если честно, то у меня был немного скептический настрой – думаю, вот, сейчас детей силком загонят нас слушать, а оказалось все наоборот. Мы рассказали им о новом сборнике литгруппы, представили авторов, а в ответ ребята нам почитали свои стихи. Замечательный вечер получился!

От праздника до праздника
Фатьяновский праздник – это возможность пообщаться поэту с поэтом не с трибуны, а кулуарно. В этом году, например, удалось познакомиться с творчеством Светланы Сырневой из Кирова. В Вязники приезжают поэты из разных регионов России, происходит обмен сборниками, каких не встретишь на прилавках книжных магазинов.
Я считаю, что Владимирская область и, в частности, Вязники гораздо сильнее пропитаны поэтическим духом, нежели Нижний Новгород. Хотя, казалось бы, там возможностей больше. Мы сейчас можем сетовать, что поэтического духа на Фатьяновских праздниках не столь много, сколько хотелось бы, но, тем не менее, он делает свое дело, и у нас публика готова воспринимать поэтическое слово.
В Вязниках поэтов любят, приглашают на выступления – многие ли города этим могут похвастаться? Считаю, что не многие, а у нас, в Вязниках, это культивируется: в Музее песни проводятся творческие вечера, мы постоянно выступаем в Доме здоровья – это очень важно для поэтов. Я могу утверждать, что в миллионном Нижнем Новгороде этого нет, там это все в загоне. Там писательская организация меньше, чем владимирская, отношение к ней хуже, чем во Владимире. Не говоря уже о том, что там нет газеты, подобной нашему "Голосу писателя".

О популярности
Сейчас – век исполнителей, а не создателей. Конечно, есть определенный процент знакомых с моим творчеством. Этим я обязана, прежде всего, нашей газете "Маяк", в которой есть литературная страничка. В Вязниках многие друг друга знают, так что есть и доля обывательского интереса. Мой последний сборник разошелся, в основном, здесь – у меня осталось лишь несколько экземпляров.
В одном из интервью Евгений Евтушенко отметил, что не издает свои сборники тиражом более 500 экземпляров. Потому что мучительно видеть, когда они лежат в магазине невостребованные. Пусть лучше их спрашивают, пусть лучше их не хватает.
Наше молодое поколение идет в ногу со временем – на сайте города Вязники есть поэтическая страница, где все наши поэты представлены.
О юбилее
Это немного грустно. Потому что в душе живы воспоминания, когда тебе казалось, что пятьдесят лет – это определенный предел. Лучше я скажу стихами:

Так стремительна жизнь человека!
Оглянулся – и нету полвека,
А ведь я и могу, и хочу,
И так много еще по плечу!
Я грущу – гости это простят,
Давит цифра меня "50".
Что-то с ней я никак не в ладу,
Будто кто-то накинул узду.
Может, шутка, ошибка иль сон?
Только-только пошла на обгон,
Вроде лишь начинается жизнь –
Неужели вокруг миражи?
Ни за что не смирюсь, ни за что:
Пятьдесят – это все же не сто!
Это повод увидеть друзей
И собрать из подарков музей.
Это повод почувствовать рост,
Это повод сказать новый тост,
И творить, и дарить, и прощать,
С новым смыслом по жизни шагать.

Юлия ЗИНЯКОВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике